наверх
16.07.202400:46
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Трудовая миграция: как украинки Италию покоряют

(обновлено: )3813236
Уехавшая на заработки в Италию украинка рассказывает, что очень хочет вернуться домошуй, но в по-прежнему чужой для нее стране ее держат стабильность и уверенность в завтрашнем дне.

РИА Новости Украина

Она садилась в автобус. Было немного не по себе, но решительно бросила чемодан в багажное отделение и оглянулась вокруг. Женщины были такие одинаковые и такие разные – то весело болтали, то молча всматривались в темноту. Что они там видели? Кто знает. Единственное, что она могла понимать – те женщины знали, куда едут. Она – не имела ни малейшего представления. Просто как-то так… решилась. Это был момент, когда началась ее история, пишет газета Галицкое слово.

РИА Новости Украина публикует фрагменты этого материала. 

Впереди ждали долгие очереди на границах, затем почти идеально выстланные польские автобаны, а дальше немецкие – в то время еще более вылизанные. Часы взлетали, автобус повернул на юг – работников встретила солнечная Италия. Милан, Модена, Флоренция, Рим – двери открывались, люди выходили, а она все еще ехала дальше, пока не добралась юга страны. Это был Неаполь – город контрастов и испытаний, с одной стороны – серый и засоренный темнокожими наркоторговцами, а с другой – яркий и романтический, перед которым открываются живописные морские просторы. Дверь открылась на вокзале. Водитель торопливо сообщил, что это "конечная", и рядом моментально выстроились высокие колонны из чемоданов – как главная вертикаль между тем, что было там, дома, и тем, что случится здесь, в неизвестной Италии. 

Из тех сумок люди получали продукты, пока те не закончились. Спали, мылись, отправляли все остальные потребности между вагонами, пока не находили себе лучшего убежища. Так прошло несколько дней. И как-то туда наведалась женщина, наша (украинка), чтобы сообщить благую весть – в один из баров требуются на работу официантки.

– Отправляемся вечером. Вас заберут отсюда. Заплатить за полученную работу нужно будет… 

– Все деньги. Для большинства из присутствующих такая роскошь стоила всех бумажных, которые они привезли с собой, в основном, это были одолженные у родственников или друзей деньги, и для многих – очень большие.

Когда стемнело, на вокзал действительно подъехал автобус. Везли недолго, как можно было предположить, всего лишь где-то на окраину Неаполя. Здесь предложили переночевать, сообщив, что уже утром отправят на работу. Женщины говорили между собой и вдруг ей стало не по себе – выяснилось, что не официантками в бар их везут работать, а в публичный дом! Кто бы подумал?!

Несколько минут мир шел кругом, а затем нашла силы сжать в ладони свой паспорт, чтобы никто не видел, и решила бежать. Темная ночь стелила перед ней освещенную автостраду. Когда мимо, как кометы, пролетали машины, ложилась в ров, пряталась, а затем продолжала идти дальше. И вдруг – увидела автобус. Остановила. Села. Водитель пытался что-то у нее расспросить – ничего не поняла. Молча пожимая плечами показывала, что ей нужно ехать прямо. Вышла снова в Неаполе, и как добраться до вокзала, не знала.

– Cosa sta cercando? Si è persa? Sto da un sacco di tempo su questa curva a fissarla, – заговорил с ней итальянец.

– Я не ку-у-у-у-рва! – Только теперь, кажется, сдали нервы и слезы покатились, как горох. Вытерпеть это все, кажется, было не в силах…

Читайте также: Три года президентства Порошенко: Inside Out

"Сurvа" с итальянского "поворот". Мужчина хотел помочь, говоря, что уже длительное время стоит на перепутье и наблюдает за ней, спрашивал, что ищет, вдруг не заблудилась, куда ей надо добраться, предлагал подвезти, и в ответ слышал сквозь слезы одно единственное: "Я не сука. И никуда не поеду". В конце концов, сел в машину и отправился на вокзал, зная, что там много украинок, и можно привезти кого-то, чтобы помочь бедняге. К счастью, на этот раз именно так и случилось.

Через два дня, во время завтрака, который организовали для работников волонтеры из "Каритас", донеслись слухи о том, что ту украинку, которая отправляла наших женщин в публичный дом, повесили. Говорят, отомстили. Говорят, свои же… И это все, что можно было узнать. Никто ничего не говорил. Да и не надо было.

Время шло. Досаждавшие бабушка с дедушкой, работу у которых помогла найти подруга, наконец уснули. Глубокая ночь склонила и ей голову на подушку. Снился муж. День их счастливой свадьбы. Белое платье, улыбающиеся гости и сокровенное — венчание. Сладкий сон прервал момент, как кто-то в той церкви резко сорвал с нее перчатку…

– Это знак. Я бы на твоем месте так спокойно на это все не реагировала. Ну подумай сама. Твой муж молодой красивый врач, мало ли таких медсестричек, как ты была, что сейчас вокруг бегают? Вот не смеши – уже, наверное, присмотрел какую-то. Позвонить бы тебе домой, и расспросить, – пыталась поучать подруга.

Мама на телефонные звонки не отвечала. Позвонила к себе на квартиру, и вместо мужа трубку поднял его брат.

— Надя, ты должна быть терпелива – твой муж скончался.

Она вспоминает только, как села в какой-то автобус…

Сознание к ней вернулось в больнице.

Примерно так начиналась история 43-летней Надежды Шувар из Бовшева Галицкого района. Она 17 лет назад уехала в Италию. Сейчас живет и работает в Губбио – около 165 км к северу от Рима. Имеет семью, сына, работу в пекарне, машину, ежегодный отпуск – жизнь, как говорится, наладилась. Журналист "Галицкого слова" решила пообщаться с ней о том, какие именно трудности приходится преодолевать на заработках украинским женщинам.

Украинка в Италии Надежда Шувар

В нескольких словах хочется продолжить описанную мной выше историю… На похороны мужа Вам удалось поехать? Как развивались события дальше?

— Меня девушки после того известия нашли уже в больнице, в которой я пролежала около недели. Спасибо волонтерам из "Каритас", они мне привозили и одежду, и продукты. Я очень хотела вернуться домой, но, во-первых, у меня не было денег, а во-вторых, родные сказали, что ничем я уже там ему помочь не смогу… Доля правды в этих словах, пожалуй, была. И как-то маме позвонила подруга, которая также была в Италии, и предложила поехать к ней в Губбио – помочь с работой. Я послушалась.

"Смейся, потому что тебя никто на работу не захочет взять", — говорила мне она, когда мы встретились после длительной изнурительной дороги. А я была, казалось, просто смертельно уставшая – как уснула, так проснулась только через сутки.

Три недели ухаживала за бабушкой, пока ее не отдали в дом престарелых, а потом меня один адвокат взял на работу помогать его родителям, платил очень хорошую по тем временам зарплату – почти полторы тысячи итальянских лир. Но, представьте себе, и здесь не обошлось без приключений – бабушка меня очень ревновала к своему деду. Ему было 86 лет, но специфическое чувство юмора: на людях любил называть меня своей любовницей, поэтому поработать в той семье удалось не более четырех месяцев. Далее события развивались еще интереснее – я ухаживала за одной женщиной и ее братом, которые вместе жили и никогда не были женаты. Таких скупых людей, как они, я в жизни не встречала. Долго я там тоже не задержалась. Только потом мне подруга сказала, что есть работа в пекарне. Прошло много времени, и я до сих пор здесь работу.

Жизнь наладилась?

– Можно сказать, что да. Вышла второй раз замуж за украинца, своего односельчанина. Живем здесь вдвоем, воспитываем шестилетнего сына. Итальянцы, владельцы пекарни, в которой я работаю, любят его, как своего родного внука. Хорошие люди. Мы не платим ни за жилье, ни за коммунальные услуги – в этом они нам помогают. Помню, как уже после трех месяцев в декрете мне пришлось выходить на работу, часто и в ночную смену, то хозяйка приезжала и оставалась ночевать с ребенком. А также моя мама приезжала, оставив все домашние заботы, чтобы помочь мне с маленьким ребенком – очень за это ей благодарна. К сожалению, моя мамочка также в жизни прошла через много трудностей, и постоянно оставалась при этом очень отзывчивым и хорошим человеком. Я ее всегда прошу беречь себя, потому что от ее счастья зависит и наше – детей.

С украинцами часто встречаетесь?

– Очень редко. Мой сын очень хорошо учится, танцует, плавает, катается на роликах, часто участвует в различных соревнованиях, поэтому мы постоянно заняты. Вот недавно завоевал кубок первенства на соревнованиях. Мы им гордимся.

Если вспомнить, как все начиналось, то сейчас можно искренне за Вас порадоваться, а вот как изменились за это время люди?

— Оооо… Люди не те, совсем не те. Когда-то сочувствовали, помогали, а теперь каждый живет своей жизнью. Вот, помню рассказы моей подруги… Один итальянец взял ее на работу, и, представьте себе, время от времени женщина просыпалась, а правильнее говоря, приходила в сознание, связанной в постели. Как позже выяснилось, он колол ее снотворным и делал все, что хотел. Извращенец, иначе не скажешь. Когда она поняла, что с ней происходят странные вещи и обратилась к нам за помощью, то уже весила 28 кг из 60 – так похудела. Связаться с нами ей тогда помогли монахини.

Другая подруга рассказывает, как ее по вечерам бил работодатель, так что аж волосы горстями вырывал из головы, забрать ее помогла уже полиция. Ах, сколько всего можно порассказывать, здесь каждая женщина имеет свою историю. Тяжелые времена были…

Сейчас в Италии жить труднее?

– Моей маме семьдесят два года. Я построила во дворе два дома, вроде все есть. Но приеду туда, и максимум неделю могу спокойно побыть. Теперь все по-другому, и я чувствую себя, как в гостях. Вот прихожу я в Италии в магазин и говорю: "Синьора, мне нужны туфли". Объясняю которые и выбираю. Так эта синьора не только поможет мне их примерить, но и на следующий день после свадьбы, на которую, к примеру, я их покупала, позвонит поинтересоваться, удобно ли мне было в них танцевать. А у нас в магазине потерпят, а в итоге спросят: "Вы еще долго будете мне голову морочить?". Итальянцы ценят своих клиентов. А домой только поеду на рынок, и уже тебя встречают:

– А что купила, покажи… – должна посреди дороги показывать.

– О, что это для тебя сто-двести гривен…

Верите, что-то! Люди не понимают, как тяжело они заработаны.

Здесь также не гладко. Да, мне повезло, что я не оплачиваю коммунальные услуги, например, но расходы также немалые – обеспечить ребенку бассейн, танцы, дорого стоит страховка за машину, подорожало горючее почти вдвое… Больше зарабатываем, соответственно и больше тратим. Но в целом здесь спокойнее, это факт, люди не завидуют друг другу – тем, кто построил дом, купил машину… Богатство воспринимается легче.

Вижу, Вы требовательны. И к своему сыну так же?

– Мы живем в маленьком городке, где даже нет украинской школы, поэтому учить сына украинскому должны самостоятельно, так как неизвестно, как дальше сложится. А в итальянскую школу он ходит в первый класс, из 18-ти детей лучше всех учится. Но сейчас я Вам расскажу, почему. Как-то прихожу к учителям и говорю, что вчера своему сыну порвала тетрадь по итальянскому языку, а те от удивления чуть не попадали. Да, порвала, рассказываю дальше, потому что он писал не каллиграфически. Поэтому у меня статус самой строгой в школе мамы. И веду себя так, потому что здесь учителя, я считаю, слишком лояльные и мало требовательны.

Смотрите также: Охрименко: от дестабилизации валютный рынок спасают гастарбайтеры

Итальянцы не хотят быть образованными? Я вижу, что молодые люди не учатся так массово в вузах, как у нас, или же покидают университеты на первом-втором курсе, говоря, что им трудно, более того, часто даже в сорокалетнем возрасте посещают вечерние школы, потому что не смогли к этому времени получить среднего образования…

– Я Вам объясню, почему. У доброй половины итальянцев есть свой семейный бизнес, который они передают из поколения в поколение, поэтому сыновьям и дочерям не обязательно идти учиться – они еще с детства имеют твердое убеждение, что будут обеспечены работой. Владелец пекарни, на которой я работаю, получил письмо из университета, в котором говорилось о том, что его сын не посещает занятия. Реакция была спокойной и равнодушной – если не хочет учиться, то пусть ящики носит. И он носит, гораздо лучше живет, чем мы с дипломами с отличием.

Мою подругу однажды спросили: в Украине так же видно луну, как здесь в Италии…

– А я Вам о чем. Они не тяготеют к знаниям. Их учат пользоваться калькуляторами, а не таблицей умножения. Мой хозяин, например, не может устно к 36 прибавить 18. Зато итальянцы знают, что должны дважды в неделю поехать в ресторан поужинать, летом отдохнуть на море, а зимой покататься на лыжах и т.д. Сладко ничего не делать — так они говорят.

Жаль, что наши люди такие умные и такие способные, гнут спины на чужбине.

 – Можно копнуть глубже, почему. Шторы на окнах в итальянских домах висят еще те, которые, условно говоря, повесила прабабушка. Стирать их нельзя, максимум – вынести на улицу и легонько вытрепать. У украинцев: шесть лет назад, как построила дом, все в нем новенькие-чистенькие, и она уже едет в город менять шторы, потому что еще висят в тюльпанах, мода в этом году на ромашку, а хочется купить в розу, потому что говорили, что такие в следующем году будут в тренде. 

Вы посмотрите, как итальянцы одеваются. Все вещи, которые я привожу себе из Украины, лежат у меня в шкафу в коробках. Я здесь их не ношу. Все значительно проще. Через год снова еду домой, и мода снова меняется, мама ругается, чтобы купила себе что-то хорошее и не ходила, как неимущая, и так по кругу. А с другой стороны, я рада, как у нас в селе все хорошо сделали. Приятно посмотреть. 

Украинцы в Италии имеют не очень хорошую репутацию? Больно об этом спрашивать, но все же.

– Та женщина, которая сидит запертая в доме двадцать четыре часа в сутки, хочет и внимания к себе, и выйти прогуляться, и кофе попить, и отдохнуть. Итальянцы часто с ней заговорят, разряд, повезут показать какое-то местечко, и она уже тем радуется. Их мужчины вообще умеют завоевать расположение женщины.

Если он тебе скажет: "Привет, красавица. Как ты поживаешь?", а потом продолжит разговор, то от нашего услышишь: "Что ты опять от меня хочешь? И т.д.". Скажите мне, кто из наших мужчин спросит жену, хорошо ли она поела, не устала ли на работе и чем ей помочь. Единицы таких, наверное. А здесь – обычное явление. Поэтому логично, что их "ой, бедная, ты так устала сегодня, сейчас я тебе ужин приготовлю, подожди" возьмет верх над нашим недовольным "а что ты уже идешь спать?"… (Смеется, — авт.).

Все же Вы вышли замуж за украинца…

— Да, потому что итальянцы хорошие, но их нужно нянчить. Шесть часов – он уже хочет есть, первый час – он снова хочет есть, они такие более детские, маменькины сынки. Мой муж когда впервые приехал в Италию, я ему приготовила на ужин два стейка такие красивые, салат сделала, словом, так, как принято в Италии. Но слышу, звонит маме: "Дала мне два куска мяса, кровь шваркотит оттуда, кое-как обжарила туда-сюда, набросала травы… и просит есть? Вот и Италия".

Я все это слушала, опасаясь, что уже в селе свежие сплетни будут, и не знала, куда деться. А теперь, когда мой Володя приезжает ко мне, то не хочет ни дымящегося борщика, ни вареников, ни картофельного пюре, а мяса с салатиком – да так, чтобы "кровь шваркотила".

(…)

Чувствовали ли Вы когда-нибудь комплекс неполноценности, и когда состоялся так называемый переломный момент?

— Бывают моменты, я это чувствую до сих пор. Когда у нас началась война, то меня чуть не уволили с работы. Словом, прихожу как-то на работу и говорю о том, что спать не могу, потому что у нас в стране беда, что ребят везут на восток, убивают… На что слышу:

– Та подумаешь, на двести меньше, на двести больше, вас и так много. 

Как беру я его, люди, за шиворот… и с криками:

– Пусть Бог тебя защищает, чтобы ты, скотина, когда-нибудь увидел похороны своего сына, так, как это видят наши матери.

И все. Так это меня возмутило, что я упаковала чемоданы и уже готова была возвращаться домой. В результате, на коленях он у меня просил прощения. 

(…)

Я иногда им рассказываю, какие красивые наши Карпаты, какая живописная Украины, на что слышу в ответ: "Так а что ты здесь делаешь, возвращайся домой". Иначе мыслят те, кто побывал в нашем государстве, с ними уже можно предметно говорить, они нас понимают. Остальные – все равно считают нас наемниками. А еще – наши люди настолько хороши, что их просят сделать одно, а они в ответ продемонстрируют еще добрый десяток своих других способностей, не требуя взамен ничего. Этим, конечно, пользуются.

Бывает, что унижают здесь. Я, если бы на все обращала внимание, то меня, наверное, не стало бы уже. Мама любит говорить: "Врагу не пожелаю поехать на заработки". Потому что она была здесь у меня в гостях и все видела. Здесь наши женщины живут не в настоящем, а фотографиями родных из Украины. Вы думаете, те, кто возвращается домой, говорят правду?! Нет, конечно. Они ее никогда не расскажут.

И Вы также не говорите правду?

– А кто меня дома поймет? У каждого свое представление о заработках: мол, за границей деньги падают с неба. А почувствовать сложность моей работы очень легко: не надо особых усилий, просто сядьте ночью, откройте микроволновую печь и засуньте туда голову. Мы за одну ночь производим тысячу-полторы буханок хлеба: я посреди ночи бегу сама в пекарню, мешаю тесто, а потом все приходят и мне помогают. Как только сделаешь маленькую ошибочку, тебя сразу же кричат и обзывают путаной, то есть легкомысленной, могут даже чем бросить… А начнешь жаловаться, сразу отправляют домой. И так хочется иногда выплакаться в подушку, а потом думаю – все живы, здоровы, ребенок рядом, все плохое забудется.

Поэтому мне обидно, что у людей до сих пор остается стереотипным представление о том, что мы женщины легкого поведения, которые очень легко получают деньги. Это не так. Каждая оказалась здесь не просто: ради своего мужа, сына, дочери… Вы даже и близко не можете почувствовать, как здесь трудно быть в Пасху, Рождество – ты будто идешь в ту же церковь, освящаешь ту же пасочку, но все равно все это было и будет чужим.

Больше всего мне хочется, чтобы наша Украина процветала. Потому что так приятно возвращаться домой и видеть положительные изменения, развитие, а не слезы и сетования. Мне обидно осознавать, что массово выезжает за границу наша молодежь. Люди здесь собираются полными семьями, забирают друг друга. Я тоже, наверное, уже домой не вернусь, хотя мой сын пока очень хочет и постоянно называет себя настоящим украинским казаком. Единственное, что держит, это стабильность: получила зарплату, и знаешь, что тебе этого до следующей хватит. Но и ностальгия невыносимая… Особенно, когда мама позвонит и расскажет, что дома уже расцветает персик, который я посадила, а сын плоды начинает делить: "Вот тебе, вот бабушке, а вот папе…". Хотелось бы вернуться. Очень.

Самое читаемое
    Темы дня