наверх
24.11.201714:47
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Избиения, унижения, маты. Из жизни ужгородского интерната для глухих детей

(обновлено: )51630
Зло стало нормой, система образования бездействует, а заведение стало "замкнутым пространством", из которого, в силу его специфики, информация практически не попадает во внешний мир.
Ужгородская общеобразовательная специальная школа-интернат I-III ступеней Закарпатского областного совета

РИА Новости Украина

После резонансного скандала с вымогательством денег в ужгородском НПК "Престиж", фигурантом которого стала семья переселенцев из Донецка, не менее скандальная ситуация развивается в другом учебном заведении областного центра Закарпатья – Ужгородской общеобразовательной специальной школе-интернате I-III ступеней Закарпатского областного совета, в которой учатся дети с проблемами слуха со всей области, пишет Закарпатье.net.

В течение фактически десятилетий из-за своей специфики заведение, по сути, было изолировано в системе образования — глухие или и глухонемые дети не имеют возможности донести до внешнего мира реалии собственного мира, в котором в силу нелегких жизненных обстоятельств им пришлось жить и учиться. Бесконтрольность порождает безнаказанность. И поэтому в интернате сформировалась довольно специфическая атмосфера, реалиями которой стало не в меру жесткое, если не сказать жестокое, отношение к ученикам, "семейный" подход при устройстве на работу и прочее.

Последнее, кстати, привело к тому, что в заведении, где основным средством общения является язык жестов, большинство из более пяти десятков педагогов и воспитателей школы-интерната владеют им на крайне низком уровне – около 20-30% от необходимого объема. Дошло до того, что на школьные линейки приходится приглашать сурдопереводчика с телеканала "Тиса-1".

До последнего времени такое положение дел устраивало всех, кроме, разве, детей. Но сами воспитанники, которые попадали в эту устоявшуюся, "камерную" систему интернатских координат, не знают, что на самом деле отношение к ним должно быть другим – лучше, человечнее и профессиональнее. Потому что другого мира они просто не видят. А у некоторых из них мир, из которого они попали в интернат, был еще более жестоким и немилосердным…

Все начало постепенно меняться, когда в конце октября прошлого, 2016-го года на работу в школу-интернат на вакантную должность воспитателя пришла Власта Грицюк. Как инвалид III группы с детства, она в совершенстве владеет языком жестов и умеет пользоваться собственным голосом, а потому быстро нашла контакт с учениками. Взаимопониманию с детьми способствовало и то, что в их коллективе оказались и собственные дети В.Грицюк — Мартин и Николета, также инвалиды III группы с нарушениями слуха от рождения.

Воспитанники Власты, не испытывая барьера в общении и чувствуя ее поддержку, восприняли ее как свою, начали доверять ей свои образы и тайны. Из которых, шаг за шагом, начали рельефно вырисовываться проблемные обстоятельства интернатской жизни.

Первое, на что начали жаловаться дети, доверившись новой воспитательнице, стала жестокость в отношении к ним самим. Как оказалось, обиды, пинки или  даже побои являются нормой интернатской жизни. Больше всего жаловались на учителя физкультуры Юрия Шимона, который, с одной стороны, выстраивал с воспитанниками интерната формально дружеские отношения, с другой — часто позволял себе выходить в общении за рамки педагогических методов воспитания, отдавая предпочтение грубому физическому воздействию.

Уже вскоре убедиться в этом смог и сын В.Грицюк — Мартин. Поскольку ребенок воспитывался вне интерната, в почти обычной семье, в атмосфере свободы и открытости, в условиях специфической системы, общепринятой в школе-интернате, он сразу столкнулся с проблемами. А действительно проблемная, по сути, конфликтная ситуация случилась 7 ноября 2016.

На перемене мальчик хотел завязать шнурки, чтобы пойти на занятия в спортзал, а вместо этого получил пинок от учителя физкультуры Ю.Шимона. Не привыкший к таким вещам в собственной семье, Мартин возмутился. А поскольку говорить не может, отреагировал на языке жестов: как пример – "Эй, чего ты? Почему ты такое делаешь?!" В ответ на что получил от учителя ногой под зад. 

Мальчишка возмутился и, не испытывая каких-либо ограничений в отношении обидчика, отреагировал доступным способом — показал "физруку" средний палец. После чего Ю.Шимон, не привыкший к таким проявлениям свободы интернатовцев, вернувшись к парню, пытался силой затащить его в класс, а поскольку тот сопротивлялся, взял его за грудь и бросил в стену.

В других случаях применения силы действовало безотказно. Но не в этом: не желая подчиняться насилию, мальчик, оказавшийся у ведра с водой и шваброй, которые оставила после мытья пола коридора уборщица, схватил швабру и ударил "соперника".

Вместо того чтобы взять себя в руки и остановить противостояние с ребенком, "педагог" в ответ схватил Мартина за волосы и начал тыкать лицом в ведро с грязной водой.

Свидетелем "перевоспитания" стал ученик 8Б класса Михаил Куртанич, который бросился отрывать обезумевшего мужчину от друга.

На видео, которое записала и передала редакции Закарпатье онлайн Власта Грицюк, М.Куртанич подтверждает все изложенные обстоятельства инцидента.

И из той записи четко видно, что он говорит правду.

В том числе и в том случае, когда рассказывает, как воспитатель общался с Мартином с помощью мата, провоцируя мальчика таким способом, что ему, мол, "по***ю" его родители. На видео этот нюанс перевода "прикрыт" звуковым сигналом, но и понятного для всех взрослых жеста достаточно, чтобы понять всю неприглядную, даже позорную суть происходящего в стенах воспитательного заведения…

Однако и на этом моменте проблемная история не закончилась. Далее, конфликтуя с ребенком, "педагог" Ю.Шимон не нашел лучшего аргумента, как… дважды плюнуть в лицо ребенка. На что мальчик, конечно, отреагировал аналогично…

Очевидцами конфликта стали и другие интернатовцы, в том числе Эрик Годас из 10-го класса, который на тот момент выглянул из дверей класса. В другом видеосюжете, который публикует Закарпатье онлайн, он рассказывает о другой истории, которая была с участием того же Ю.Шимона, когда тот так же применял к нему силу. А потом рассказал, что видел собственными глазами во время уже упомянутого инцидента с участием ученика и воспитателя.

То, что рассказывали ей дети, и то, что видела собственными глазами, Власта Грицюк фиксировала на видео и на бумаге, и в виде докладных пыталась донести до руководства учреждения. Однако вместо принятия немедленных мер руководство предпочитает «замять» проблему. А поскольку "проблемой" оказалась прежде всего сама воспитательница, взялись за нее. 

"Влепили" выговор по результатам бытовой "разборки" между учениками, произошедшей во время ее дежурства. Выглядевшая совершенно мелочной на фоне других историй, когда, к примеру, в заведении "заминали" переломы и другие травмы у детей, которые случались по результатам действительно небрежного выполнения работниками школы-интерната своих обязанностей. А параллельно обрабатывали учеников, которые были свидетелями проблемных ситуаций, – каждый особым для него способом. Одних "убеждая" будущей перспективой трудоустройства в заведении, другим – угрожая неучастием в дефлимпийских играх, которые для инвалидов являются, по сути, едва ли не единственным шансом вырваться из своего проблемного мира в другой, лучший.

Письмо воспитателя Власты Грицюк
Письмо воспитателя Власты Грицюк
Письмо воспитателя Власты Грицюк

"Убеждали" и родителей, для которых обучение их детей-инвалидов в специализированном учреждении было шансом, который нельзя было потерять…

А вокруг самой В.Грицюк, которая решилась разрушить спокойную жизнь, в которую в той или иной степени "вмонтировался» каждый из работников, методично выстраивали барьеры отчуждения и неприятия.

Естественно, что комиссия из Департамента образования и науки Закарпатской ОГА (директор – Анна Сопкова), формально посетила учреждения в ответ на обращение "мятежной" воспитательницы, несмотря на то, что Власта Грицюк задокументировала целый ряд серьезных проблем, нарушений не обнаружила — в скандале не было заинтересовано не только руководство и коллектив школы-интерната, но и областное образовательное начальство. Тем более, что в упомянутом департаменте секретарем работает мать одного из трудоустроенных в интернате воспитателей, а заместителем начальника управления, начальником отдела – другого…

В атмосфере, когда все с кем-то связаны, кем-то трудоустроены и кому-то обязаны, не нашел повода для внесения информации об уголовном правонарушении по фактам, изложенным в заявлении В.Грицюк, в Единый реестр досудебных расследований, и следователь Ужгородского отдела полиции ГУ ЧП Украины в Закарпатской области. 

Зато, когда женщина обратилась за отстаиванием своих прав в Ужгородский горрайонный суд, в лице судьи К.Бенца 31 марта 2017 суд констатировал, что такие основания однозначно есть и принял "жалобу Грицюк Власти Романовны на бездействие должностных лиц Ужгородского ОП ГУНП в Закарпатской области по невнесению сведений об уголовном правонарушении в Единый реестр досудебных расследований после получения заявления – удовлетворить". И обязал должностных лиц Ужгородского ОП ГУНП в Закарпатской области внести соответствующую информацию в ЕДРР.

Документ ОП ГУНП в Закарпатской области

Так или иначе, в нынешней ситуации, когда никто не заинтересован в коренных изменениях в школе-интернате, и тем более – в развитии конфликта, голос Власты Грицюк остается, по сути, гласом вопиющего в пустыне. И без поддержки общества и СМИ в этом противостоянии с "общепринятым злом" одной ей не выстоять.

Дело, в конце концов, даже не в ней. А в детях.

Своих собственных детей, чтобы уберечь их от атмосферы психологического террора, она недавно из школы-интерната уже забрала и перевела в Киев. Но в заведении остались все остальные. В буквальном смысле — глухие, немые и бесправные. И бороться стоит ради них…

Темы дня