наверх
14.04.202108:13
Курсы валют НБУ
  • USD28.02+ 0.08
  • EUR33.32+ 0.05

Антикоррупционное бюро как механизм давления на политика и конкурента

(обновлено: )152
Директор Национального антикоррупционного бюро Артем Сытник сообщил, что депутаты и чиновники активно пишут друг на друга заявления. Адвокат Иван Либерман сообщил, что созданную структуру используют для расправы над политическими конкурентами.

Депутаты и чиновники активно пишут друг на друга заявления в Национальное антикоррупционное бюро. И делают они это не для того, чтобы вывести кого-то на чистую воду, а для собственных информационных кампаний и войн. Об этом заявил директор Национального антикоррупционного бюро Артем Сытник.

Он подчеркнул, что выступает против такого развития событий. Глава НАБУ пообещал, что бюро будет сообщать, какие расследования начинает, и делать это прозрачно.

Не превратится ли новосозданное бюро из главного борца с коррупционерами в машину по сведению счетов, в эфире радиостанции Голос Столицы спрогнозировал адвокат Иван Либерман

Читайте также: Антикоррупционную прокуратуру уже делают тотально зависимой — эксперт

При создании Антикоррупционного бюро подчеркивали, что эта структура будет независимым органом. Удастся ли ему сохранить такой статус?

— Я считаю, что это бюро уже используют для сведения экономических или политических счетов. Когда подается заявление на любое лицо в правоохранительные или в контролирующие органы, это отнимает силы у того, кого вызывают и кого допрашивают. Кроме того, это ограничивает в части общения, ведь каждый понимает, что если на него подали какое-то заявление, то необходимо осторожно говорить по телефону, поменьше общаться в интернете и т.д. Крылья подрезаются, если сказать образно. Поэтому уже на эту секунду, в эти минуты, это бюро работает на сведение счетов.

В чем опасность такой практики?

— В том, что некоторые силы политические могут попытаться уничтожить "спонсоров" других политических сил. Некоторые попытаются убрать с дороги своих политических конкурентов.

И у НАБУ нет никаких шансов не реагировать на полученные заявления, потому что они по закону обязаны внести все это в единый реестр?

— Нет какого иммунитета для того, чтобы не позволить сделать НАБУ средством такой борьбы. Я считаю, что любую информацию нужно сначала подавать на общих основаниях. Скажем, в прокуратуру, в правоохранительные органы. И если есть доказательства на общих основаниях, что в этих заявлениях фигурирует определенная база вины, тогда немедленно обязать под приказ правоохранителей передавать все материалы, которые им подали, сразу в НАБУ.

Возможно, НАБУ стоило бы доносить через медиа такие случаи до общества?

— Прекрасная идея, я ее полностью поддерживаю. Я столкнулся с тем, что у журналистов иногда гораздо больше связей, контактов, возможностей, чем даже у милиции. У нас правоохранительные органы если не знают, что прокомментировать журналистам, как бы прикрыть свою служебную халатность, они всегда говорят такую фразу, которая является тормозом для всех. Они говорят: "Извините, тайна следствия". За этой фразой скрывается и бездействие, и небрежность.

Свое мнение касательно деятельности НАБУ в эфире радиостанции Голос Столицы выразила политолог Александра Решмедилова.

Как вы прокомментируете заявление главы Антикоррупционного бюро Артема Сытника о том, что чиновники и политики уже пытаются использовать бюро в своих личных целях?

— Каждое назначение в такие органы окутано интригой, скандалом, тайной. Скажем так, накопилась критическая масса всех возможных дел, и это все будет обнародовано. Как только наши политики будут чувствовать, что запахло жареным, они будут переводить стрелки на других коллег по цеху. У нас уже большое количество информационных "сливов".

Мы сейчас можем сказать, что эксперимент с НАБУ провалился?

— У нас до сих пор нет закона о клевете. Было бы гораздо проще контролировать "вбросы", которые тоже распространяются под видом правдивой информации. У нас очень сложно определить, что есть правда, а что – заказные "фейки". Провалилась или не провалилась реформа? Она в процессе. Анонсирован так называемый общественный совет, в который должны были входить представители и Кабмина, и общественные деятели. Много структур еще будет создаваться. Вопрос, насколько эффективно будут работать эти структуры. Пока они толком еще не запущены.

Могут ли власти быть заинтересованы держать под своим контролем все антикоррупционные процессы?

— Все назначения проходят через ту или иную структуру. Если, допустим, Агентство назначает Кабмин, НАБУ назначает президент. Помним прекрасно, как Ситника назначал президент. При назначении антикоррупционного прокурора принимает участие непосредственно генпрокурор, который тоже зависим от президента. Отстранить эти структуры от политической составляющей пока физически невозможно. В идеале хотелось бы, чтобы эти фигуры становились максимально незаангажированными. Потому что будут разные представители разных политических сил, структур. Они между собой и так конфликтуют, а это будет одна из площадок, которая может использоваться как инструмент против своих конкурентов.

Ранее в эфире радиостанции Голос Столицы председатель правления центра противодействия коррупции Виталий Шабунин заявил, что в Антикоррупционное бюро на конкурсной основе отобрано 70 детективов вместо запланированных 100. Он также сообщил, что нанятым сотрудникам НАБ негде работать, а должность главы антикоррупционной прокуратуры до сих пор вакантна.

В то же время антикоррупционные и правозащитные организации составили свой список из 10 кандидатов в состав конкурсной комиссии по выбору антикоррупционного прокурора. Как рассказал в эфире радиостанции Голос Столицы спецкор Александр Ивасивка, в список вошли двое иностранцев.

 

Самое читаемое
    Темы дня