наверх
16.12.201820:35
Курсы валют НБУ
  • USD27.84- 0.03
  • EUR31.41- 0.27

Суд над бойцами "Торнадо" и минский тупик. Мнение Рудякова

Дело "Торнадо": судный день (203)

149320
Бойцов батальона "Торнадо" не смогли доставить в суд, в Минске состоялось заседание трехсторонней контактной группы, ООН обнародовала число погибших мирных жителей на Донбассе в июле 2016, а Гройсман назвал завышенной стартовую цену ОПЗ.

Судебное заседание над экс-бойцами роты патрульной службы милиции особого назначения "Торнадо" в Оболонском райсуде Киева не состоялось. Как заявили в полиции, из-за отсутствия сил и средств для их конвоирования. Заседание перенесено на 9 августа.

Дело бойцов расформированной спецроты "Торнадо" рассматривалось 2 августа в Оболонском райсуде Киева. Под зданием суда собрались сторонники подсудимых, которые требовали пустить их на заседание, проходившее в закрытом режиме. Во время митинга произошли столкновения сторонников "торнадовцев" с правоохранителями.

В среду, 3 августа состоялось заседание трехсторонней контактной группы и четырех рабочих подгрупп в Минске. Рассматривали две темы — создание зон безопасности на линии соприкосновения, вывод оружия и войск, и вторая тема — освобождение пленных. Украина поднимала вопрос открытия КПП в Золотом, но решения принято не было.

ООН выдала статистику, согласно которой число мирных жителей, погибших в результате конфликта на Донбассе в июле 2016 достигло рекордной отметки с августа прошлого года. Только в прошлом месяце на востоке погибли 8 человек и ранены 65. По подсчетам ООН, с апреля 2014 года на Донбассе погибли 9 500 человек.

Премьер-министр Владимир Гройсман уверен, что именно завышенная стартовая цена Одесского припортового завода, которая составляет почти 13 млрд 200 млн грн, препятствовала приватизации предприятия. Глава правительства добавил, что Фонд госимущества сделает все возможное для перезапуска аукциона по продаже ОПЗ.

Эти и другие важные темы в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал директор информационно-аналитического центра "Перспектива" Павел Рудяков.

"Торнадо" вновь на слуху. Его бойцы подозреваются в совершении ряда особо тяжких уголовных преступлений. Происходящее у стен Оболонского суда уже несколько дней было предсказуемо, что братья по оружию придут отстаивать своих, но так или иначе, резонанс получился. Почему?

— Потому что действительно резонансное событие, к тому же в европейской, цивилизованной, демократической стране это недопустимые вещи, поскольку, если уже дело дошло до суда и есть основания, значит, должна быть законная процедура, а не подзаборная.

Картинка, конечно, потрясающая, вызывающая чувство протеста и чувство омерзения. С этим надо заканчивать, такие наезды-налеты на суд не способствуют реформе судебной системы.

Я напомню, что в связи с невозможностью доставить в зал подозреваемых, сегодня заседание Оболонского суда Киева по делу бойцов батальона "Торнадо" было перенесено на 9 августа на 11.30. Оно будет проходить в закрытом режиме… Каков ваш прогноз? Чем все может закончиться для бойцов, которых подозревают?

— Раз уже это заварили, и власть не смогла это предусмотреть и превентивно нейтрализовать, то мне кажется, что все-таки можно было пойти навстречу и сделать заседание открытым.

Теперь будет трудно говорить об объективности, и что все будет в таком классическом европейском понимании судебного заседания. Сейчас опять и судьи, и заинтересованные стороны, и публика разделятся на плохих-хороших, на своих-чужих.

Будет политизация, это меньше всего то, что нужно в данном случае.

А в данном случае это расценивается как давление на суд?

— Безусловно, давление на суд, это давление в особо крупных размерах. Тем более, что там присутствовали депутаты, представители одной из ветвей власти. Это вещи — недопустимые в цивилизованном государстве.

Сегодня было заседание трехсторонней контактной группы и четырех рабочих подгрупп в Минске. Рассматривали две темы — создание зон безопасности на линии соприкосновения, вывод оттуда оружия и войск, и вторая тема — освобождение пленных. Украина поднимала вопрос открытия КПП в Золотом. Представители ОБСЕ подтверждают, что нет причин, чтобы его не открывать. К сожалению, решений по открытию КПП принято не было. Хотелось бы услышать оценку заседания.

— Эта встреча уже не первая, которая проходит по такому инерционному, может быть, сценарию, то есть они запланированы, они происходят, но их можно было перенести, потому что реальная повестка дня была исчерпана четыре месяца, а то и пять, назад, и после этого они носили ритуальный характер.

Все-таки расширен круг людей, которые могут быть в ближайшее время или через несколько недель освобождены. По крайней мере, они попали в эти списки. Это важно, поскольку каждая судьба играет роль.

По разграничению — там сейчас не было предмета для разговора, поскольку была эскалация напряженности, и идут какие-то движения, столкновения.

Поэтому сейчас нужно возвращаться к началу пути и говорить, что реализация режима прекращения огня формально закреплена, но он нарушается регулярно и систематически.

Минский формат изжил себя?

— Минский формат не работает непосредственно на территории. Инструмент, который на территории АТО — это совместный центр и миссия ОБСЕ. Это инструменты, которые работают там, на месте и которые теоретически способны фиксировать какие-то вещи и составлять общую картину.

По оценкам ОБСЕ эта миссия несовершенна, она могла бы работать лучше по целому ряду причин. Ситуация не позволяет объективно отслеживать, предпринимать и реагировать на эти нарушения.

Но в данном случае, может, к октябрю наступит продвижение, потому что и мы, и Москва согласились, что нужно усиливать.

Известно, что ОБСЕ будут просить стать посредником в вопросе незаконно присвоенного имущества. Каким образом они могут помочь решить этот вопрос с учетом того, что по отношению к сотрудникам ОБСЕ на неподконтрольной территории часто бывают угрозы, запугивания?

— Есть разное отношение, они с этим сталкиваются везде, где бывали. Что касается имущественных вопросов, мне кажется, это не совсем та инстанция. Здесь нужны серьезные посредники.

Это бюрократическая процедура, и тут нужны волки, которые умеют договариваться. Та сторона декларировала, что уважает право собственности, но вместе с тем, они совершают демонстративные и реальные шаги по присвоению имущества.

Пускай этим занимаются профессиональные собственники, пусть под эгидой ОБСЕ. Мне кажется, тут нужно искать инструменты, которые будут реально работать, а не декларативно.

ООН выдала статистику, согласно которой число мирных жителей, погибших в результате конфликта на Донбассе в июле 2016 достигло рекордной отметки с августа прошлого года. По подсчетам ООН, с апреля 2014 года на Донбассе погибли 9 500 человек. Но как заявила вице-премьер-министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Иванна Климпуш-Цинцадзе, ООН не считает незаконные вооруженные формирования ДНР-ЛНР террористическими. Непонятна все-таки позиция ООН в этом деле.

— Странно, если бы ООН считала их террористическими. Есть международное правовое определение терроризма и участников террористических организаций, боевиков, которые осуществляют террористические действия.

Под это международное правовое определение люди, которые находятся на Донбассе с оружием в руках, не попадают. То, что у нас их квалифицировали как террористов, это наше внутреннее дело. Поэтому ООН, поскольку основывается на международном праве, такую трактовку не разделяет.

А что касается этих цифр — это страшные цифры. У ООН есть специальные службы, которые этим занимаются, целые департаменты, целые структуры, но это вещи, которые только констатируются. И в этом один из недостатков ООН — на такие вещи она не может влиять, она может только констатировать. Но эта статистика фактически подтверждает то, что в последнее время в воздухе висит, что там идет эскалация напряженности.

ООН заинтересуется петицией террористов ЛНР, которую они собираются подавать в Совбез ООН? В этой петиции они обвиняют Украину в невыполнении Минских соглашений.

— Поскольку ЛНР — непризнанное государственное образование, то эта петиция вряд ли была бы рассмотрена в ООН напрямую.

Но существуют лоббистские схемы, они апробированы уже были, и когда-то боснийские сербы обращались так, когда гражданская война шла в Боснии.

Находили юридическое лицо, находили лоббистов и обращались, на уровне какого-то комитета, какой-то отдельной подструктуры этот документ рассматривался, фигурировал и по крайней мере принимался к сведению. Как сейчас это будет, мне сказать трудно.

Сайт "Миротворец" теперь официально стал СМИ. Что вы скажете по этому поводу? Для чего они прошли такую регистрацию?

— Мне кажется, это хорошо. Будет новое СМИ, уже популярное, хотя в данном случае — это просто какая-то формализация, то есть формальная вещь, зонтик, а деятельность "Миротворца" останется такой же, как была.

Гройсман считает завышенной стартовую цену ОПЗ и уверен, что ФГИ сделает все для перезапуска аукциона по его продаже. Продажа ОПЗ должна была дать старт большой приватизации в Украине. Теперь можно на ней крест ставить?

— Почему? Теперь будет малая приватизация. То, что Владимир Борисович критикует правительство, наверное, он имеет на это основания, но он утверждал бюджет, голосовал и подписывал. А в бюджете ее оценили около 13 миллиардов, а все поступления в бюджет на год — 17,1 миллиарда.

То есть, если сейчас на ОПЗ сбросить цену, то где набирать 17 миллиардов, которые записаны в бюджет от приватизации. ОПЗ рано или поздно найдет владельца, но если он за пять миллиардов будет продан в этом году, мне кажется, это плохо, потому что есть план поступления от приватизации, и деньги брать неоткуда.

Поэтому правительству, мне кажется, нужно об этом думать, а не рассказывать, что Фонд имущества переборщил. Понятно, была оценка, оценка делалась на основании экспертных заключений.

ОПЗ дает прибыль уже несколько лет, там есть методика оценки, это легко проверить. Гройсман грамотный человек, он может посмотреть, как и на основании чего это делалось, а теперь переоценивать — дело третье. Тогда нужно бюджет переверстывать.

Кому может быть выгодно, чтобы предприятие не меняло собственника?

— Тем, кто работает на этом предприятии, кто получает теневые доходы от него. Там, насколько мне известно, несколько групп, которые распределили между собой эти потоки припортовые.

Там криминальная составляющая очень сильная, коррупционная составляющая. А приватизировать было бы выгодно тому, кто мог бы заставить завод работать. Есть потенциал работы завода, но есть и риски.

Будет ли второй аукцион и много ли там будет участников?

— Что касается аукциона, я думаю, он будет объявлен в этом году. А если Гройсмана будут прижимать, как Яценюка, то он быстро ОПЗ продаст и Фонд госимущества скинет.

Проблема в том, что придется снижать цену, а это плохо для бюджета, значит, плохо для нас как для граждан. Цена без вариантов будет снижена, но сейчас нужно провести экспертизу.

Тогда были наши оценщики, теперь те же будут оценивать?

— Будут еще наши оценщики. Пройдут повышение квалификации в Молдавии или Румынии и оценят, как надо.

А иностранные оценщики смогли бы дать адекватную цену?

— Иностранные оценщики не понимают нашей экономики. Учебник украинской экономики еще не написан. Все равно они цену будут подгонять под того, кто готов будет купить.

Купят наши, потому что иностранцам очень трудно разбираться в наших схемах.

Читайте также: Эксперт о прямой связи между траншем МВФ и обвалом гривны

Ранее политический эксперт Сергей Быков заявил, что судебные процессы, подобные делу против бойцов "Торнадо", не должны быть открытыми. Тем более, на заседаниях суда по тяжким преступлениям в отношении людей не должны присутствовать журналисты.

По словам экономиста Центра социально-экономических исследований "Case Украина" Владимира Дубровскогостоимость Одесского припортового завода рассчитывалась в период, когда в Украине не было военных действий, а газ стоил дешевле. Сейчас предложенная за предприятие цена устарела.

Самое читаемое
    Темы дня