наверх
09.12.201915:12
Курсы валют НБУ
  • USD23.72- 0.15
  • EUR26.32- 0.17

Историк: польская политика в отношении Украины провалилась

Дружба Украины и Польши разбилась об закон о Бандере (555)

(обновлено: )3179256
Мы имеем дело с вопиющей ситуацией, когда с украинской стороны партнером по переговорам Института национальной памяти, который должен был стать хранителем чести и исторической памяти, становится лжец и фальсификатор, заявил польский историк.
Министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский

РИА Новости Украина

Польша вводит запретительные меры с целью не допустить приезда в страну людей, придерживающихся крайне антипольских позиций. "Мы закрывали глава на многие проблемы, исходя из своей военно-политической доктрины, но мы пришли к выводу, что нас используют", — заявил глава польского МИД Витольд Ващиковский, сообщив, что в отношении одного украинца подобная процедура уже запущена.

Отношения Польши и Украины все чаще квалифицируются польским МИДом как "сложные", и в этой связи под вопрос поставлен и запланированный на декабрь визит президента Польши Анджея Дуды.

Sputnik Polska побеседовал с историком, профессором Люблинского католического университета (Katolicki Uniwersytet Lubelski) Влодзимежем Осадчим (Włodzimierz Osadczy).

Читайте также: В Польше действует закон о реституции — Израиль недоволен

Министр Ващиковский, видимо, одумался, потому что в эфире TVP он заявил, что запускаются процедуры, которые не допустят приезда в Польшу людей, придерживающихся крайне антипольских взглядов. И люди, которые надевают форму солдат дивизии СС "Галичина" в Польшу тоже не смогут въехать. Как Вы прокомментируете эту новость?

— Трудно сказать, воплотятся ли в жизнь звучащие, как известно, время от времени из уст представителей польских правительственных структур заявления на сложные темы в польско-украинских отношениях. Может показаться, что польское правительство не до конца контролирует и не до конца последовательно действует в этой области. Скандальные случаи, которые происходили в последнее время, например, отказ профессору Партачу (Partacz) во въезде на Украину и многие другие, не могли остаться без ответа правящих кругов Польши. Мне кажется, что такие заявления появились, поскольку трудно было бы ожидать, чтобы осталось без ответа то, что сейчас происходит в польско-украинских отношениях.

А вот каким образом это все воплотится в жизнь? Здесь я бы не был оптимистом, потому что у нас есть определенный опыт ухудшения польско-украинских отношений в контексте безгранично растущей идеологии бандеризма на Украине. Нам известно, что различного рода заявления звучали, но они не находили воплощения в действительности. До сих пор посол в Киеве остается человеком, на котором лежит ответственность за все, что происходит. Тем не менее, это человек, которого подвинуть невозможно. До сих пор сохраняется драматическая ситуация, когда речь идет о погребении останков жертв геноцида на Волыни. До сих пор острой остается ситуация с римско-католическими храмами, в которые ходят в основном поляки, а также местами памяти. Я напомню также о странных и неудачных попытках разрешения проблем, связанных со школьным образованием представителей меньшинств. Все это свидетельствует о том, что определенные тенденции существуют. Польское правительство сейчас должно что-то делать, поэтому данное заявление должно было появиться. Но будет ли заявление воплощаться в жизнь? Это большой вопрос. И тут я не оптимист.

Анонсирован визит президента Дуды на Украину. Может ли этот визит оказаться желательным в сложившейся ситуации?

— Мне кажется, что любой визит главы польского государство к своему стратегическому партнеру, а Украина для Польши является именно таким партнером, имеет символическое значение. Это жест в поддержку идеи, что страны представляют собой некую общность на самом высоком уровне. Но после всего, что произошло и продолжает существовать, подобный визит противоречил бы сложившейся (в последнее время) в польско-украинских отношениях атмосфере.

Мне трудно понять намерения и реальные мотивы польской восточной политики. Мы можем только гадать, выдвигать свои гипотезы, когда речь заходит о степени суверенности польских властей в данной области. Обратите внимание – глава польского государства не сказал ни слова по вопросу эксгумации жертв геноцида, глава польского государства, будучи с визитом на Украине в прошлом году, четко сформулировал требование вернуть церковь Марии Магдалины во Львове, и ничего не произошло. Поэтому мне кажется, что визиты к соседям обществом будут восприниматься все более негативно.

Лица, которым будет запрещен въезд в Польшу, часть высказываются в польских СМИ, в том числе и мейнстримных. Нужно ли в таком случае предоставлять им трибуну?

— Да, ситуация трудная. Напрашивается вопрос – насколько польские СМИ, в том числе и лидеры общественного мнения, являются независимыми и отражают мнение польского общества? Мы знаем, что большая часть СМИ существует на деньги спонсоров или напрямую финансируются из-за рубежа. Мы также знаем, что на медийном рынке Польши доминируют СМИ с немецким капиталом. Знаменитый фонд Сороса также создает свои медиасферы. Чему ж тогда удивляться, что СМИ предпочитают освещать темы, принижающие достоинство поляков? СМИ приглашают к дискуссии людей, которые не должны расцениваться как партнеры, а могут служить лишь примером для разговора о вырождении, об отклонениях от нормы. Печально, если "ненормальность" становится твоим собеседником. Если мы имеем дело с вопиющей ситуацией, когда с украинской стороны партнером по переговорам Института национальной памяти, который должен был бы стать хранителем чести и исторической памяти, становится лжец и фальсификатор. И встреча с таким человеком – это ненормально. Это снижает уровень дискуссии и внедряет релятивизм в сферы, которые релятивистскими быть не могут – такие как честь, память, самосознание любого общества и любого народа.

Самое читаемое
    Темы дня