наверх
27.05.201818:48
Курсы валют НБУ
  • USD26.11+ 0.03
  • EUR30.62+ 0.08

Кирюхин: Европа уже не в силах повлиять на Трампа

Выход США из ядерной сделки с Ираном. Реакция и последствия (81)

(обновлено: )56921
Эксперт-международник Денис Кирюхин отмечает, что теперь европейским лидерам придется искать экономические стимулы для Ирана, чтобы он оставался в соглашении в случае введения США санкционного режима.

РИА Новости Украина — Радиостанция Голос Столицы

США выходят из соглашения, которое обеспечивало контроль над ядерной программой Ирана.  Такое заявление Дональд Трамп сделал 8 мая и подписал указ о возобновление санкций против Ирана. В ответ президент Ирана Хасан Рухани заявил, что его страна возобновит обогащение урана в еще больших масштабах и это может случится уже в ближайшие недели. Тем временем в Евросоюзе осудили выход США из ядерного соглашения с Ираном. Высокий представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини заявила, что Евросоюз будет и дальше придерживаться ядерной сделки.

Решение президента США в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал эксперт Киевского центра политических исследований и конфликтологии Денис Кирюхин.

Чем руководствовался Дональд Трамп, принимая решение о выходе из ядерного соглашения с Ираном? 

— Во-первых, я бы сказал так, что Трамп выполнил свое предвыборное обещание, и когда он представлял свой выход из сделки, он сказал: я даю обещание — я выполняю обещание. Такой вот очень жесткий последовательный курс. То есть речь идет не о каком-то эмоциональном всплеске и спонтанном решении, это очень последовательная, продуманная политика. И политика эта связана с пониманием тех угроз для геостратегических интересов США, которые несет Иран в Ближневосточном регионе. Я бы обратил внимание, что Трамп очень последовательно следует в логике курса так называемой школы внешнеполитического реализма американского, где есть идея так называемого оффшорного балансирования. То есть согласно которому США должны сдерживать страны, потенциальных их конкурентов, лидеров в разных регионах мира, таких как Россия — в Европе, Иран — на Ближнем Востоке, Китай — в Азии. И в этом отношении такая жесткая политика в отношении Ирана и направлена на удержание амбиций Тегерана на повышение своих позиций в регионе. Потому что это потенциальный мощный региональный лидер, что, естественно, вызывает беспокойство у США и их союзников на Ближнем Востоке.

И влияние Ирана увеличивается в последнее время, учитывая события в Сирии?

— Да. Тут сказалось то, что в 2015 году с Ирана сняли санкции. Он продемонстрировал экономический рост очень сильный по итогам 2016 года. И при этом он вместе с экономическим ростом, продемонстрировал и усиление влияния международного. Это, прежде всего, и Сирия, это Йемен, что очень вызвало большую обеспокоенность таких соседей по региону как Израиль и Саудовская Аравия, являющихся довольно тесными, как мы знаем, союзниками США. Таким образом, Трамп проинтерпретировал и результаты сделки Барака Обамы, он, собственно, был критиком этой сделки еще до президентства, как то, что это сыграло на руку Ирану, эта сделка, то есть помогла ему экономически подняться, политически развиться, и не принесла выгод США.

Чего ждать Ближнему Востоку, исходя из этой ситуации? Будет ли эскалация конфликта не только в Сирии, но и в других точках Ближнего Востока? 

— Там сейчас две боевые точки — это Сирия и Йемен, где идет война. О Йемене меньше говорят, но там тоже участвуют все фактически игроки Ближнего Востока, все участвуют в этом йеменском конфликте. Но очень многое будет зависеть сегодня от того, как поведут себя европейские страны, другие гаранты этого ядерного соглашения. И соответственно, как отреагирует Тегеран. Найдут ли Европа, Россия, Китай стимулы для Терегана придерживаться сделки в условиях того, что Трамп, Америка вернулась к санкционному режиму.

То есть повлиять на США не могут здесь остальные пять игроков?

— Повлиять на США, я думаю, европейцы, уже эти визиты Ангелы Меркель и Эммануэля Макрона две недели назад в Вашингтон, они показали, что никаких возможностей повлиять на США у европейцев нет. Более того, вспомним, буквально сразу после объявления выхода США, заявления посла США в Германии Ричарда Гренелла, который потребовал открыто, дословно: немецкие компании, ведущие бизнес с Ираном, должны немедленно прекратить свои операции. Это такое жесткое заявление посла США в Германии вызвало бурю негодования в Европе. Но я бы обратил внимание, что ведущие европейские компании, у которых с Ираном контракты на 20 млрд евро, уже заявили, что они будут следовать санкционному режиму США. То есть ведущие европейские компании не верят в возможность своих правительств защитить их экономические интересы от санкционного режима США.

То есть они боятся сами попасть под санкции Вашингтона? 

— Да, американцы не скрывают, что они сами будут вводить санкции против европейских компаний, если они будут вести диалог с Ираном. И в этих ситуациях… На самом деле, выход Трампа из этой иранской сделки — это колоссальный вызов для Запада, для Европы прежде всего. Не столько для Ирана и Ближнего Востока, сколько для Европы и американо-европейских отношений. Вот как сейчас поведет себя Европа? Очевидно, что она пока демонстрирует полнейшую слабость и беспомощность что-либо сделать на фоне решений президента США. Хотя они не поддерживают эти решения, они не считают, что Иран как-то нарушил сделку. МАГАТЭ не делало никаких заявлений относительно того, что Иран занимается обогащением урана в тайне и так далее. То есть Иран честно соблюдал все условия сделки. Тем не менее, США вышли из этого. И вот сейчас Европа, насколько можно понять, они ищут возможности найти такие экономические стимулы для Тегерана, чтобы в обход американских санкций все-таки привлечь финансы в Тегеран и смотивировать его оставаться в сделке при условии, что США будут обеспечивать санкционный режим.

Как это скажется на нефтяных рынках? Станет ли тренд повышения котировок долгосрочным, если санкции против Ирана будут возвращены? 

— Понятно, что цены на нефть будут повышаться в связи с повышением угрозы новой войны на Ближнем Востоке. И эта угроза будет тем явственнее, чем очевиднее будет заявление Ирана относительно того, что он тогда выходит из сделки и возвращается к своей ядерной программе. Если Иран вернется к ядерной программе, а в этих условиях какие остаются у США стимулы, кроме экономических и, возможно, военных заставить Иран отказаться от этого? Да, практически… То есть практически никаких. Шансы на военное разрешение этого вопроса повышаются чрезвычайно. И в этих условиях, конечно же, цена на нефть пойдет вверх, потому что это регион-донор, один из главных доноров, нефтяных доноров.

Читайте также: Смогут ли США выиграть Третью мировую без ядерного оружия?

Как все это может отразиться на перспективах переговоров по КНДР, по ядерной программе? 

— Сейчас уже многие говорят, я не буду оригинален, сразу возникает вопрос: а как тогда можно верить слову, если сегодня один американский президент подписывает соглашение, а на завтра другой американский президент приходит, его разрывает. Без сомнения, Ким Чен Ын будет думать об этом. И вот для меня, например, вообще и до всей этой истории с Ираном, для меня открытым остается вопрос: какие гарантии могут быть предоставлены Пхеньяну, чтобы он спокойно отказался от своей ядерной программы? Я не вижу сейчас того, кто бы мог в мире дать такие гарантии, что возможная сделка с Пхеньяном будет соблюдаться ближайшие 20-30 лет в условиях сейчас нестабильности, неопределенности, постоянно смены курсов в международных отношениях. И нужны будут какие-то очень сильные, повышенные гарантии того, что сделка будет соблюдаться, и это будет в интересах Ким Чен Ына, чтобы он пошел на это соглашение возможное. Так что я думаю, что неопределенность и нестабильность, скорее, повышается.

Принесет ли выход США из сделки коммерческую выгоду России в связи с ростом цен на нефть? 

— Рост цен на нефть, конечно же, позитивно сказывается. Кроме того, возможно, что Иран в условиях санкций будет больше ориентироваться на экономическое сотрудничество с Россией, чьи компании в значительной мере и так уже находятся под американскими санкциями. И они, возможно, в связи с этим с большей готовностью, чем европейские компании, начнут сотрудничать с Ираном. В любом случае, это укрепляет позиции России в регионе в целом, потому что она сейчас — один из мощных игроков на Ближнем Востоке. И другие игроки будут прислушиваться и искать возможности договариваться. Не зря 9 мая на параде победы Биньямин Нетаньяху был в Москве. Собственно, мы же понимаем, что главные темы — это не только то, что Израиль теперь празднует 9 мая, но и то, что именно обсуждает вопрос Ирана и поиска для России мотивов не поддерживать Иран — это сейчас одна из задач, которую решает Израиль. Я бы напомнил, что Израиль последовательно, на протяжении последних нескольких лет, уговаривает Россию и удерживает Россию от продажи оружия Ирану, такого, как, например, комплексы С-300 или С-400. Что будет в этих условиях, будут ли поставки российского вооружения в Иран в этой ситуации начаты — это одна из болезненных точек, которые, например, очень волнуют Израиль.

Напомним, ранее директор Центра исследований международных отношений Николай Капитоненко в эфире "ГС" спрогнозировал, что странам-подписантам ядерного соглашения удастся найти компромисс между его расторжением, как на этом настаивает Трамп, и сохранением в первоначальном виде. 

Самое читаемое
    Темы дня