наверх
13.12.201820:49
Курсы валют НБУ
  • USD27.81+ 0.09
  • EUR31.55+ 0.02

Переговорный замес, или Донбасс за колючей проволокой

Переговоры по Юго-Востоку (166)

122090
Чем дольше тянется мирный процесс на востоке, тем шире ряды "диванной сотни", знающей, что делать и как победить врага, и кто этим врагом является, пишет политэксперт Янина Соколовская.

Янина Соколовская, политэксперт

Чем дольше тянется мирный процесс на востоке, тем шире ряды "диванной сотни", знающей, что делать и как победить врага, и кто этим врагом является. По моим ощущениям, эта сотня давно стала тысячами, в ее рядах – тьмы и тьмы, попробуйте, сразитесь с ними.

Те, кто сейчас воюет на востоке, должны не только отбиваться от атак тех, кто угрожает их жизням, но и побеждать "диванных патриотов", в рядах которых много политиков. Подтверждение тому – вчерашняя дискуссия в ток-шоу "Свобода слова". Мне довелось в ней участвовать и наблюдать, как одетые в белое крахмальное депутат Григорий Немыря и вице-адмирал Игорь Кабаненко рассказывали человеку в полевой форме – командиру полурасстрелянного батальона "Айдар" Сергею Мельничуку, – как ему воевать.

Немыря, рожденный в Донецке и преподававший в университете небезызвестному депутату Елене Бондаренко, не предпринимал попыток съездить на мятежную родину, стать между воюющими и примирить их словом, не делом. Зато Немыря обличает тех, кто "неправильно" мирит страну. Он теперь — оппозиционер, ему теперь это можно, удобно и полезно.

Вице-адмирал Кабаненко, рожденный в России замминистра обороны Украины, приглашал полевого командира остаться на завтрашнее совещание – там как раз собирались слушать вопрос "Айдара". Заранее пригласить Мельничука не додумались, но уж раз сам приехал… "Я, пожалуй, на позиции вернусь", — отвечал командир. Он цену штабным совещаниям знает.

Рассказы тех, кто сейчас служит на востоке, объясняют, почему АТО не может быть успешной. Те, кто благодаря интендантам воюют без оружия, еды и воды, стали слишком говорливы. Начали рассказывать о предателях в штабе АТО. Стали говорить, что мирные переговоры – единственный путь к спасению гражданского населения, оказавшегося на территории, где водопровод, электросети и дома разрушены неумелыми бомбежками.

Эти люди, эти "айдары" напоминают: они – жители Луганска и Донецка, им уходить некуда, они защищают свои семьи и оружие не сдадут – пока мир не буде восстановлен. Они задают неправильные вопросы: почему переговорщиком от Украины стал Леонид Кучма и рядом с ним сидит Виктор Медведчук? Где участие в этом процессе уполномоченной президента по мирному урегулированию Ирины Геращенко? Почему с противоположной стороны говорит Олег Царев, не являющейся стороной конфликта? Почему сами переговоры, да и выполнение мирного плана выглядит как проформа, а не как стремление к результату? И, собственно, какой результат может быть у трехсторонних консультаций, в которых свои полномочия может подтвердить только дама-представитель ОБСЕ? Чтобы заболтать дело примирения, за квадратным донецким столом не хватает только двух экс-президентов — Леонида Кравчука и Виктора Ющенко.

Те, кто переговорный процесс не считают забалтыванием, понимают: встречи нужно проводить либо в двухстороннем, либо в четырехстороннем формате.  Участвовать в них в обязательном порядке должны Киев и Москва, желательно — с подключением Брюсселя и Вашингтона.

И неважно, где состоится встреча – в Донецке или в Женеве. Важно, чтоб у переговорщиков были полномочия и чтоб они услышали друг друга и поняли восток. Пока же Донбасс продолжает быть горячей точкой, стремящейся к независимости, но способной лишь повторить судьбу Приднестровья. И все ближе к исполнению мечта Юлии Тимошенко, которая желала обнести Донбасс колючей проволокой.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Ответственность за цитаты, факты и цифры, приведенные в тексте, несет автор.

Самое читаемое
    Темы дня