наверх
21.08.201722:48
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Афтершок. Военный переворот в Украине: реальность +/- добробаты

Правосудие в камуфляже: оружие "Днепра-1", дело Лихолита (117)

(обновлено: )142193511
Военный мятеж в Украине возможен, но его движущей силой будут не политики из высшего эшелона и не военное командование, а командный состав среднего звена +/- добробаты.

Василий Стоякин, обозреватель

16 июля нардеп от "Батькивщины" Игорь Луценко, будучи, очевидно, под впечатлением турецкого мятежа, описал в своем FB сценарий военного переворота в Украине. Собственно, как и положено "общественному активисту", он полагает, что переворот может быть направлен кем-то из "большой семерки" руководителей силовых ведомств персонально против него, Луценко, который "может стать движителем сопротивления олигархической диктатуре".

Я Луценко противником "олигархической диктатуры" не считаю (нынешнюю его версию именно он, в частности, к власти и привел), но возможность такого переворота мне представляется ненулевой. Тем более что разговоры о его возможности идут уже более двух лет.

Против

Во-первых, минимальным условием для осуществления военного переворота является наличие армии. То, что у нас есть законодательно оформленные вооруженные формирования, не значит, что у нас есть армия.

Нынешние ВСУ и НГУ гораздо больше напоминают милицейско-партизанские формирования, чем регулярную армию. Во всяком случае, вопросы мотивации (преимущественно финансовые), снабжения, дисциплины, алкоголизма, в конце концов, наталкивают на мысли о том, что ВСУ организованы хуже, чем вооруженные формирования ЛДНР. Не смотря на формальную "законность".

Собственно, в нынешнем состоянии ВСУ тоже могут устроить переворот, но он не будет военным, таким, которой спланирован и осуществлен военной верхушкой, которая и будет определять постпереворотную политику страны (прямо – через хунту, или косвенно – через гражданское правительство).

Во-вторых, нельзя забывать, что за предыдущие четверть века украинская армия непрерывно деградировала, превратившись, в конечном итоге, в своеобразный отстойник для людей, оказавшихся не в состоянии приспособиться к реалиям капиталистической Украины.

В первую очередь это отразилось на генералитете, который отличается безынициативностью и непрофессионализмом. Шутка о том, что попытка переворота во главе с Муженко закончится котлом в районе Лютеранской, шуткой является только отчасти. Впрочем, до этого и не дойдет, потому что большая часть украинского генералитета обязаны своим положением действующему президенту (парламентские радикалы давно мечтают разобраться с эпическими "перемогами" 2014 года).

В-третьих, важную роль играет вопрос идеологии.

В Турции армия – институт идеологический. Это материк евроцентричного кемализма среди исламистского океана. За армией признано (кажется – даже законодательно) право вмешиваться в политический процесс во имя сохранения идеологических основ нынешней турецкой государственности, заложенных Ататюрком.

В Украине смысл армии хорошо описан братьями Стругацкими: "наша армия создана без всякой определенной цели, только потому, что некое известное нам обоим лицо не мыслит государственной организации без армии".

Т.о., у армии в целом просто нет цели, которая могла бы ее подвигнуть на попытку переворота.

В-четвертых, идея "тренировочного" переворота для зачистки политического пространства (о чем, собственно, пишет Луценко) выглядит перспективной только на первый взгляд. На самом деле слишком велик риск того, что армейский генералитет сразу (или почти сразу) утратит контроль над ситуацией и тогда "тренировочный" переворот станет "боевым". Достаточно вспомнить, как в 1917 году силами практически одной Евгении Бош был разагитирован 2-й Гвардейский корпус… Да и перед партнерами будет неудобно.

В-пятых, соответственно, не очень верится в готовность США пойти по пути военного переворота.

Прежде всего, потому, что Украина – не Турция и тут логично сохранять видимость демократии. Если в Турции носителем демократических идей является подготовленная американцами армия, то в Украине – специально отобранная часть народа, помещающаяся на Майдан. Кстати, выйти на Майдан могут и военные, и даже с оружием, но – не по приказу, а по "зову сердца", заботливо транслированному средствами массовой дезинформации и пропаганды.

К тому же, в США, очевидно, еще не определились, какой должна быть стратегия работы с Украиной и, соответственно, на кого ставить. Перспективным выглядит спикер Парубий, вполне способный повторить карьеру Турчинова, но, с другой стороны, определенное одобрение получила и Тимошенко, которую, однако, на руководящие посты ставить видимо неправильно.

За

Теоретически военный мятеж возможен, но его движущей силой будут не политики из высшего эшелона и не военное командование, а командный состав среднего звена +/- добробаты. Это, кстати, вполне обычная для стран "третьего мира" модель переворотов (тут можно вспомнить, например, Нагиба с Насером в Египте).

У этих людей есть и прямая связь с недовольным обществом (в отличие от политиков, не исключая и Игоря Луценко), и контакт с солдатами и младшими офицерами, и определенная идеология (более или менее националистическая).

Вопрос только в том, что может спровоцировать такой переворот. Обычно в качестве источника указывают на возможное выполнение Киевом Минских соглашений. Однако примирение продолжается уже полтора года, а попыток переворота еще не было. Это и не удивительно – ни общество, ни армия воевать не хотят. Поэтому логичнее ожидать попыток переворота из-за определенных сигналов социального характера, возможно даже незначительных.

Кстати, недавно мы наблюдали наведение порядка в Раде (правда – только на один день) при помощи ветеранов-парламентариев. Осенью добробаты (входящие в НГУ, прежде всего) вполне могут быть использованы для разгона голодных бунтов и их организаторов. Это может выглядеть реализацией сценария Луценко и как совершенно обратный процесс, когда добробаты объединяться с протестующими против власти.

Темы дня