наверх
02.03.202109:27
Курсы валют НБУ
  • USD28.00+ 0.06
  • EUR33.72- 0.13

Слово не воробей. За какие посты в соцсетях можно получить срок

(обновлено: )1949511
Сумской суд привлек к уголовной ответственности пользователя интернета за призывы к свержению власти. О границу между свободой слова и незаконными действиями, рассказали юрист Евгений Солодко и глава Пиратской партии Украины Сергей Ярыгин.
Компьютер. Архивное фото

Суд в Сумах признал виновным молодого человека, который призывал постами в социальной сети "ВКонтакте" к свержению власти, а это 109 статья Уголовного Кодекса. Как сообщается, молодой человек признал себя виновным, а суд утвердил наказание — штраф в размере 8,5 тысячи гривен, без конфискации имущества. А вот системный блок — как орудие преступления — решено конфисковать.

На своей странице в социальной сети пользователь с ником Богдан Мазепа написал сообщение следующего содержания: "Спокойной ночи, не дадим возродиться совку, не дадим толерантной Европе заставить нас принять беженцев. Свергнем правительство и установим НЕКОЕ ЛИЦО во главе с повстанцами". Кроме того, пользователь неоднократно писал подобного рода призывы о партизанской борьбе в группу "Бандерівський легіон". Это суд также принял во внимание.

На эту тему радиостанция Голос Столицы пообщалась с юристом Евгением Солодко.

Насколько это адекватное наказание за цитированный выше пост?

— Адекватность наказания определяется исключительно нормами закона, поэтому суд в любом случае за норму уголовного закона не вышел, и в тех рамках, которые установлены, определил наказание. Другой вопрос — как суд пришел к выводу о том, что это лицо действительно совершало эти призывы, что именно осужденный являлся собственником этого компьютера и именно осужденный являлся автором этих постов.

А как это можно доказать? Он ведь мог сказать "извините, господа, меня взломали".

— Для этого есть компьютерная экспертиза. Компьютерные специалисты очень легко определят, был взлом, либо не было взлома, это называется вопрос несанкционированного вмешательства, и определят наличие IP-адреса. То есть любой компьютер можно идентифицировать по месту его нахождения. Соответственно, если мы идентифицировали, что призывы исходили именно с этого IP-адреса и именно с этого компьютера, то теперь нужно установить, кто непосредственно автор этих публикаций. Если этим компьютером пользуется именно этот человек и это установлено в том числе по, допустим, месту нахождения терминала его мобильного телефона, и следствие установило, что кроме этого человека никто возле компьютера не находился, тогда авторство установлено.

Смотрите фотоленту: Фотоитоги 26 февраля: убийство друга Кернеса, митинг под АП, обмен пленными

А где та грань между свободой слова и призывами к незаконным действиям?

— К примеру, на стадионе во время футбольного матча болельщики не всегда лицеприятно высказываются об игре своей команды, и это можно квалифицировать как мелкое хулиганство. То же самое и в соцсетях. Если человек четко пишет призывы к насильственному свержению государственного строя, тогда можно расценивать, что человек действительно имеет злой умысел. Если он просто в пьяном состоянии матерится в сети, то соответствующая экспертиза может указать, что эти характерные выражения были лицом исполнены в состоянии алкогольного опьянения, что не является смягчающим обстоятельством, но может объяснить его некую литературную несдержанность при публикациях. Поэтому ежели у человека накипело и он хочет своими эмоциями поделиться — пожалуйста. Именно народ является носителем суверенитета и права, именно народ может определять свое отношение к существующей власти, но в рамках действующего законодательства.

Применяется ли практика судебных приговоров за посты в соцсетях в европейских странах?

— Безусловно. Более того, соцсети очень активно используются криминалистами для поиска преступников. В спецслужбах существуют специальные подразделения, кибер-полиция, которые весьма активно мониторят виртуальный мир, определяя экстремистов, торговцев оружием, наркотиками, людьми и так далее.

Какая ответственность может быть за такие посты? Мы можем говорить только о штрафах, либо о лишении свободы?

— Насколько я помню санкцию статьи, в данном случае штраф — это тоже уголовная ответственность, но без лишения свободы. Если было бы что-то более жесткое, то можно доиграться и до каких-то следующих по тяжести наказаниям.

В данном случае был призыв к свержению конституционного строя. Мы неоднократно видели подобные посты в Фейсбуке. Как правоохранительные органы определяют, когда открывать уголовное производство, а когда нет?

— Если правоохранительные органы посчитают, что эта публикация содержит в себе экстремизм, они регистрируют соответствующее уведомление в едином реестре досудебного расследования и начинают расследование. Выходят на автора и начинают разбираться, этот человек действительно призывал свергать, или человек не совсем понимал, что он пишет. Это называется определить виновность деяния. Хотя в выражениях надо быть достаточно аккуратными.

А за условный тезис "Вася Пупкин — дурак" можно понести ответственность?

— "Вася Пупкин — дурак" — это личное оскорбление, и если Вася Пупкин решит привлечь автора к ответственности, то он будет делать это исключительно в гражданско-правовом порядке.

А если это звучит в адрес, например, президента?

— Опять же, это личное оскорбление. Вышеозначенные лица могут предъявить иск в частном порядке и разбираться. Что же касается яростных высказываний в соцсетях, особенно по ситуации на Донбассе, о том, что нужно кого-то закопать, сжечь и так далее, здесь можно говорить о том, что эти люди являются не совсем адекватными в своих высказываниях. Но опять же, очень тонкая грань в высказывании личного мнения "я считаю, что так нужно делать, но я этого не делаю, потому что это запрещает закон" либо "давайте мы объединимся и кого-то зарежем за симпатию либо антипатию к ситуации, условно, на Донбассе". Это совершенно разные вещи.

Читайте также: Украина: назад, в 90-е. Эксперты подвели итоги недели

Призывы к третьему Майдану уголовно наказуемы или нет?

— Опять же, все зависит от ситуации. Майдан как протест против действий власти — это одно. Майдан как призыв к насильственному свержению существующей власти — это другое. Можно третий Майдан организовать по закону — подать заявление, сказать о том, что мы такого-то числа собираемся провести акцию протеста, и ее провести. Но если на этой акции протеста люди будут размахивать оружием, стрелять в разные стороны, тогда полиция уже имеет право применить соответствующие меры к демонстрантам.

В свою очередь, глава Пиратской партии Украины Сергей Ярыгин в эфире радиостанции Голос Столицы рассказал, сложно ли отследить действия пользователей в сети.

Насколько просто отследить действия человека в интернете? Нельзя же следить за каждым человеком…

— Существуют программы, которые позволяют следить практически за каждым, которые анализируют трафик, контент на наиболее популярных сайтах и, в конце концов, вся определенного рода деятельность концентрируется в определенных социальных группах. Достаточно следить за несколькими социальными группами, и вы увидите все, что происходит. Но с другой стороны, если применить минимальные меры, то найти человека будет практически невозможно.

Например?

— Не могу не вспомнить про российских пиратов, которые с 2012 года борются с цензурой, которая есть у них в интернете. На сайте Роскомсвобода описано огромное количество способов, как уйти из-под наблюдения и как обойти всяческие блокировки. К сожалению, у них это очень актуально. Самый простой способ — в браузере включить режим "турбо".

А неужели нельзя сделать запрос в ту же Opera или FireFox и спросить, откуда шел трафик на сжатие?

— Сделать-то можно, но они же об этом не расскажут, потому что это противоречит их правилам. К сожалению, в нашей стране законодательство позволяет это делать.

То есть, если используются подобные методы заметания следов, в любой момент можно сказать, что "я — не я, мой аккаунт взломали, и я вообще здесь ни при чем"?

— Совершенно верно. Но проблема-то в другом. Проблема не в том, как скрыться от этого, а в том, насколько верно, что за твои высказывания тебя могут судить?

Где грань между свободой высказываний и призывами к незаконным действиям?

— Эту грань определяет закон. Закон — это договоренность общества и государства о каких-то действиях. Если появляются подобные призывы, то, наверное, что-то происходит неправильно. Если бы государство использовало анализ этих призывов для того, чтобы устранить причины, то, может быть, было бы все иначе.

К слову, случай в Сумах не первый, когда за публикацию в соцсети получили наказание. В прошлом году за распространение через соцсеть "ВКонтакте" призывов к захвату государственной власти 31-летнему жителю Львовской области назначили 1 год условно. Он призывал бойкотировать мобилизацию и идти с оружием на Киев, чтобы уничтожить Порошенко. А 26 июля 2014 года он даже объявил вознаграждение в размере полторы тысячи долларов за голову тогдашнего председателя СБУ Валентина Наливайченко. При этом сам пользователь заявлял, что служба безопасности долгое время следила за ним, а его публикации — это "чисто идеологические вещи", такой позиции он придерживается и не поддерживает действующие власти.

Ранее в эфире 106 FM политолог Николай Спиридонов заявил, что Мининформполитики себя не оправдало, и теперь цензурой займется Гостелерадио.

Самое читаемое
    Темы дня