наверх
21.08.201722:43
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Как отразится на курсе и потребителе сбор с обменников

(обновлено: )56301
Управляющий директор "Кредит Оптима Банка" Игорь Львов заявил в эфире "ГС", что вводом сбора с небанковских обменников власти хотят заставить платить в бюджет хоть какие-то деньги тех, кто скрывает свои доходы.

РИА Новости Украина — радиостанция "Голос Столицы"

В Нацбанке хотят ввести сбор с обменников. Регулятор хочет заменить налог на прибыль с валютно-обменных операций, то есть с фиксированной ставкой патентного сбора.

По словам директора Департамента лицензирования НБУ Александра Бевза, это поможет увеличить поступления в бюджет, поскольку обменники скрывают реальные объемы валютных операций.

Инициативу Нацбанка о сборе с обменников прокомментировал в эфире радиостанции Голос Столицы управляющий директор "Кредит Оптима Банка" Игорь Львов.

Как вам такая инициатива относительно фиксированного патента сбора для обменников?

— В данном случае тут НБУ понять можно, потому что по данным того же НБУ сегодня порядка 17 тысяч пунктов обмена валют зарегистрированы в Украине. Это имеется в виду финансовые компании, которые по лицензии, по валютно-обменным операциям. И в данном случае мы сейчас говорим о том, что средний доход или прибыль, с которой платится доход, составляет 400 гривен в месяц. Поэтому скорее всего, по данным НБУ все-таки эти обменные пункты скрывают сегодня, мы сейчас говорим не о банковских, а именно о финансовых компаниях, которые работают сегодня по лицензии НБУ. Скорее всего какая-то часть ушла в тень. Поэтому действительно здесь логично было бы, наверное, ввести патент или некую фиксированную сумму, как это делается, допустим, в других сферах. Хотя это вопрос такой, дискуссионный.

Для банковских обменников существуют определенные правила?

— Дело в том, что в банке есть единая система, то есть программное обеспечение специальное, а в обменном пункте есть, грубо говоря, кассовый аппарат, в котором есть определенные учеты. В данном случае, конечно же, они не совершенны и они не дотягивают до банковских обменных пунктов, тем более, что банковский обменный пункт вообще находится в отделении банка самого. Там кроме валютообменных операций проводятся еще и другие операции в единой системе. Поэтому здесь скрыть какую-то операцию практически невозможно.

Эта инициатива НБУ будет касаться только финансовых компаний небанковского сектора?

— Да, речь идет о них, потому что в данном случае они показывают прибыль или ноль, или, как они сказали, порядка 400 гривен. Но с этого — налог на прибыль, то есть около 18%. То есть понятно, что 17 тысяч обменных пунктов, которые в месяц дают, условно, миллион гривен прибыли, то есть это ни о чем.

О каком размере патентной ставки может идти речь?

— Дело в том, что для государства, конечно, лучше было бы поставить единоразовый, например, на год фиксированный, пункт обмена валют. Условно проработал три месяца и потом закрылся, потом опять открылся в каком-то месте. Поэтому в данном случае я думаю, речь идет о какой-то небольшой сумме порядка двух-трех тысяч гривен в месяц. Грубо говоря, сто долларов, а там уже будем смотреть. Да, это нужно делать, конечно, законодательно, то есть нужно делать изменением в налоговое законодательство и это уже вопрос будет за ВР.

Читайте также: Что ждет гривну в ближайшие годы. Прогноз эксперта

Если будет введен патентный сбор на обменники, то это как-то повлияет на сам рынок и на конечного потребителя? Вилка разрыва между курсом покупки и продажи изменится?

— Не изменится. Потому что, если предположим, что какую-то часть доходов обменные пункты эти прячут, то, в данном случае, они, предположим, зарабатывают десять тысяч гривен в месяц, а показывают 400 гривен. Теперь они будут зарабатывать не десять тысяч гривен, а 2,4 тысячи гривен, из которых две тысячи, грубо говоря, будут отдавать в виде патентного сбора государству.

Получается Украина ничего не делает, чтобы вывести рынок из тени, а просто делает так, чтобы те, кто скрывали свои доходы, поступления, чтобы они хотя бы что-то платили?

— По сути, да. Дело в том, что, вместо того, чтобы бороться экономическими методами в конечном итоге пришли к обычной старой модели. То есть административными методами — вот, плати сто долларов, а все остальное меня не интересует. Это грубо говоря.

А какие есть экономические методы борьбы, например, с тенизацией этого рынка?

— Во-первых, мне кажется, должно быть единое программное обеспечение, также как у банков. Поскольку это одна и та же операция, но почему-то она учитывается в разных. То есть если у банка, например, он тратит большие деньги на программное обеспечение, так называемый операционный день, то в этих структурах там стоят РРО и то не во всех еще. И по сути учет там практически затруднен. И второе мы все-таки видим, что иногда бывают какие-то там казусы. И в основном небанковские обменные пункты попадают в истории, связанные с конвертационными центрами. Поэтому в данном случае конечно же предпочтительнее менять валюту в банках. Это только сейчас НБУ начал уже решать вопросы либерализации валютного рынка, когда мы стали менять курсы в течение дня по несколько раз, тогда как, допустим, вот эти обменные пункты это делали давно, то есть им НБУ не указ. Я в кавычках, естественно, имею в виду. Опять же если у нас были ограничения 12 тысяч гривен, то они продавали и по 20 тысяч, и по 30, а там как-то делили. Понятно, что я не говорю это обо всех, но были такие случаи, которые были зафиксированы в свое время. Поэтому здесь немножко банки были в неравных условиях. И здесь нужно, конечно, уже заниматься либерализацией валютного рынка, чтобы в принципе поставить в одинаковые условия банковские и небанковские. И тогда, конечно, люди будут выбирать банк, поскольку все-таки безопаснее покупать валюту в банке.

Но при этом вы говорите, что особого влияния НБУ не имеет на обменники, которые не принадлежат банковским учреждениям?

— Нет, дело в том, что НБУ по идее выдал лицензию и должен контролировать эти обменные пункты в виде проверок. Но к сожалению, больше сегодня проверяют, а проверками уже занимаются правоохранительные органы. И тут уже по фактам уголовные дела какие-то и так далее. Потому что 17 тысяч обменных пунктов проверить, это наверное надо создавать целый департамент контролеров, которые ходили бы, проверяли эти пункты обмена валют. А к сожалению, у НБУ нет сегодня таких возможностей.

А при этом необходимость в существовании в системе небанковских учреждений, осуществляющих обмен валюты у нас в стране есть?

— Это вопрос дискуссионный, поскольку количество банков сегодня сокращается. Соответственно, количество банковских отделений уменьшается, а количество финансовых компаний увеличивается. И поэтому получается такой паритет. Когда с одной стороны часть банков ушла, но с другой стороны, часть финансовых структур зашла. Например, есть на площади десять обменных пунктов. Если два закроются, будет ли какая-то проблема? Я думаю, никакой проблемы не будет. Меньше очереди будут.

Ранее экс-министр обороны Украины Анатолий Гриценко в эфире радиостанции Голос Столицы заявил, что законопроект по банку "Михайловский" был принят из-за страха властей перед майданом.

Также эксперт в банковской отрасли Игорь Шевченко и финансовый аналитик Ярослав Колесник в эфире "ГС" прокомментировали махинации в банке "Михайловский" и пояснили, почему перед обманутыми вкладчиками должен отвечать и НБУ. 

Темы дня