наверх
18.01.202010:58
Курсы валют НБУ
  • USD24.25+ 0.16
  • EUR26.94+ 0.04

Какое будущее ждет военную прокуратуру?

(обновлено: )45302
Склоки антикоррупционеров доказывают, что военная прокуратура — единственный дееспособный и эффективный правоохранительный орган в Украине, считает Андрей Золотарев.

РИА Новости Украина — радиостанция "Голос Столицы"

Задержаны около двух тысяч человек, проведено более шести тысяч обысков и почти 10 тысяч следственных действий. Такие данные привел главный военный прокурор Анатолий Матиос, когда рассказывал о результатах работы военной прокуратуры за три года.

Впрочем, он заявил, что уже с понедельника, 20 ноября, военная прокуратура останется частично недееспособной из-за невозможности передать полномочия несозданному Государственному бюро расследований Украины.

Результаты работы военной прокуратуры в эфире Голоса Столицы прокомментировал политический эксперт Андрей Золотарев.

Что вы скажете о работе военной прокуратуры?

— На фоне остальных правоохранительных структур, которые уже неделю не вылазят из информационного пространства, и последний эпический баттл НАПК с НАБУ на этом фоне работа ведомства Луценко, именно ГПУ, военной прокуратуры выглядят солидно, основательно и вполне эффективно. Тут же не только 12 миллионов гривен, возвращенных в результате работы военной прокуратуры на каждого сотрудника ведомства, и в целом фактическая сторона – полтора миллиарда денег Януковича, плюс возвращенный завод – это выглядит основательней и солидней, нежели вот эти мелочные склоки антикоррупционеров. 

Зачем нам создавать ГБР, зачем разграничивать процессуальный надзор и следствие?

— Вопрос в другом: мы переходим все-таки к более цивилизованной, уравновешенной модели правоохранительных органов, которые использовали в политических целях, для бизнес-разборок, и тут, естественно, нормальный подход, когда, допустим, тоже расследование налоговых махинаций уходит службе финансовых расследований, следствием занимается ДБР — и следствие уходит из МВД, СБУ, прокуратуры и концентрируется там. Это нормальная, сбалансированная модель. Но вопрос в чем? 20 ноября истекает строк, когда прокуратура может проводить следственные действия, а дальше, как у нас часто и густо теперь происходит, вопрос создания ГБР находится в такой стадии, что я боюсь, что в ближайший 3-6 месяцев мы работу там не увидим. 

Смотрите также: Соболев о "тайных декларациях" и миллионных заработках Матиоса

Матиос говорит, что до июня следующего года, если все пойдет так, как надеемся, на 50% заработает ГБР. Что мешало сделать это раньше?

— Политика. Я отвечу деликатно. Я надеюсь, что все понимают, какие именно причины, потому что в наших условиях, сколько бы мы не говорили красивых фраз про цивилизованную европейскую модель, тем не менее, виды на эту структуру очень большие, и влияния, и возможности там будут колоссальные. Естественно, по разным причинам, действительно, в числе фигурантов ключевыми претендентами рассматриваются как Анатолий Матиос, так и Геращенко — креатура Банковой, который оказался сейчас в эпицентре этого выяснения отношений. 

Это не подтверждено. 

— Во всяком случае, очков оно ему не добавляет, это точно, и на шансах скажется. И есть ряд оснований полагать, что как раз дефицит политического ресурса мешает Анатолию Матиосу претендовать на эту должность, отсюда возникают проблемы. Но, так или иначе, все проблемы субъективны и политического характера.

Если Матиос возглавит ГБР, а из военной прокуратуры уйдет, деятельность этого ведомства останется на таком же уровне?

— Во многом, безусловно, не лучшим образом скажется, поскольку именно после 2012 года, когда военная прокуратура была ликвидирована, фактически Матиос, надо отдать должное, за короткий строк, практически с нуля поднял. Безусловно, это ударит, но там не только одни следователи, я думаю, что часть, если бы Матиос занял эту должность, часть следственного аппарата военной прокуратуры ушла бы туда, но ничего фатального в этом нет. 

Самое читаемое
    Темы дня