наверх
28.06.201718:44
Курсы валют НБУ
  • EUR29.37+ 0.01
  • USD26.39- 0.02

Марокканский гашиш - нелегкий путь в Европу

(обновлено: )36720
Спрос на гашиш в Европе растет, равно как и цены. В Марокко 120 тысяч гектаров плантаций гашиша. Килограмм наркотика здесь стоит 100 евро, если груз пересек Гибралтарский пролив, цена увеличивается в пять-восемь раз, в Голландии - в 20-25.

Елена Шестернина — Испания, для РИА Новости Украина

Группа молодых людей на глазах изумленных туристов разгружает на пляже моторную лодку — десятки пронумерованных тюков скидывают на песок, грузят в припаркованные здесь же внедорожники, садятся в машины и уезжают. Подобные видеозаписи нередко можно найти в социальных сетях. Место действия — южное побережье Испании, беднейшая комарка страны Кампо-де-Гибралтар.

Отсюда невооруженным глазом видно сразу три страны — испанское побережье, британский Гибралтар и Марокко. До Африки — несколько десятков километров. Кампо-де-Гибралтар — главные "ворота" доставки гашиша из Марокко в Европу.

Дорога от Африки до Европы на лодке с несколькими моторами занимает от 20 минут до часа. За это время перевозчики могут заработать 30-40 тысяч евро. Те, кто разгружают "груз" (в лодке можно перевезти до трех тонн), получат за несколько минут "работы" три тысячи евро, те, кто следит за передвижением Гражданской Гвардии и полиции — тысячу-полторы, хозяева домов и гаражей, где хранят наркотики, — шесть-семь тысяч.

Для Ла-Линеа-де-ла-Консепсьон, города, расположенного на самой границе с Гибралтаром, где живут около 70 тысяч человек, это огромные деньги. Безработица здесь достигает 33%. Наркотики — быстрый способ заработка в условиях, когда другой работы нет, пишет РИА Новости.

"За последние годы объем наркотрафика сильно увеличился. Кризис привел к тому, что многие люди лишились работы. Есть районы, где безработица среди молодежи 80-90%. Когда человеку нечем платить за свет, за ипотеку, а к нему приходят и говорят — не будь дураком, заработай, он на это идет. Если за день он заработал три тысячи, возникает мысль — если один раз получилось, то почему бы не продолжить. Я не могу это оправдать, но это реальность — человеку предлагают легкие и быстрые деньги, и он соглашается", — говорит президент Ассоциации по борьбе с наркотиками "Альтернативас" Пако Мена.

Эта ассоциация возникла 25 лет назад для оказания помощи наркозависимым, сейчас, помимо этой деятельности, она пытается повлиять на все более сложную ситуацию с контрабандой наркотиков в комарке, добиваясь от властей изменения Уголовного кодекса и ужесточения наказания за контрабанду, создания специальных судов, которые занимались бы исключительно делами, связанными с наркотиками, выступая обвинителем на судебных процессах. Пако неоднократно угрожали, пытались подкупить. С годами число угроз увеличивается — равно как объемы контрабанды гашиша.

Если еще несколько лет назад на одной моторной лодке перевозили 200-300 килограммов марокканского гашиша, сейчас — по две-три тонны. Около шести лет назад, после очередной реформы Уголовного кодекса, наказание смягчили — если раньше за контрабанду можно было получить 11 лет, то сейчас максимальный срок — шесть. В среднем контрабандисты получают приговоры в три-четыре года заключения. При хорошем поведении могут выпустить досрочно.

"Это называется безнаказанность. Те, кто оказываются в этом бизнесе, уже не уходят. Во-первых, недопустимо, чтобы судебные разбирательства длились по несколько лет. Во-вторых, надо пересмотреть систему наказания — приговор должен зависеть от количества перевозимого груза и от типа наркотиков. Сейчас те, кто перевозит несколько килограммов через порты, и те, кто везет тонны на лодках, могут получить одинаковые сроки", — рассказывает Мена.

Сколько человек занимаются наркотрафиком в этом регионе, не знает никто. "У нас нет таких данных. Мы не можем подсчитать, сколько человек этим занимаются или сколько группировок здесь", — признается представитель Гражданской Гвардии. Этот вопрос ставит в тупик и Пако Мена: "Сложно сказать. Может, две-три тысячи человек".

Наркотрафик в Кампо-де-Гибралтар — бизнес семейный. Пако показывает фотографию — на ней торт, изготовленный по заказу на день рождения ребенка. Вид Гибралтара, море, пляж, на котором лежат тюки, стоят лодки и внедорожники — точное воспроизведение картины доставки "груза". "У детей в таких семьях с самого раннего возраста нет понимания, что хорошо, а что плохо. Отец руководит, старшие братья занимаются переправкой, мать — бухгалтер, записывает, сколько чего и на какую сумму. Если арестовывают одного члена семьи, его место занимает другой", — говорит Пако.

Он рассказывает, что как-то за несколько минут до прибытия к берегу очередной партии, пляж объехал молодой человек на мопеде и предупредил загоравших на нем людей не снимать ничего на камеру и не фотографировать: "Аккуратнее с мобильными". "Они ничего не боятся. Помните фильм "Эль-Ниньо"? Сейчас по его мотивам сняли сериал. Лучше бы они такие фильмы не показывали. Это только провоцирует молодых людей на занятие этим "бизнесом". Фильмы надо снимать о том, до чего это доводит, как люди собственными руками разрушают свои жизни", — считает Мена.

Для хозяев, как правило, марокканцев, бизнес с годами становится все более выгодным. Спрос на гашиш в Европе растет, равно как и цены. В Марокко 120 тысяч гектаров плантаций гашиша, причем выращивают его абсолютно легально. Килограмм гашиша здесь стоит 100 евро, если груз пересек Гибралтарский пролив, цена увеличивается в пять-восемь раз, в Голландии — в 20-25. А вот расценки на рынке труда, напротив, падают. До кризиса за разгрузку платили по четыре тысячи евро, сейчас три тысячи, за переправку через пролив можно было заработать 60 тысяч, сейчас в два раза меньше. "Бизнес" становится все более рентабельным. Если раньше наркотрафиком занимались только "местные" — марокканцы и испанцы, то сейчас все больше "чужаков" — выходцы из Балканских стран, британцы, итальянцы.

"Почему Европа не может добиться от Марокко, чтобы они сократили производство, чтобы они препятствовали выходу лодок и катеров с гашишем оттуда? У ЕС есть возможность надавить на Марокко. Если Европа не хочет, чтобы ее молодежь употребляла наркотики, пусть обратит внимание на Кампо-де-Гибралтар. 80% гашиша отсюда направляется в Европу, в Испании остается 20%", — говорит Пако.

Из всего объема наркотиков, которые переправляют в Европу, правоохранительные органы находят примерно 15-20%. За прошлый год в Кампо-де-Гибралтар изъяли около 100 тонн, это означает, что примерно 800 тонн попали потребителям. Причина — в нехватке средств и сотрудников Гражданской гвардии и Национальной полиции.

Впрочем, в Гражданской Гвардии в этом не спешат признаваться. "У нас достаточно средств, весь берег полностью защищен — работают камеры наблюдения, с которых просматривается все море. Если замечена подозрительная лодка, то туда направляется патруль. Но перехватить контрабанду сложно — лодки очень быстрые, с несколькими моторами, ведется погоня. Если контрабандисты заметили патруль, они могут выбросить гашиш. Если это происходит на суше, то они разбегаются в разные стороны, можно успеть задержать одного-двух, но не всю группу", — рассказывает сотрудница

Гражданской Гвардии. Она показывает оперативное видео: несколько пронумерованных тюков с наркотиками на дне. Преступники, если понимают, что полиция у них "на хвосте", и оторваться не удается, избавляются от груза — и на земле, и на море.

Мэр города Ла-Линеа Хуан Франко называет утверждения о достаточных ресурсах правоохранительных органов "ложью". "Государство не направляет необходимые средства, не хватает как человеческих ресурсов, так и материальных — нужно больше полиции, больше Гражданской Гвардии, больше полицейских машин", — говорит он.

В католическую пасху, 16 апреля, в рыбацком порту причалила очередная лодка с гашишем. На место прибыла машина Гражданской Гвардии и две машины Национальной полиции. Около ста контрабандистов начали закидывать стражей правопорядка камнями, бить стекла автомобилей. "Они спаслись только потому, что туда успели приехать четыре машины местной полиции", — рассказывает Хуан Франко.

12 километров берега Ла-Линеа контролируют 25 гражданских гвардейцев — всего по пять человек в смене. "Смотрите, вот здесь пляж, тюки в считанные минуты сбрасывают с лодки, закидывают в машины и уезжают. Как найти, в какой именно двор в городе заехала машина или вбежали контрабандисты, тем более, если сотрудники правоохранительных органов не местные?", — говорит Франко. Районы, куда контрабандисты доставляют "товар", производят не самое приятное впечатление. Бедные дома, узкие запутанные улочки, с подозрением изучающие случайных прохожих жители. Туристы, которые загорают на пляжах буквально в нескольких сотнях метров, здесь не появляются.

"Недавно напали на гражданского гвардейца, моего друга. Нападавшего задержали, но он заплатил залог в три тысячи евро и вышел на свободу на следующий день. Есть полное ощущение безнаказанности", — считает мэр.

Флаг на здании Гражданской Гвардии в Ла-Линеа приспущен. В городе произошла трагедия. Во время операции против контрабандистов табака (его незаконно переправляют из Гибралтара, где цены гораздо ниже, чем в Испании) погиб сотрудник местной полиции Виктор Санчес. Он случайно попал под колеса преследовавшей преступников машины Гражданской Гвардии. На следующий день местные жители вышли на митинг с требованием от центральных властей обеспечить сотрудникам правоохранительных органов достойные условия работы. В городе был объявлен трехдневный траур.

"Эти люди работают на износ. Рано или поздно это должно было произойти — Гражданская Гвардия не в состоянии справиться с таким объемом работы, у нее не хватает ресурсов. Правительство должно об этом думать", — говорит местная жительница.

"Да, людей не хватает. Но те люди, которые есть, пытаются выполнить свою работу как можно лучше. Можно ли сделать больше? Всегда можно сделать больше. Чем больше людей — тем более результативная работа. Но не мы должны жаловаться. Но об этом должны думать другие. Мы работаем с тем, что у нас есть", — признается сотрудник Гражданской Гвардии.

За последние восемь лет в Испании численность сотрудников правоохранительных органов — Национальной полиции и Гражданской Гвардии — сократилась на 20 тысяч человек: многие ушли на пенсию, в годы кризиса пришлось сократить финансирование. В этом году, наконец, объявили новый набор — пять тысяч человек, но пока они пройдут обучение и смогут начать полноценно работать, пройдет как минимум три года.

"Проблема не только в безработице, проблема в отсутствии у людей возможности получить профессиональное образование. Мы требуем от испанских властей принять план профподготовки, чтобы безработные могли чему-то научиться, приобрести профессию, разработать план занятости, а также ввести дополнительные меры, изменить систему наказания. Слышат ли нас в Мадриде? Не в такой степени, как бы нам хотелось", — считает мэр Ла-Линеа.

"Нельзя все сваливать на безработицу, это "особенности региона". Назовем это так. Люди не видят в этом ничего плохого, относятся как к чему-то нормальному. В этом проблема", — соглашается сотрудница Гражданской Гвардии.

В расположенном через "забор" Гибралтаре (границу испанцы называют verja — "забор") проблему решили: ужесточили наказание за преступления, связанные с наркотиками (за пять грамм кокаина можно сесть в тюрьму на год) и запретили входить в территориальные воды и причаливать к берегу лодкам с моторами — таким, на которых переправляют наркотики контрабандисты.

Порт Альхесираса — крупнейший на юге Испании и один из самых больших в Европе. Бесконечные этажи контейнеров, заезжающие и выезжающие на его территорию машины, многочисленные указатели. Город в городе. Этот порт — еще один пункт переправки наркотиков в Европу. Именно сюда приходят "грузы" из Латинской Америки и Африки. Пакеты с кокаином могут спрятать среди какого угодно товара — чемоданов, рыбы, бананов, ананасов. Наркоторговцы иногда демонстрируют чудеса изобретательности и делают муляжи фруктов, в которые помещают наркотики, а сам "особенный товар" прячут среди легального груза. В одном таком грузе могут найти 200-300 килограммов кокаина. В ходе недавней операции обнаружили 600 килограммов.

В каком именно из тысяч контейнеров окажутся наркотики, определить на глаз невозможно. Подозрительные контейнеры сканируют и вскрывают только в том случае, если есть оперативная информация, что именно здесь будут наркотики. Расследования длятся по несколько месяцев — при сотрудничестве с правоохранительными органами других стран.

Порт — альтернативный путь в Европе и для марокканского гашиша. Его прячут в машинах с двойным дном или в задних сиденьях автомобиля — в одной машине можно переправить 300-500 килограммов. Самой большой груз, который удалось обнаружить за последнее время таможне и правоохранительным органам, — 32 тонны, гашиш нашли в грузовике.

Есть и "живые перевозчики", которые или обматывают наркотики вокруг своего тела, или проглатывают его. На себе можно перевезти до трех килограммов, в желудке — полтора.

"С таким потоком людей и автомобилей, которые пересекают границу, невозможно все проконтролировать. Мы используем собак, сканеры, но даже при этом далеко не всегда получается обнаружить контрабанду. Наркоторговцы используют большие потоки людей — чем больше поток, тем больше наркотиков в этот момент переправляют", — объяснила сотрудница Гражданской Гвардии.

Читайте также — Выборы во Франции: партия Макрона красиво сыграла и победила – политолог

Темы дня