наверх
20.10.201909:58
Курсы валют НБУ
  • USD25.04+ 0.30
  • EUR27.90+ 0.41

По силам ли розыскная деятельность полиции. Мнение эксперта

(обновлено: )551
Эксперт Центра политико-правовых реформ Александр Банчук в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал изменения в закон "О Национальной полиции". По словам юриста, пробелы в законе были просто поводом, чтобы не реализовывать определенные полномочия.

Полицейские будут заниматься оперативно-розыскной деятельностью. Такое решение приняли депутаты и внесли соответствующие изменения в Закон Украины "О Национальной полиции". Буквально год назад этим занималось Главное управление по борьбе с организованной преступностью (УБОП), но его ликвидировали. Вместо этого органа должны были создать новое подразделение. И вот через год об этом вспомнили, но решили не усложнять реформу и просто передали полномочия оперативников полицейским.

О том, правильно ли это и к чему такое нововведение может привести, в эфире радиостанции 106 FM прокомментировал юрист, эксперт Центра политико-правовых реформ Александр Банчук.

Скажите, к чему привела ликвидация УБОП? Борьба с организованной преступностью фактически остановилась?

— Я думаю, здесь два события, действительно, или даже три объединены. Я попробую рассказать, что произошло. Действительно, в  феврале 2015 года был принят закон, которым предусматривалась в том числе ликвидация как отдельного подразделения УБОП. Они просто были подчинены криминальной милиции. И с принятием нового закона автоматически перешли, и сейчас подразделение "криминальная полиция". То есть, они ведут оперативную работу. Была проблема в чем? Что до 7 ноября 2015 года, с принятием Закона Украины "О Национальной полиции", были автоматически все приняты на должность "следователь милиции", переведены. И они согласно приказам были исполняющими обязанности следователей Национальной полиции. Потому что они переаттестацию не прошли. То есть это другое подразделение, нежили криминальная полиция, о котором мы говорили. И поэтому некоторые суды оправдано говорили, что КПК регулирует порядок расследования, он не предусматривает такой должности как "и.о. следователя", должен быть следователь. И поэтому была ситуация, прокурорам нужно было все документы оформлять. Не следователю, а прокурорам. То есть, все действия фактически делали и документы оформляли следователи, оперативники полиции, а прокуроры просто подписывали и подавали их суду. Третий блок — это то, что вчера произошло. Вчера был принят закон, которым фактически предусмотрели изменения в Закон Украины "О Национальной полиции", что полиция имеет право осуществлять оперативно-розыскную деятельность. И криминальная полиция. Но даже без этого, в законе самом "Об оперативно-розыскной деятельности" были полномочия, и предусмотрено было, что национальная полиция выполняет эти функции. Но на самом деле ни дня государство не оставалась без оперативной деятельности, без деятельности следователей и прокуратуры.

Что изменит вчерашний законопроект?

— Вчера закон дополнил  п. 26 ст. 23 Закона Украины "О Национальной  полиции", называются эта статья "полномочия национальной полиции", где определено, что "национальная полиция уполномочена осуществлять оперативно-розыскную деятельность". Точка. Даже если бы этого закона не было, в самом ЗУ "Об оперативно-розыскной деятельности" уже сейчас предусмотрено с прошлого года, что национальная полиция, а именно подразделения уголовного и подразделения досудебного расследования, криминальная полиция Национальной полиция, они осуществляют и реализуют положения закона об оперативно-розыскной деятельности. Это исключительно просто приведение в соответствие закона о Нацполиции, закона об оперативно-розыскной деятельности. Принятие этого закона, хотя о нем говорила и Хатия Деканоидзе, оно, что есть, что нет. То есть это больше выглядело как некая отмазка со стороны полиции, что мы не можем реализовывать определенные полномочия, потому что в нашем профильном законе этого нет.

С юридической точки зрения, нет никаких препятствий для того, чтобы полиция начала эффективную борьбу с организованной преступностью?

— Да, юридических — нет. Но  эффективная борьба с организованной преступностью — это не законы, это действительно люди. И все зависит от того, насколько они обучены оценивать обстановку, насколько они знают, какие есть организованные преступные группировки на территориях того или иного района или региона, и какие меры будут применяться этими же подразделениями, для того, чтобы противодействовать им. То есть никто не может сказать, мы почему-то не можем, например, воров автомобилей выявлять, потому что у нас закон не позволяет.

Эти люди, работавшие в УБОПе, они перешли в криминальную полицию?

— Вопрос просто в том, что сейчас как такового отдельного  подразделения в УБОП нет. Они  являются подразделениями криминальной  полиции. И соответствующие подразделения  криминальной полиции на местах  они там и работают. Вопрос просто в том, что в процессе переаттестации определенная часть из них, конечно, отсеивается. Просто этот процесс не прошел полностью по всей стране. Но там, где происходит этот процесс, то в этом есть проблема. В Киеве, я думаю, проблема была, например, с эффективным противодействием организованным преступным группировкам, в том числе относительно похищений автомобилей, в том что, пришли фактически новые люди. И, конечно, для того, чтобы оценить оперативную обстановку, им нужно время. В том числе руководитель полиции в городе Киеве Андрей Крищенко, мы понимаем, что это патриотичный человек, и мне кажется, что достаточно профессиональный. Но всегда в этой работе нужно время.

Значит, на должностях почти все те же остались?

— Нет, не все. Средний процент увольнений по всем органам — это 10%. Конечно, подавляющее большинство, опять же, 90% осталось.

Если 90% людей осталось, то они смогут дальше бороться с организованной преступностью?

— Здесь нужно, конечно, две  вещи. Первое — это знания и умения — компетенция, и вторая вещь — это желание. Поэтому если эти две черты присущи будут этому подразделению уголовной полиции, и людям, полицейским, которые там работают, то, конечно, можно бороться. А если у кого-то чего-то нет, то есть, достаточных знаний нет, то конечно, ничего не будет. А если политика определенная внутри, например, что тех ловим, а тех не ловим, потому что там есть друзья или какие-то связи, то тогда тоже не будет эффективной борьбы.

Нацполиция и так занималась оперативно-розыскной деятельностью. Изменения в Закон Украины "О Национальной полиции" просто регулируют правовые коллизии в законодательстве. Об этом в эфире радиостанции 106 FM заявили начальник УБОП Алексей Харкевич и председатель Общественного совета при МВД Владимир Мартыненко.

Ранее эксперт по вопросам правоохранительных органов Михаил Притула заявил в эфире "ГС", что реформу МВД можно провести за один день и без миллиардных вложений. По его мнению, для эффективной реформы МВД даже не нужно менять законы.

Самое читаемое
    Темы дня