наверх
23.08.201713:06
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Андрей Блинов: что нужно знать об экономической ситуации 2017 года

Год 2017: планы, перспективы, ожидания (89)

(обновлено: )3346122
Следующий год Украина может прожить без займов МВФ, и это, в общем, не самая плохая новость, учитывая, что совокупный госдолг превышает 70% ВВП. Сможет ли власть найти замену кредитам, и какие риски для экономики Украины возможны в новом году?

Наталья Печорина, РИА Новости Украина

Экономика Украины после потрясений 2014 — 2015 годов вошла в период стабилизации. По сравнению с 2013 годом потеряна почти треть ВВП, однако за последний год Госстат фиксирует рост экономики. В третьем квартале 2016 года реальный ВВП вырос на 1,8% по сравнению с аналогичным периодом 2015 года. Другая хорошая новость — возможное повышение мировых цен на нефть. Ведь к стоимости углеводородов привязаны практически все мировые цены на сырьевые товары. А это — основа экспорта Украины.

Экономист и публицист, руководитель проекта "Путь к успеху" Андрей Блинов в интервью РИА Новости Украина рассказал о главных вызовах экономике Украины в новом 2017 году.

Останется ли цена на нефть самым важным фактором для экономики Украины?

Конечно, украинская экономика остается очень открытой из-за низкой емкости внутреннего рынка, и экспортная конъюнктура очень сильно влияет на валовый продукт страны. Отмечу, что вопрос роста цены на нефть и всей номенклатуры сырьевого экспорта —дискуссионный; пока что авторитетные международные организации не пересматривали свой прогноз на 2017 год в связи с соглашением ОПЕК сократить нефтедобычу с начала 2017 года. Оптимисты и так закладывали рост котировок нефти до 60-70 долларов за баррель. Если заявленные ОПЕК параметры сокращения добычи будут выдержаны, рост цен на 20% — это очень вероятный сценарий. А нефть потянет за собой стоимость других ресурсов. Но я к этому прогнозу отношусь достаточно осторожно, потому что в недавней истории картеля было очень много случаев, когда заключались договоренности, которые потом успешно не выполнялись. Поэтому, на мой взгляд, только по прошествии января 2017 года можно четко говорить о нефтяном тренде.

Какие риски для гривны в этом сценарии?

Повышение цен на нефть должно сыграть в пользу гривны, если будет достаточно оперативной реакция металлургического рынка. В цене газа подорожание нефти, надеюсь, отразится только через 6-9 месяцев, таким образом, в весенне-летнем периоде Украина может получить дополнительную премию в виде благоприятной ценовой конъюнктуры. А это позитивные новости для курса гривны. Впрочем, этого тренда еще надо дождаться. А у нас опять проблемы во взаимодействии с международными финансовыми организациями, с ключевыми кредиторами.

Как вы думаете, как будут развиваться отношения с кредиторами, например, с МВФ?

Пойдет ли Украина на выполнение меморандума от 14 сентября 2016 года, чтобы получить очередной транш фонда? Без компромисса с международными организациями условия, которые взяло на себя украинское правительство (а именно оно прописывает отдельные условия меморандума, которые согласовываются с МВФ), невыполнимы. Невыполнимы с точки зрения политического цикла, с точки зрения конъюнктуры, которая есть в парламенте. Любое решение по земле сельхозназначения, которое ведет к свободной торговле этим ресурсом, скорее всего, будет заблокировано Радой. Оппозиционность парламента растет, есть понимание, что опять можно выезжать на критике исполнительной власти, Национального банка, президента. Даже в президентской фракции есть раскол по отношению, например, к главе НБУ Гонтаревой, во фракции есть разные мнения в отношении земли. Правительство, увидев, какой это больной вопрос, само не выполнило достаточно простые требования меморандума с МВФ, которые позволяли все-таки успеть получить четвертый транш. Согласно документу, было два условия получения Украиной транша в 1,3 млрд долларов 15 декабря 2016 года. Нужно было до 30 сентября подать в парламент законопроект об обращении сельскохозяйственных земель и всего лишь предложить параметры изменения пенсионной системы и соцвыплат. Не принять — лишь предложить, принятие — это условие получение пятого транша, оно бы уже проверялось по состоянию на конец декабря этого года.

На ваш взгляд, было ли реальным получение Украиной второй части транша — 1,3 млрд долларов?

Эти требования были официально опубликованы только в начале октября. В принципе если бы правительство в течение нескольких дней подало эти предложения и отчиталось бы перед МВФ, то, теоретически, можно было бы дальше говорить о внутренних проблемах Фонда. Но правительство, видать, не очень и рассчитывало на эти деньги. Еще при получении третьего транша говорилось, что сам по себе он не очень нужен Нацбанку, поскольку средства целиком направляются в золотовалютные резервы, а НБУ достаточно уже имеющихся денег. Но ведь новые займы — это растущая стоимость обслуживания внешнего долга. Просто брать дополнительные заемные средства, чтобы похвастаться некой суммой в золотовалютных резервах — глупо… Любой разумный глава Нацбанка, конечно, скажет, что это не очень нужно. Целью получения третьего транша было попытаться "раскрутить" других кредиторов. Мы увидели, что буквально сразу после денег МВФ Штаты позволили выпустить облигации под их гарантии на миллиард долларов. На волне новостей о возобновлении сотрудничества с МВФ Украина очень рассчитывала на 600 миллионов евро макрофинансовой помощи от ЕС, которая все-таки является кредитом. Но Евросоюз потребовал от Украины снять запрет на экспорт леса-кругляка и упорядочить выплаты внутренним перемещенным лицам. Эти два требования появились совершенно неожиданно, и точно не имели отношения к изначальным условиям транша. Сейчас украинское правительство понимает, что получение четвертого транша от МВФ может мало что принести, кроме больших политических проблем. У НБУ нормальное соотношению резервов к импорту, 3,7 месяца. Что касается правительства, то получение транша ничего принципиально не решает в отношениях с другими кредиторами.

Сможет ли система госфинансов существовать без транша МВФ?

Я думаю, останутся общие заявления о приверженности курсу и отношениям с Фондом, но все более отчетливо проступает некий "план Б". Из заявлений Гройсмана и чиновников звучит призыв к ориентации на внутренние ресурсы. Во власти морально готовы к внешним поступлениям с 50%-ным дисконтом. То есть половине намеченного. Не думаю, что это приведет к катастрофе. Более того, это очень хорошая новость для страны, потому что каждый президент, начиная с Виктора Ющенко, наращивал для Украины не менее 10 миллиардов долларов прямого внешнего долга. Даже по оптимистическим оценкам правительства в следующем году соотношение госдолга к ВВП будет на уровне 70% — это выше, чем критерий безопасности Маастрихта. А нагрузка по обслуживанию и погашению госдолга становится очень тяжелой. В 2016 году выплаты были в пределах 99 млрд, а в следующем — больше 110 млрд гривен, что составляет уже седьмую часть госбюджета. Поэтому неблагосклонность кредиторов в какой-то мере играет на будущее Украины, потому что когда деньги идут в "общую тумбочку", а не на реализацию конкретного проекта — как строительство арки в Чернобыле или Бескидского туннеля — они менее эффективно используются.

Насколько Украина привлекательна для реализации инфраструктурных проектов?

Лишь отчасти. В таких проектах много личных интересов, а также желаний отраслевых ассоциаций и объединений работодателей. Думаю, некие инфраструктурные проекты будут развиваться даже за счет скудных ресурсов из госбюджета. Это, кстати, будет в рамках синергии давать и определенный толчок иностранным инвестициям. Я выше говорил о "плане Б", заигрывание правительства с внутренним инвестором определенно будет. Иначе сметут. Если при этом будут заключаться прямые соглашения с ЕБРР или Мировым банком по строительству мостов, автомагистралей или энергетических объектов, то противиться этому не стоит, если только это не какие-то малопонятные или нерентабельные проекты.

Изменятся ли отношения ЕС и Украины?

Ожидаемая смена власти в Германии, Франции и Италии приведет к изменению отношений между ЕС и Украиной. Экономических в том числе. Поэтому 2017-й — момент прозрения для многих, кто себя приучил к скороговорке о безумной выгоде от евроинтеграции. Даже если Польша или Литва будут гореть желанием предоставить Украине крупные займы или просто помощь, они не смогут перевесить большинство членов ЕС, которые не так озабочены украинским вопросом. Отношения будут охладевать, а в некоторых случаях граждане европейских стран будут спрашивать со своих политиков по мотивам коррупционных скандалов и е-деклараций украинских политиков. ЕС переживает сейчас, наверное, самый серьезный интеграционный кризис. Он может привести и к валютному, потому что уровень согласия между странами разное. В идеологию ЕС возвращается разноскоростная интеграция. Возможно, организация вернется к разноуровневой структуре. Тогда у Украины и появится шанс занять свое место на нижних "уровнях" Евросоюза. Но это дело далекого будущего.

Какие ваши ожидания от следующего года?

В этот новый год мы входим с большей предсказуемостью, чем в 2015-й или 16-й. Понятно, что год будет сопровождаться большой политической риторикой. И не только потому, что это будет столетие революций в Российской империи и Австро-Венгрии. Резко растет вероятность прекращения полномочий парламента и выхода политического конфликта вновь в активную фазу. Похоже, что большинство распадается и будут необходимы досрочные парламентские выборы. Вероятность этого будет расти в течение года. Это будет снижать способность правительства проводить непопулярные решения, хотя нынешний Кабмин иногда собирает голоса и по спорным законопроектам, потому что диалог с Радой на уровне — каждую пятницу Гройсман и его министры приходят на час правительства; они не включают позицию "игнор", как это было у предыдущего премьера, когда у него наметилось недопонимание с депутатами. От следующего года я жду корректировки экономического курса и вскрытия мифов в отношении единой цены на газ, двойного или тройного "дна" деятельности неких холдингов и министерств. В первую очередь, это касается энергетики и НАК "Нафтогаз". Судя по всему, будет громким процесс в Стокгольме между НАКом и "Газпромом", результат которого сложно предугадать. Необходимость нового экономического курса в отношении политики занятости, создания новых рабочих мест будет усиливаться. Отчасти это будет приводить к росту протекционистских и даже автаркических ноток, мол, обойдемся и без Европы, и без России. Полагаю, что трудовая миграция за рубеж продолжится, как среди "белых воротничков", так и среди крайне небогатых граждан, утративших надежду заполучить работу на родине. Это будет продолжаться пока зарплата 200-300 евро в месяц будет обыденным явлением для Украины.

Будет ли украинская экономика расти в заявленных темпах?

Что касается экономики региона, то тут для нас хорошее известие: ситуация будет улучшаться. В Восточной Европе ожидается переход стран, которые находились в рецессии, в зону устойчивого экономического роста. В том числе речь идет о Российской Федерации, которая остается крупнейшим торговым партнером Украины. Будет ли украинская экономика расти темпом 3%? Вполне. Вероятно, ближе к концу 2017 года правительством будет снова зондироваться тема о реструктуризации госдолга. Начиная с 2018 года, запланированы масштабные выплаты по госдолгу, включая еврооблигации, реструктуризированные Арсением Яценюком и Натальей Яресько в 2015 году.

Что будет с доходами населения?

Все будет зависеть от того, получится ли у Нацбанка удержать инфляцию в прогнозируемых рамках 8%. Если этот профиль удастся соблюсти, будет расти кредитование бизнеса. При низкой инфляции население ведет себя относительно спокойно и меньше бегает в обменные пункты. Но есть и риски. Повышение минимальной зарплаты до 3200 гривен — один из ключевых, НБУ уже предполагает, что это приведет к росту средней оплаты труда на 23 процента. Разовое повышение произойдет у людей небогатых, которые деньги направят не на сбережение, а на потребление. Задача правительства и банковской системы — оттянуть часть этого спроса. Это возможно путем стимулирования депозитных программ и социальных инициатив.

Читайте также: Самые ожидаемые события 2017 года в мире

О каких внешних рисках можно говорить?

Если Украина останется в "ценовой ловушке", когда энергоносители подорожают, а основные товары нашего экспорта — нет, тогда будет стремительно ухудшаться платежный баланс. Нацбанк и без этого прогнозирует дефицит текущего счета в следующем году в объеме 3 млрд долларов, и перекрыть его при таких перспективах внешних займов будет непросто. В 2017 году Украине нужно будет выплатить 2,8 млрд долларов по внешним обязательствам и еще миллиард — это погашение части займа МВФ, который брал Яценюк в 2014 году. Это чревато снижением золотовалютных резервов, но это будет некритично. Мне кажется, что горизонт планирования в бизнесе может вырасти до полугода, по крайней мере, многие знакомые предприниматели говорят о том, что строят бизнес-планы до лета. Однако следует понимать, что экономический рост в пределах 3 процентов — это очень слабый восстановительный рост после той экономической катастрофы, которая произошла в 2014-2015 годах. И он не может привести к сколь-нибудь серьезному буму потребления в 2017-м.

Темы дня