наверх
22.07.201900:57
Курсы валют НБУ
  • USD25.82- 0.21
  • EUR28.98- 0.21

Батальоны просят огня во время перемирия

После 15 февраля - мир или война (447)

(обновлено: )293361
В первый день перемирия и прекращения огня и Донецк, и Киев не слишком тщательно выполняли обязательства, взятые на себя в Минске.

Александр Матюшенко

Стороны не выполнили обязательства не потому, что не хотели, а потому, что не могли – слишком много людей по обе стороны фронта желали не мира, но войны. До победного конца!

Разрешите доложить

ОБСЕ: В основном, режим тишины соблюдается. За некоторыми исключениями…

Совместный российско-украинский координационный центр: Мы фиксируем обстрелы с обеих сторон.

Социальные сети: стреляют со стороны ополченцев и с украинской стороны. Особенно в районе Дебальцево!

Александр Захарченко, самый главный на сегодня человек в Донецке: "Все находящиеся в Дебальцево украинские военнослужащие должны покинуть город без оружия и техники. Любые попытки прорыва будут пресекаться…"

Но вот каким именно образом "попытки будут пресекаться", Захарченко умолчал! Ведь он был просто обязан призвать Киев к "неукоснительному выполнению всех пунктов "Комплекса мер по выполнению Минских соглашений". 

Но это заявление прозвучало исключительно для внутреннего, в Украине, употребления. Для Европы союзник Захарченко, Игорь Плотницкий предназначил другие слова: "Победа будет за нами, политическими или военными способами!" 

Его поддержал Эдуард Басурин, которого в Донецке называют "представителем министерства обороны республики":

— Мы можем открыть огонь. Дебальцево – наша территория!

И никакие заявления руководства Российской федерации Захарченко, Плотницкому, Басурину и прочим – не указ! Мало ли, что Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента Путина, потребовал:

- Все условия, изложенные в "Комплексе мер…" должны выполняться безоговорочно. 

Донецк и Луганск далеко не полностью контролируют отряды ополченцев!

Вне зоны контроля

По другую сторону фронта дела обстоят ничуть не лучше. 

Украинский Генеральный штаб командует кадровыми частями и батальонами территориальной обороны, МВД – Национальной гвардией (экс-внутренние войска – Авт.), а полулегальные батальоны Добровольческого корпуса Правого сектора не контролирует вообще никто. Кроме, разумеется, Дмитрия Яроша.

А Ярош, избранный депутатом Верховной Рады и потому неприкосновенный, считает Генштаб "кодлом" и полагает, что только 10% его офицеров достойны и способны руководить войсками вообще и бойцами Правого сектора в частности. Это, во-первых.

Во-вторых, не когда-нибудь, а именно накануне переговоров в Минске, Ярош объявил о создании некоего "штаба для координации  добровольцев":

- Приехали  ко  мне  в больницу командиры батальонов. Решили сделать такой орган, который  бы  помогал  вести  боевые  действия, сотрудничал с Генштабом, но принимал свои решения… За таким штабом может стоять очень много воинских частей. 

И как бы потом лидер Правого сектора не отказывался от своих слов, у президента Порошенко его услышали. А потом, не веря своим глазам, прочитали в Fаcebook:

- Добровольческий корпус Правого сектора оставляет за собой право продолжить активные боевые действия  согласно  собственным  оперативным планам, до полного освобождения украинских  земель  от  российской  оккупации. Любые договоренности с пророссийскими террористами не имеют никакой юридической силы, противоречат Конституции Украины, их выполнение не является обязательным…

И это заявление было сделано Ярошем именно 13 февраля, т.е.  в день подписания "Комплекса мер по выполнению Минских соглашений"! 

Реакция Верховного Главнокомандующего Порошенко последовала незамедлительно, но было уже поздно…

Правый сектор оружие не сдает

Первая и пока единственная попытка разоружить Правый сектор была предпринята в тот же день. Официально о ней, по понятным причинам, не сообщалось, но пресс-служба Правого сектора не утерпела похвастаться "Какие мы крутые!" 

- Сотрудники МВД, СБУ, группы "Альфа" и спецподразделения "Сармат" при поддержке бронетехники пытались разоружить бойцов первой штурмовой роты 5-го отдельного батальона Добровольческого корпуса. В военную комендатуру прибыл командир батальона "Черный" и предложил [правоохранителям] посмотреть на улицу, где часть нашего батальона в полном вооружении заняла боевые позиции. Полковники СБУ тут же отказались от своих намерений, и наши хлопцы в один момент были освобождены безо всяких допросов и протоколов. Правый сектор своих не сдает!

Сколько у Правого сектора своих? 

- Если брать все отдельные и резервные батальоны, а так же  учебный  центр  в  Десне, — Ярош и не думает ничего скрывать ни от Генштаба, ни от президента Порошенко. – В Добровольческом корпусе сегодня (по состоянию на 12.02.2015 – Авт.) примерно 10 тыс людей. [Из вооружения есть] трофеи:  минометы, артиллерия,  противотанковые пушки…

Но и это еще не все! Члены Правого сектора, где больше, где меньше, воюют в различных частях ВС Украины, а также в батальонах "Айдар", "Днепр-1", "Азов"  и других.

Батальон "Азов" и другие

Однако Ярош и его соратники – это не самая главная настоящая и будущая головная боль президента Порошенко. В батальоне "Азов", вернее, в будущей бригаде особого назначения Национальной гвардии воюют бойцы, не подчиняющиеся вообще никому. А только "великой идее"!

Один из них, Франческо Ф., недавно вернулся домой, в Пьемонт (Италия) и рассказал журналистам газеты "Corriere della Sera":

— Батальон "Азов",  в первую очередь, политический, а уже потом военный. Мы против украинского правительства, но мы защищаем  население. Наша  цель — не Донбасс, а Киев. Украинские солдаты больше не хотят этой войны,  их предали командиры… Страна пытается свершить революцию, и для всех Киев — последняя цель. В  нашем батальоне 85 иностранных бойцов, много шведов, много русских, французов,  славян и 7 итальянцев. Мы — политические солдаты… Мы не любим игр за власть. Мы сражаемся за любовь!

За какую "любовь" воевал Франческо Ф.? Большинство из перечисленных им иностранных "легионеров" принадлежат к международной организации "Misanthropic Division". 

Естественно, что эти "человеконенавистники" ненавидят всех, кто не принадлежит к белой расе, и, как можно догадаться, не считают ополченцев полноценными белыми людьми:

- История дала нам шанс, — пишут о себе члены "Misanthropic Division". – И мы используем его. В пожаре  войн  за  власть  мы будем убивать врагов, сколько  сможем.  Мы не брезгуем пачкать руки кровью. 

А украинские сторонники "Misanthropic Division" уточняют задачи текущего момента:

— Прокуроров, всю нынешнюю судебную систему, необходимо    люстрировать.  Наш идеал – самостоятельная боевая структура профессионального уровня. Мы очень надеемся, что за время войны лояльные нам люди займут весомые посты в аппаратах власти. Для нас национал-социализм – не теории и фетиш, это много больше, чем доктрина, это наша вера, абсолютная неоспоримая истина!

Инфильтрация в аппарат власти 

Сколько командиров добровольческих батальонов избрано депутатами Верховной рады? Сколько бойцов "Айдара", "Донбасса", "Азова" и пр. назначено в местные администрации? Сколько еще их будет избрано в местные советы на приближающихся выборах?

А ведь не избрать нельзя! Потому что на т.н. прифронтовых территориях им власть и так de faсto принадлежит. Им, батальонам, а не президенту Порошенко. Вот поэтому никакие соглашения, ни минские, ни любые другие не смогут гарантировать полного и окончательного прекращения огня в зоне АТО. По крайней мере, пока…

Впрочем, по ту сторону фронта, в Донецке или в Луганске, ситуация ничуть не лучше. Там и с той стороны тоже стреляют!

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Ответственность за цитаты, факты и цифры, приведенные в тексте, несет автор.

Самое читаемое
    Темы дня