наверх
22.01.201812:02
Курсы валют НБУ
  • USD28.84+ 0.07
  • EUR35.35+ 0.14

Из Мариуполя: жизнь, как на минном поле – в шаге от смерти

(обновлено: )78340
Когда живешь рядом с минами, нет никакого права на ошибку: любое неверное или неосторожное движение может оборвать жизнь. Из-за этого людям нечем зарабатывать на хлеб и отапливать дома.

РИА Новости Украина

"У меня земли нет! Раньше была земля, а сейчас там мины…". Сергей из Гнутово раньше  был зажиточным фермером, обеспечивал всю семью, а сейчас живет на мизерную пенсию. Трактор, который когда-то был кормильцем,  использует редко. Только если кто-то из соседей попросит вскопать огород, пишет Анна Працкова. 

В своей беде Сергей не одинок. В таком же сложном положении оказались многие фермеры из прифронтовых поселков вблизи Мариуполя. Земля, которая когда-то была источником дохода, теперь заминирована…

Помощник генсека ООН по гуманитарным вопросам Урсула Мюллер на брифинге в Нью-Йорке заявила, что Донбасс превращается в самый заминированный регион в мире. В ООН уверены, если не решить проблему с разминированием конфликтных регионов, это приостановит на годы развитие Донетчины и Луганщины.

Найти ответ, сколько именно гектаров земли в Донецкой области усеяно минами, невозможно. Пресс-секретарь сектора "Донецк" Сергей Шаблиенко заявил, что если в природе и существует "карта минирования", то о ней никто не расскажет. Это секретная информация.

Источник в одном из центров военно-гражданского сотрудничества в Донецкой области заявил, что гражданских эта информация вообще волновать не должна. Якобы это дело военное, военные знают, где и что заминировано, и во всем разберутся. Четко ответить на вопрос о том, опасно ли жителям выходить за пределы асфальтированных дорог на восток от Мариуполя, представитель центра не смог.

"Я только сегодня видел, как на Восточном мариупольцы выгуливали собак прямо в поле. Все целы и невредимы", — заявил он.

Тем временем трагические случаи, связанные с минами, уносят жизни людей и калечат человеческие судьбы.

Так, в июле 2017 года возле поселка Гнутово на неизвестном взрывном устройстве продорвался трактор. Пострадали двое мужчин. Трактор наехал колесом на мину в поле за полтора километра от жилых домов. Техника выгорела дотла, пострадали 2 человека.

Подрыв трактора близ Гнутово

Это  пятый известный СМИ случай с момента проведения военных действий. Ранее, 21 мая 2017-го, в 2,5 километрах от Талаковки, в сторону Коминтерново, при выполнении сельскохозяйственных работ трактор задел мину.

Летом 2015 года в Никольском (бывш. Володарском) районе в результате взрыва неизвестного предмета погиб ребенок, еще трое детей были ранены.

Погибшему ребенку было 4 года, еще трое детей возрастом 8-10 лет доставлены в больницу с тяжелыми травмами. Дети играли на улице и нашли неизвестный предмет, который взорвался. 

В ноябре 2017 года в ходе патрулирования прифронтового поселка Талаковка экипаж группы реагирования патрульной полиции Кальмиусского отделения на служебном автомобиле наткнулся на мину. Один полицейский погиб, двое получили ранения.

Читайте также: "Минск" мертв, а мы еще нет. Откровения Геращенко и Авакова

Всего, по данным пресс-службы полиции, с начала 2017 года от взрывоопасных предметов в Донецкой области пострадали 34 человека, 13 их них – погибли. Среди погибших 11 мужчин, 1 женщина и 1 ребенок. Ранения получил 21 человек, среди которых 12 мужчин, 6 женщин и 3 ребенка.

Почему подобные случаи происходят? Ответ на этот вопрос дал командир одного из батальонов, который с начала АТО несет службу под Мариуполем. Рассказал на условиях анонимности.

Причина тому одна, считает комбат: минирование сейчас и минирование в 2014-2015 годах принципиально отличаются друг от друга. Сейчас мины ставят профессионалы, а тогда – энтузиасты.

В настоящее время минирование идет строго по нормативам — каждая мина устанавливается с определенными координатами JPS вплоть до метра. Существует общий документ, в котором указана каждая мина со своими координатами, положение и характер минирования. Это формуляр минного поля. Документ с определенным грифом секретности хранится в режимных органах воинских частей, секторах.

Табличка с надписью "Стоп мины!" в районе поселка Александровка в Донецкой области.

"Естественно, этот процесс занимает большое количество времени, просто так бросать мины и что-то рисовать на бумажке нельзя, - рассказывает военнослужащий. – Минирование Коминтерново, Павлополя, Гнутово проводилось несколько недель и уже в более поздний срок с соблюдением всех норм".

При этом комбат заявляет, что в 2014 году было такое, что мины просто разбрасывались на грунт вблизи Мариуполя в том направлении, откуда в сторону города  должны были идти танки.

"Очень много противотанковых минных полей в районе Новоазовска, Розы Люксембург и так далее, — говорит военный. — Документирование и фиксация минных полей в 2014-2015 годах были очень и очень условными. Мы примерно где-то знаем что-то. Но так как положено — нет, мы не можем этого знать".

По словам комбата, даже сейчас (после стольких лет со Второй мировой войны) Черное море имеет лишь определенные участки, которые позволяют совершать  судоходство. Старые мины продолжают давать о себе знать.

"У нас минировали самоучки, каждый тыкал куда хочет и сколько хочет. Поэтому военнослужащим лучше в посадку по нужде не ходить. Можно подорваться либо на своей растяжке, либо на чужой. Мины типа МОН в нашу сторону и в сторону противника наставлены хаотично, как попало и кем попало. Я запрещаю своим ребятам дальше, чем на пару сотен метров, выходить за передний край".

По словам комбата, ширина заминированной территории – около 10 километров. Она включает в себя окопы украинской армии, окопы боевиков. Территорию между позициями (от сотен метров до нескольких километров) и небольшой участок тыла.

"Все это в дальнейшем нам предстоит разгребать, - говорит спикер. – Минно-взрывные заграждения, минные поля, растяжки и всевозможные ловушки, а также неразорвавшиеся снаряды".

В 2014 году перемещения групп происходило хаотично. Группа могла зайти, обезопасить себя растяжками, а экстренно снимаясь, ничего за собой не разминировать. 

"Я бы, если честно, на восток от Мариуполя не гарантировал бы безопасность гражданского населения, потому что может быть все что угодно. Если по территории перемещались вооруженные люди, особенно учитывая систему гуляющих блокпостов вокруг Мариуполя. Везде, где есть или были блокпосты, точно есть растяжки-самоделки. Походы за грибами, прогулки с собаками и пикники с восточной стороны от Мариуполя лучше не совершать. Я бы не рискнул".

С 6 июля 2014 года  к разминированию опасных участков привлекли ГСЧС.  По данным пресс-службы ГСЧС в Донецкой области, с начала работ  обнаружено, изъято и уничтожено 94 тысячи 215 единиц снарядов. За это время  проверили 734 здания и сооружения, а также территорию общей площадью 17 615,92 га и акваторию моря общей площадью 37,5 га.

Однако полной гарантии, что после разминирования, выполненного ГСЧС, в земле не осталось мин и неразорвавшихся снарядов, нет. Это разминирование поверхностное. У ГСЧС есть техника для более глубокого разминирования, но ее мощностей не всегда достаточно.

Полную уверенность в том, что в земле не осталось мин, может дать только гуманитарное разминирование. Оно в Донецкой области также проводится. С осени 2016 в Украине работает британская компания "HALO Trust" – это самая крупная в мире организация по разминированию  с огромным опытом работы в разных странах мира, умеющая работать с разными видами боеприпасов производства разных стран и разных годов.

В настоящее время штат их сотрудников в Украине составляет около 200 человек, большая часть из них – минеры. Это и мужчины, и женщины. Практически все – местные жители, за исключением 4 руководителей из других стран. Финансируется организация полностью за счет международных доноров. Разминирование в Украине спонсируют правительства Великобритании, США, Германии, Норвегии, Финляндии.

"Мы работаем по международным стандартам противоминной деятельности и проводим разминирование на глубину до 15 сантиметров, - рассказала 0629 представитель организации Марина Лантух. — Связано это с тем, что в Украине все еще не принят закон о противоминной деятельности и нет национальных стандартов".

Основное отличие гуманитарного разминирования от любого другого – очень четко определяются опасные территории, их границы с помощью картографических методов, а затем земля проверяется сантиметр за сантиметром.

"Когда мы заканчиваем разминирование какого-либо участка, то исключается вероятность, что там можно найти что-то взрывоопасное. Наше разминирование принципиально отличается от разминирования МЧС", — подчеркнула Марина Лантух.

Разминирование проводилось в 3 этапа: быстрая оценка, нетехническое обследование и в завершение — непосредственно разминирование.

После того, как группа с оборудованием определяет и обнаруживает боеприпасы, минеры экскозируют (выкапывают) боеприпас. В зависимости от вида боеприпаса представители "HALO Trust" либо снимают взрыватель, или же звонят в ГСЧС.

"Мы бы могли самостоятельно разминировать боеприпас, но в силу отсутствия закона о противоминной деятельности и политических факторов, у нас нет лицензии на проведение обезвреживания с использованием взрывчатых веществ. Надеемся, что это изменится, - говорит Марина Лантух. – Наша организация работает в  20 странах мира и почти везде проводит полный спектр разминирования, вплоть до уничтожения боеприпасов. Специалисты у нас есть, и мы способны это делать".

В рамках гуманитарного разминирования по Никольскому, Волновахскому районам и Мариуполю быстрая оценка была проведена примерно в 60 населенных пунктах, нетехническое обследование – в 11 населенных пунктах (Сопино, Талаковка, Ломакино, Сартана, Мирное и другие).

Непосредственно разминирование проводилось в Павлополе, но из-за боевых действий оно было приостановлено. Закончили разминирование участка в селе Зоря Волновахского района. На сегодня актуален полигон в Волновахе, где проводятся работы по разминированию.

"В этих населенных пунктах мы проверили и разминировали порядка 20 га земли, — отмечает Марина Лантух. – Найдены: 1 противопехотная мина, граната на растяжке, 4 кассетных боеприпаса, 22 взрывоопасных предмета (гранаты ракеты)".

В ходе нетехнического обследования также было обнаружено 65 единиц взрывоопасных предметов (ракеты, гранаты, взрыватели).

В планах организации  разминирование Сартаны, Мирного, Талаковки, Сопино. Но все будет зависеть от ведения боевых действий. Всю работу "HALO Trust" строго координирует штаб АТО, к тому же нет смысла разминировать то, что может быть повторно заминировано.

После разговора с представителем "HALO Trust" стало совершенно ясно: проблема заминированных земель – это беда и боль на долгие-долгие годы.

Это понимают и в поселках. Гуманитарное разминирование даже при принятии закона займет годы. 

Особенно сложная ситуация в тех селах, которые находились или находятся в "серой зоне". Они заминированы с трех сторон.

Как рассказал 0629 фермер из поселка Гнутово, ранее на земле работали 17 его односельчан, сегодня только трое. Это те, кому повезло – их земля находится на первой или второй линии от обочин. Ее проверили сотрудники ГСЧС. То, что вглубь, – закрытая зона. Но даже обрабатывая проверенную землю, всегда остается риск. И его жители сел остро ощущают.

Тяжело и тем, кто ранее ходил за дровами в посадку. При нынешней цене угля им очень тяжело отапливать свои жилища. Именно потому главы поселков разрешили спиливать сухие деревья прямо в населенных пунктах. Лучше уж без деревьев, чем без жителей…

Разминирование территории Донбасса. Архивное фото

Да и сами селяне не спешат рисковать. Говорят,  жизнь дороже.

"Раньше я часто ходил в посадку, даже для того, чтобы держак для лопаты выпилить, а теперь все, ни ногой, - рассказывает житель прифронтового поселка. – Было такое, что снаряд в мой огород прилетел. К счастью, не разорвался".

Но даже к таким сложным условиям жизни люди привыкли. Другого дома у них нет, а потому они просто живут, как могут.

Многие международные организации помогают кто продуктами, кто брикетами, а кто – обучением противоминной безопасности. Проводятся уроки и в местных школах. По словам главы Талаковки Вячеслава Cалгалова, уроки дают свои плоды.

"Был случай, когда школьникам рассказали, что нужно сообщать о подозрительных  находках, в тот же день дети нашли странный пакет и сообщили мне. К счастью, взрывных устройств там не обнаружили. Но это означает, что дети запомнили и все поняли", — отметил Салгалов.

Вот такая она жизнь рядом с минами. Жизнь, в которой нет места для шага в сторону и нет права на ошибку.

Темы дня