наверх
22.10.202023:14
Курсы валют НБУ
  • USD28.27- 0.10
  • EUR33.53+ 0.03

Устенко: блокада Донбасса вызвала 50%-ный рост дефицита бюджета

Официальная блокада Донбасса: реакция и последствия (311)

(обновлено: )1953120
Исполнительный директор международного Фонда Блейзера Олег Устенко заявил в эфире "ГС", что в результате торговой блокады на Востоке потребность во внешнем финансировании Украины существенно увеличивается.

РИА Новости Украина – радиостанция Голос Столицы

Сумма 600 миллионов евро от Евросоюза поступит в Украину сразу после предоставления очередного транша от МВФ. Об этом заявил президент Петр Порошенко на заседании Совета регионального развития.

"Нам пытались отдельные политиканы, вместе с внешними врагами, поставить подножку по принятию решений по МВФ. Почему это так важно? Это — не просто миллиард долларов, который стране нужен, как воздух. Связанная с этим макрофинансовая помощь от Европейского Союза, где мы также выполнили все критерии, и которая уже поступит сразу после получения средств МВФ на счета Национального банка", — заявил Порошенко.

Также от того, даст ли Фонд Украине деньги, будет зависеть выделение средств под целевые программы другими международными финансовыми организациями. 

В каких кредитах нуждается Украина, что может получить, а какую помощь утратить навсегда, прокомментировал в эфире радиостанции Голос Столицы исполнительный директор международного Фонда Блейзера Олег Устенко.

С чем связан этот второй транш кредита от ЕС?

— Вся программа финансового кредитования украинской экономики, финансовый пакет так называемый, который был принят параллельно с принятием решения в марте 2015-го года об открытии программы расширенного кредитования МВФ на 17,5 млрд. долларов, МВФ там только часть. Все вместе, вся конструкция стоит 40 млрд. долларов. Подвязка всех источников кредитования украинской экономики идет под лидера в данном случае МВФ. Есть МВФ — есть кредитование, есть закачка денежного ресурса по всем остальным статьям. Нет программы с МВФ, например, задержка в получении траншей, непроход так называемого ревю программы — все это блокирует выделение денег по всем другим программам. Но здесь надо тоже понимать, что если речь идет по поводу, например, ЕС, деньги выделены, они готовы поступить в Украину. Но если нет программы с МВФ, эти деньги какое-то время не поступают в Украину, а потом возвращаются назад в Брюссель, в бюджет, и выделить их обратно нельзя. Они автоматически пропадают. То же произошло уже один раз с деньгами Мирового банка, то же уже происходило с деньгами ЕС, которые могли получить в прошлом году, но не получили из-за того, что были определенные задержки в программе МВФ. То есть эти деньги могут быть навсегда утеряны. И вот почему так критически важно было рассматривать украинский вопрос 20 марта, потому что не такой уже продолжительный срок остался для денег от ЕС.

То есть получается, что ключевое для нас — это не столько сам кредит от МВФ, сколько разблокирование других кредитов?

— Да. Не в основном, но да, это важная причина. Но и деньги от МВФ тоже важны. Объем внешнего финансирования, в котором нуждалась Украина на этот год, до событий на Востоке, я имею в виду, до введения блокады, не РНБО, а изначальной блокады активистов, до этого момента Украина нуждалась в объеме внешнего финансирования порядка пяти миллиардов долларов. После этого потребность во внешнем финансировании увеличивается. И она может составить на теперешний момент времени, скажем, как минимум, шесть-семь миллиардов долларов.

Почему произошло это?

— Потому что ухудшились все макроэкономические показатели страны, изменились темпы экономического роста, резко меняется дефицит государственного бюджета, он, фактически, на 50% увеличивается, резко возрастает давление на местную денежную единицу — гривну, резко меняется вся макроэкономическая картинка. Вот почему для меня было бы очень странно, если бы в понедельник мы бы таки увидели заседание совета директоров МВФ по Украине, еще и с позитивным решением. Это означало бы, что МВФ просто стал абсолютно политически мотивированной организацией, которая закрывает глаза на вот такое глобальное изменение. Этого не произошло. Это не самый плохой расклад. Гораздо хуже был бы расклад, если бы решение было вынесено на заседании совета директоров и проголосовано "нет". Вот это было бы действительно очень плохо. Сейчас вроде бы есть люфт для маневра. Но этот люфт, это точно не, как говорят украинские политики, что можно просто уточнить макроэкономические показатели. Макроэкономические показатели можно было уточнить еще неделю назад. Это и так было понятно, как изменилась макроэкономика. Не вопрос по поводу измененных макропоказателей, вопрос по поводу того, что мы должны дать ответ сейчас Вашингтону, МВФ, о том, а что мы будем делать в условиях, когда экономика покажет не 3% роста, а рискует остаться, например, либо в зоне 1% роста. Либо еще хуже — опуститься в зону нулевого роста, либо совсем уж плохо — выйти в отрицательную зону роста, то есть показывать падение.

Украинская сторона должна дать ответ на вопрос: а что делать с дефицитом государственного бюджета, который по, это оговоренный параметр в сотрудничестве с МВФ, должен был составить 3% ВВП, сейчас составит минимум 4,5 % ВВП. Где взять деньги на дополнительное финансирование дефицита? Мы собираемся печатать, раскручивать инфляцию? Что будет с параметрами инфляционными, например? Инфляция в бюджете забита 8,2%, однозначно, что мы выйдем в двузначные величины по инфляции. А если не будет происходить монетизации, то есть не будут печататься деньги дополнительно для финансирования дополнительного дефицита государственного бюджета, то где мы их возьмем? Мы выйдем на внешние рынки заимствования капитала? После того, как получен вот такой негативный сигнал от МВФ, стоимость заимствований для Украины будет такая дорогая, что бизнес делать под, скажем, 10%, под которые Украина сможет взять денежный ресурс, невозможно. Это по валюте. А если речь идет об управлении страной — вообще невозможно. И это на фоне  того, что у нас и так уже объем государственного внутреннего и внешнего долга находится на отметке около 80%.

Действительно ли кредит от МВФ Украине нужен, как воздух, либо мы можем вполне без внешнего финансирования и кредитования прожить?

— Можем прожить без внешнего кредитования. Тогда мы должны проводить стремительные экономические реформы, за три месяца мы должны демонополизировать экономику, победить олигархию, попытаться дерегулировать бизнес, сделать немедленно судебную реформу — все то, что должны были сделать за три года. А теперь ответьте для себя на вопрос: политически это возможно? Если вы отвечаете утвердительно, тогда смело пишите письмо в Вашингтон с отказом от сотрудничества с ним. Если нет, то надо пытаться искать какой-то компромисс.

Нужны ли нам очередные транши международной помощи? На этот вопрос ответили в эфире "ГС" слушатели радиостанции.

Юрий: Мое мнение, что Украине не нужны кредиты, и все, что мы сегодня берем, мое глубокое убеждение, оно ложится бюджет Украины, и уходит не на развитие нашей страны.

Виталий: Вы знаете, когда я беру деньги, думаю не о том, смогу ли я без них прожить, а смогу ли отдать. Вот, по-моему, мы их отдать не сможем. Что нужно делать? Нужно, прежде всего, повышать курс гривны и понижать курс доллара. Тогда все, кто накупил долларов, это миллиардов 100 у нас, наверное, они начнут их продавать. Вот за счет этих внутренних инвестиций и нужно жить.

Владимир: У меня есть такое предположение, что для начала надо было бы навести в государстве порядок. Потому что государство должно на чем-то основываться, а не раздавать "Киевэнерго", облэнерго, остальные энергетические ресурсы распихивать по карманам. А потом уже можно под руководством тех, которые дают эти кредиты, и контролем для того, чтобы это все не уходило по черным схемам, можно что-либо предпринимать.

Ранее политолог Олег Саакян в эфире "ГС" выразил мнение, что невыделение кредита МВФ грозит большими имиджевыми потерями Украине, поскольку действия Фонда — один из основных индикаторов для других кредиторов.

А политтехнолог Дмитрий Раимов в эфире заявил, что судьба предоставления Украине транша от МВФ решится в ближайшие две недели, и главное требование для этого — снятие блокады Донбасса.

Самое читаемое
    Темы дня