наверх
18.11.201706:40
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Детская болезнь украиноцентрического национализма

Реформа образования: демарш Румынии и Венгрии (289)

(обновлено: )1048270
Любое действие, пусть и невольное, направленное на пробуждение фобий нацменьшинств в Европе о возможном ущемлении прав последних, будет осуждено и нивелировано. Это ясно. Зачем же тогда?

Валерий Смеян, обозреватель

Развернувшиеся европейские баталии вокруг пресловутого украинского закона об образовании четко демонстрируют полную инфантильность Киева. Не способность действовать, исходя из общеевропейских ценностей и интересов, а не исключительно из собственного национального эгоизма. Такой подход может, увы, перечеркнуть навсегда любые евроинтеграционные надежды Украины.

Европа, укрупняясь в государства и перекраивая границы в результате войн последних нескольких веков, в этническом смысле представляет своеобразное "лоскутное" одеяло. Которое, периодически, на низовом уровне волнит и даже штормит. Последние масштабные этнические "цунами" — референдум Шотландии по выходу из Великобритании и плебисцит в Каталонии. Тема центробежных тенденций из искусственных, насильственно созданных европейских государственных образований по принципу моноэтничности — крайне больная тема для большинства европейских парламентов и правительств. И, увы, до сих пор принципиально неразрешимая. Баланс крайне хрупок и неустойчив. При этом на этом неустойчивом балансе стоит все здание ЕС. Последний же, по замыслу основателей, реализует противоположную тенденцию: центростремительную. Собирание земель европейских на базе общеевропейских ценностей. Прежде всего, стабильного экономического роста. Фактически Евросоюз стремится создать некий полиэтнический "котел" в котором со временем кристаллизуется новая общность людей, под общим именем европеец. В принципиальном смысле это повторение попытки СССР, в котором тоже стремились вырастить новую наднациональную общность — советского человека. Но, если в СССР эту общность формировали в основном на идеологическом уровне, то в ЕС эта модель реализуется на основе общей зоны безопасности, экономического роста, свободного движения людей и капитала. Проще говоря, на основе общих меркантильных интересов. При этом тщательно избегая любых действий, которые могли бы привести к обратному, центробежному движению. Прежде всего, на уровне конфликтов этнического характера.

Потому общеевропейская политическая элита крайне чувствительна и очень болезненно реагирует, когда внутри ЕС или поблизости какое-то государство начинает откровенно демонстрировать перекос во внутренней политике с нацменьшинствами в сторону ущемления их прав и свобод. В Брюсселе, Берлине, Париже, Мадриде, Риме, Лондоне и других столицах прекрасно отдают себе отчет в том, что если позволить хоть одной стране европейского континента выбиться из общего строя, то это даст мгновенную реакцию этносепаратизму. Что грозит полному обрушению общеевропейского дома ЕС. Потому априори любое действие пусть и невольное, направленное на пробуждение фобий нацменьшинств в Европе о возможном ущемлении прав последних, будет осуждено и нивелировано.

В этом смысле в Киеве проявляют откровенное невежество в понимании общеевропейского контекста, принимая закон об образовании. Более того, никто в правящей украинской элите даже не осознает тех убийственных последствий для сближения с ЕС, которые создает этот закон. Ну скажите на милость, если гость приходит к вам в дом со своим уставом и фактически требует переменить в нем правила общежития для всех жильцов, то как вы поступите? При этом правила уже давно и всеми жильцами одобренные. Позволите ему своевольничать или выставите за дверь? Точно — второе. Что собственно и продемонстрировала последняя сессия ПАСЕ. Выставили Украину пока мягко, предполагая, что Киев одумается и внемлет порицанию. Благо и механизм есть: Венецианская комиссия.

Ситуация с законом по образованию могла бы сложиться в пользу Украины. Если бы Порошенко отказался подписать закон без выводов и рекомендаций этой самой комиссии. Едва ли за период экспертизы в стране рухнула система образования. А в Европе получили бы четкий сигнал: украинский президент чтит общеевропейские традиции и политику в отношении прав нацменьшинств. Не идет на поводу конъюнктурных настроений депутатов. Отдает отчет в том, что в данном законе Рада выходит за пределы исключительно украинских нацинтересов и вторгается в зону интересов иных народов, из ЕС.

Более того, сам Петр Алексеевич, при таком подходе получил бы весомое прикрытие со стороны европейских институций перед собственными радикалами, если бы веницианка кардинально отредактировала закон. В случае бы упорства "партии войны" в Раде на первоначальной редакции закона об образовании президент мог бы накладывать вето, избегая прямой конфронтации, апеллируя к простому аргументу: если мы движемся в Европу, то должны демонстрировать европейцам, что готовы поступаться чем-то своим во внутренней политике, ради политики общеевропейской. Кто и как бы мог ему возражать?

Еще один существенный момент заключается в том, что жители и страны ЕС сегодня поделены на два лагеря: еврооптимистов и евроскептиков. Венгрия точно входит во второй. Станет ли Брюссель или Страсбург в этих обстоятельствах поддерживать украинскую позицию? Точно — нет. Потому что покажет Будапешту, что его евроскептицизм имеет основания. Евросоюз не способен поддержать законные требования венгров. Сегодня венгров, а завтра кого? Румын, поляков, болгар, греков? Странно, что украинский МИД был и продолжает быть не способным спрогнозировать реакцию ЕС. Ведь она очевидна. И будет работать на сохранение единства Союза, а не потакание Киеву.

На Печерских холмах более трех лет были убаюканы примитивным представлением о том, что Европа поддержит любые действия Украины, если их завернуть в антироссийскую риторику. Но последняя сессия ПАСЕ показала, что время такой манипулятивной технологии воздействия на позицию западных парламентариев истекло. Более того, закон об образовании похоже запустил реакцию отрезвления и переосмысления общеевропейского отношения к "жертве" путинской агрессии. Очевидная смена настроения в Европе, увы, не отрезвила киевских политиков.

Наш закон, и никто не имеет права требовать изменений в нем, — рефреном звучит такое мнение от представителей властной коалиции в парламенте, активистов-радикалов и провластного экспертного пула. Мало кто осознает, что реализация такого подхода будет по принципу: себе дороже. Эгоистическое упрямство национал-патриотов ведет к фактическому созданию в ЕС антиукраинской коалиции, в которой сегодня уже точно Венгрия и Румыния. Страны с полновесным правом голоса в ЕС и возможностью вето на любое решение. Следом к ним могут примкнуть Польша, Болгария, Греция и вообще все те, кто в одобрении украинского закона об образовании увидит для своей страны угрозу появления фобий в среде нацменьшинств, что завтра с их правами поступят точно также.

Общеизвестно, что часть нынешней Украины это бывшие территории Польши, Румынии, Венгрии, отошедшие к УССР в результате итогов второй мировой войны. Фактической территориальной репарацией. С которой ни в Варшаве, ни в Будапеште, ни в Бухаресте до сих пор не согласны и согласны не будут никогда. Более того, ждут удобного случая, чтобы вернуть эти территории назад. Принятие закона об образовании фактически позволяет запустить в Европе информационную кампанию по пересмотру территориальных итогов второй мировой в отношении к Украине. Потому как последняя ущемляет права и насильно украинизирует тех поляков, венгров и румын, которые вынуждено были отрезаны от исторической родины. И коль скоро "мачеха" не способна соблюдать даже минимальные языковые права этих вынужденных "эмигрантов", то пора ставить вопрос об их возвращении в лоно своих исторических "матерей". Естественно вместе с территориями.

Для запуска подготовки общественного мнения в Европе достаточно запустить массовые обращения этнических меньшинств в Украине в европейский суд по правам человека. На основе этих обращений будет документироваться история страданий этноменьшинств под гнетом Киева и рано или поздно встанет вопрос о том, что если Украина не способна отрегулировать проблему на уровне закона, то должны быть включены иные механизмы: от экономических санкций до автономизации районов компактного проживания тех или иных народов. С перспективой, в случае последнего сценария, возвращения территорий в лоно исторических родин. Неужели закон, потребность которого откровенно надумана и носит единственной целью прищемить русскоговорящих в Украине, стоит создания антиукраинской коалиции государств из стран-членов ЕС? Или у нынешней властной коалиции электоральные дела так плохи, что единственной возможностью хоть кого-то удержать в числе симпатиков, можно лишь эксплуатируя тему оголтелого национализма?

Читайте также: Резолюция ПАСЕ: Украину додавят — закон об образовании нужно менять

В любом случае, Украина продемонстрировала в законе об образовании свою наивную веру в исключительность среди стран и народов ЕС. В право ради мелких эгоистичных интересов попирать общеевропейские нормы и правила. А значит, лишний раз убедила европейцев в том, что пока не вписывается в устав общеевропейского дома и не потому не может претендовать на место в нем. Все это конечно следствие детской болезни национального эгоцентризма. Но в таком случае кто Киеву доктор?

(текст публикуется на языке оригинала)

Темы дня