наверх
19.11.201900:44
Курсы валют НБУ
  • USD24.14- 0.08
  • EUR26.70- 0.03

Порошенко: ошибка (п)резидента

Пресс-конференция Порошенко: выборы, война, Мальдивы (39)

(обновлено: )5634682
Не знаю, кто, а главное – зачем, посоветовал Петру Порошенко выйти на публику 28 февраля в формате пресс-конференции. Лучше было бы этого не делать.

Павел Рудяков, эксперт

Пресс-конференцию Петра Порошенко в последний день календарной зимы вряд ли можно занести в актив и ему самому, и его технологам. Под броским и эффектным слоганом: "Вызовы-2018", – не содержалось ничего такого, что заслуживало бы внимания. Из всего, что было сказано как во вступительном спиче, так и в ответах на вопросы, даже президентской пресс-службе для размещения на официальном сайте главы государства удалось выудить один-единственный вызов: "война России против Украины". На президентском уровне владения ситуацией, на мой взгляд, звучит несколько странно, односторонне, мелковато. Но даже если это так, все равно повисает в воздухе вопрос, нет ли еще чего-то вокруг нас, возле нас, в нас самих, что можно было считать вызовом, с которым Украина и украинцы столкнуться или, по крайней мере, могут столкнуться в набирающем ход и темп две тысячи восемнадцатом от Рождества Христова? А если все-таки есть, то, как может быть, что глава государства хранит об этом гробовое молчание?

Петр Порошенко на пресс-конференции в Киеве, 28 февраля 2018 года

Сомнения по поводу того, как могло случиться-получиться, что, выйдя на пресс-конференцию, специально посвященную вызовам, президент, по сути, ушел от темы разговора, которая должна была бы стать основной, окрепли и приобрели еще более осязаемые очертания на следующий же день после его встречи с журналистами. Глава представительства Еврокомиссии в Украине Хьюг Мингарелли, как бы случайно, заговорил о вызовах, стоящих, по его мнению, перед украинской властью в этом году. Среди них он назвал обеспечение верховенства права, которого, на его взгляд, у нас не хватает "на все 100%", создание Антикоррупционного суда "с учетом рекомендаций Венецианской комиссии", а также "глубокое" реформирование СБУ и ГПУ под контролем советников из Европейского Союза. Как понимать такой значительный разброс в представлениях об актуальных вызовах у Порошенко и уполномоченного посланца из Брюсселя? Что делать с этим разбросом и с ситуацией, к которой приводит его существование?

Читайте также: Мальдивы и больше ничего. Что интересного спросили у Порошенко?

В общении с прессой 28 февраля Порошенко излучал оптимизм, буквально лоснился от веры в себя, в свои силы и возможности. Выглядело это явным, очевидным преувеличением. Тем более что президент почему-то решил не очень следить за, мягко говоря, достоверностью всех своих тезисов и высказываний. Результат такой "легкости" мыслей и слов превзошел все ожидания. К величайшему сожалению, не в позитивном, а в негативном смысле: в роли безответственного популиста, из числа тех, которым глава государства пообещал не давать спуску, предстал он же сам.

По самым горячим следам мероприятия Порошенко был буквально пойман за руку или, если хотите, за язык сразу по нескольким направлениям и темам. Начиная от назначения в Трехстороннюю контактную группу Виктора Медведчука, продолжая "самыми широкими полномочиями" для заместителя Генерального прокурора и еще некоторыми вещами, заканчивая поставками оружия из США, которые, якобы, должны начаться уже через пару-тройку недель. Как заведомое искажение действительного положения дел прозвучало утверждение о том, что процесс освобождения украинских заложников "не замедлился". Как же не замедлился, когда после обмена, состоявшегося 27 декабря прошлого года, люди из ближайшего окружения президента – в частности, Ирина Геращенко и Ирина Луценко – громогласно объявляли о том, что следующий раунд состоится 10 января? После чего дата смещалась этими же и другими спикерами от Банковой не раз и не два, а, кроме обмена "1 на 1", ничего другого так и не произошло?

Петр Порошенко на пресс-конференции в Киеве, 28 февраля 2018 года

Произнесенная президентом в заключение его вступительного слова реплика: "Все будет хорошо!", – вообще, как мне кажется, не подлежит комментированию. В стране продолжается вооруженный конфликт, экономика достигла очередного "дна" и продолжает падение, социальная сфера запущена до катастрофического состояния, бедность работающего населения превратилась в массовое явление, отток людей креативного возраста за рубеж приобрел критические масштабы, систематически нарушаются права человека, попираются основные свободы, нет ни малейшего намека на диалог власти и общества. О коррупции лучше вообще не вспоминать, чтобы не сыпать соль на раны. И в такой ситуации глава государства безапелляционно заявляет, что "все будет хорошо"? Если это не популизм, причем, не простой, а воинствующий, то, что же это тогда?

Самое читаемое
    Темы дня