наверх
22.09.201710:53
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Сергей Тарута о законе по реинтеграции Донбасса, Минске-2, Путине и Трампе

Операция реинтеграция. Закон о Донбассе (49)

(обновлено: )148815
По словам бывшего губернатора Донецкой области, на текущей сессии Верховная Рада не успеет принять закон о реинтеграции проблемного региона.

Николай Лаврентьев, РИА Новости Украина

Тема реинтеграции Донбасса и закона, который будет регламентировать этот процесс в последнее время не сходит с уст украинских политиков. Несмотря на то, что воочию с документом ознакомились только избранные, многие прогнозируют, что Верховная Рада еще до ухода на летние каникулы утвердит законопроект.

О том, что стоит за обсуждаемой инициативой и каким образом она поможет возвращению проблемного региона в состав государства РИА Новости Украина рассказал нардеп Сергей Тарута.

Сергей Тарута. Архивное фото

Чем, на ваш взгляд, обусловлена активизация разговоров, касаемых закона о реинтеграции Донбасса в состав Украины?

— Вопрос реинтеграции сейчас является самым острым и самым важным. Урегулирование ситуации должно быть по нескольким направлениям. Это и гуманитарное, и экономическое, и социальное, и техногенное, и экологическое. Не менее важным является решение вопроса помощи людям, которые выехали из оккупированных территорий и оказались в статусе временно-перемещенных лиц. Необходимо выработать ряд идей и потом выносить их как на уровень правительства, так и на уровень Верховной Рады. На сегодняшний день есть очень много вопросов по соблюдению прав человека как в рамках Международного права, так и украинской Конституции. 

Читайте также: Донецк: "хлебное" перемирие не работает

Что известно вам про закон о реинтеграции Донбасса. Какие видите в нем преимущества и недостатки?

— По сути, проекта закона еще нет. Его будут рассматривать на заседании СНБО, который даст окончательную согласованную концепцию, на базе которой парламенту будет предложена законодательная инициатива. Только тогда ее можно будет обсуждать, рассматривать на заседании профильного комитета, говорить о ней в публичной плоскости. Пока что все существует только на уровне версий. 

Как думаете, сможет ли Верховная Рада до ухода на летние каникулы рассмотреть закон о реинтеграции Донбасса?  

— Честно говоря, я в это не верю. К сожалению, этот вопрос затянули. Было бы правильно сначала рассмотреть его в среде экспертов, в гражданском обществе, среди тех, кого непосредственно касается реинтеграция Донбасса. Поэтому нам необходимо сейчас правильно пройти процедуру, не спешить, смеша людей, как это делает Верховная Рада каждый день. Также эта тема требует обсуждения с нашими международными партнерами. Только после этого вопрос надо выносить на рассмотрение. Много разных версий и до сих пор не понятно, это закон "о мире" или закон "о войне". Если закон "о войне", то я не поддерживаю его, естественно, и буду делать так, чтобы он не был принят. 

Как думаете, закон продвигает "партия мира" или "партия войны"?

— Думаю, что пока больше "войны", чем "мира", хотя бы потому что об этом говорят Турчинов, Порошенко. Но я надеюсь, что в финальной редакции законопроекта будет больше мирных инициатив, чем военных. 

Не вступит ли предлагаемый проект закона в конфликт с уже существующей "дорожной картой" в виде Минских соглашений?

— Политики уже озвучивали, что это не будет противоречить Минскому процессу, а за основу будут взяты все обязательства, которые им предполагались. Вместе с тем, на мой взгляд, Минский формат себя изжил, его нужно модернизировать. Необходимо оставить Нормандский формат, которому сегодня нет никакой альтернативы. К Нормандскому формату нужно присоединить Соединенные Штаты, ОБСЕ. Площадку решения проблемы стоит перенести в Вену, столицу нейтральной страны, где происходит очень много переговоров. Тем более, что со следующего года Австрия возглавит Евросоюз. Нужно добиваться, чтобы была международная переходная администрация — я не верю ни в "плотницких", ни в "захарченко". Также стоит расширить функции ОБСЕ на линии размежевания, чтобы он имел военные функции. После этого привлечь в группу представителей Донбасса и вести переговоры. Я думаю, что в ближайшие два-три месяца есть шанс выработать четкий и понятный алгоритм реинтеграции этой территории. 

Читайте также: Реинтеграция Донбасса… в мечтах

Ускорит ли процесс недавняя встреча в Гамбурге президентов Дональда Трампа и Владимира Путина?

— Думаю, что в ближайшее время мы почувствуем, какими были реальные договоренности между Путиным и Трампом. Мы видим, что договоренности двух президентов по Сирии уже реализовываются. Это важно и дает надежду на то, что когда будет выработана договоренность между Германией, Францией, США и РФ, тогда появится реальная возможность закончить боевые действия и заниматься реинтеграцией. По сути, это геополитическое противостояние между Россией и Западом и пока там не будет договоренностей, закончить войну на Донбассе будет сложно.

Как быстро сдвинется процесс с мертвой точки после встреч в Гамбурге?

— Мне кажется, что если в ближайшие две недели ничего не изменится, ожидать чего-то будет наивно. Опыт предыдущих встреч показывает, что если договариваются и быстро реализовывают, то надежда имеется. Если все затягивается и переходит в вяло-текущий режим, тогда придется ждать очередной встречи Трампа и Путина. К сожалению, Украина не становится сильнее для того, чтобы самостоятельно решать свои вопросы. Мы все время рассчитываем на Запад, но вопрос судьбы государства — это прежде всего, наш вопрос. 

Почему разговоры о законе об интеграции Донбасса происходят только в Украине. При том, что во время международных встреч власти с западными партнерами об этой инициативе ни слова.

— Да, во время встреч Порошенко-Трамп, Трамп-Путин, Макрон-Меркель-Путин речь шла о выполнении Минского пакета договоренностей. Набора соглашений никто не будет менять. Последовательность выполнения сейчас является самым главным вопросом. Здесь нам необходима помощь — чтобы сначала закончились боевые действия, выведено вооружение, заработали гуманитарные институты. После этого можно будет переходить к другому, политическому формату.

То есть, закон о реинтеграции рассматривается как инструмент содействия Минским договоренностям?

— Думаю, что между тем, что записано в международных соглашениях и проектом закона противоречий возникнуть не должно. Скорее всего, будут расставлены очень важные акценты, которые понадобятся для эффективного взаимодействия и помощи тем, кто находится на оккупированных территориях.

Темы дня