наверх
03.07.202020:06
Курсы валют НБУ
  • USD27.18+ 0.41
  • EUR30.66+ 0.66

Дорога на Париж. Рейс заробитчан, наблюдения постороннего

(обновлено: )3154173
Едут за кордон в основном с одной целью – заработать денег, потому что дома сложная ситуация. При этом настроение у уезжающих чаще положительное – кто-то радуется, что выехал из Украины, другие надеются заработать и вернуться.

РИА Новости Украина

Никто не назовет точную цифру украинских заробитчан во Франции. Говорят, тысяч 20-30. Только из Обертина Тлумацкого района – около тысячи. Каждый четверг из Ивано-Франковска в Париж отправляется шесть бусов. Одним из них поехала в дальний путь и я, пишет Галина Добош.

Молодые водители Богдан и Роман Балагуры ездят микроавтобусом в Париж четвертый год. Это их бизнес, хотя скорее это форма заработка. Оба по специальности юристы. Работали и на государственных работах, и в частной фирме, были на заработках в Чехии. Когда получили предложение ездить на микроавтобусе в Париж, решили попробовать. Тем более, в школе учили французский язык. Наверное, именно поэтому выбор Франции в поисках лучшей доли для многих Обертинский людей был определяющим. У Богдана растет 4-летний сын, у Романа – шестимесячная дочь. Расспрашиваю братьев об их бизнесе, о дороге в Париж, о батрацких историях.

Читайте также: ЕС в ожидании нового миграционного цунами. Балканы готовы принять удар

– Ой, даже не знаем, с чего начать. На зарплату помощника районного судьи прожить было весело. Поехали в Чехию, заработали пару рублей. Теперь четвертый год ездим во Францию. Сейчас для нас это единственный вариант: как дома и одновременно на заработках. Зато не так как другие: три месяца, полгода, год, пять… Так мы себе решили, что будем кататься: немножко дома, немножко в Европе. Квартиранты, как жены называют нас. Приехали, поужинали, помылись, переночевали – и поехали.

Вахтовый метод…

– Что-то короткая вахта получается (смеется).

А как относятся родные к вашей работе? Не переживают?

– Сейчас проще: мы всегда на связи. Есть смартфон, вайбер. Переживают, потому что это дорога. Но позвонят – уже легче.

И вам легче.

– И нам легче.

А в дороге есть какие-то суеверия?

– Есть, оплату берем только в конце поездки. Человека доставили, сделали работу — получили зарплату. Мы идем как рейсовый автобус: четверг, 8:00, ж/д вокзал – поехали. Париж, "Шато Ландон", воскресенье, 12:00 – поехали. Как "Укрзализныця", только на колесах. Стабильность – залог успеха.

Что в таких поездках самое?

– Граница. Не только польская. Потому что хоть между Польшей и Германией, Бельгией и Францией нет границ, но стоят патрули контролируют: куда едешь, почему?

Сама поездка бывает разной по времени, не так ли? Самое худшее, наверное, ожидания на таможне?

– Основная масса людей, 95%, готовы к очередям, готовы ждать, "прорываться". Некоторые по первому раз не проезжают – готовы ехать второй раз, третий. В будние дни очередь сравнительно невелика. Пять часов ожидания – это еще не самое большое. Очень редко, разве что раз в квартал можно заехать так, что машин нет. В среднем едем чуть больше суток. Выезжаем в четверг утром, в пятницу в обед уже в Париже. А вот перед Новым годом на польской границе стояли очень долго, приехали аж в субботу.

А как относятся к нашим заробитчанам?

– Есть разница в ментальности людей. Немцы строгие, сторонники порядка и законности. Поляки немного смеются над нами, но и среди них много мигрантов. Французы к нам лояльны.

Вы говорили, что нет поездок, которые были бы одинаковы.

– Нет, потому что каждая поездка – это новая страница. Все новое. Дорога, казалось бы, одна, а приключения каждый раз другие.

По дороге вам, наверное, приходится слышать разные истории. О чем чаще всего люди рассказывают?

– Мало кто говорит, чего они едут. Но в основном чего? Заработать деньги. Потому что дома сложная ситуация.

Едут семьями?

– Бывает. На прошлой неделе семья из пяти человек выехала.

С каким настроением едут?

– В основном с положительным. Кто-то потому, что выехал из Украины. Кто-то с надеждой, что заработает копейку и вернется домой. А женщины едут с негативным настроением, потому что оставляют дома детей.

Куда больше едут – во Францию или в Украину?

– В основном туда. Оттуда едут в основном на праздники. Бывало так, что возвращаемся из Парижа – в бусе один человек, или вообще никого. Везем разве пакеты домой для родных.

Бывают особые знакомства?

– Вот несколько недель назад позвонил парень, лет 22-23. Нашел в Интернете наш номер телефона, договорились о поездке. Он был из Кривого Рога, откуда-то из тех краев. Пришел к автобусу вообще ни с чем: кошелек, паспорт и косметичка. Спрашиваем его: "Сережа, куда едешь, к кому?". "Ни к кому". Рассказал, что за рубежом уже бывал, но так далеко не ездил. В Париже никого не знает, а едет наняться в иностранный легион. Кстати, наших несколько Обертинских ребят тоже служат в легионе. Такая история: человек не знает куда, зачем, но поехал. С надеждой, что будет лучше, чем дома. Как сказал нам: единственная связь – это ваша визитка, если мне не удастся, то с вами вернусь. Прошло уже несколько недель, его не видели – значит, устроился.

А есть такие, кто не раз с вами ездит?

– Есть, конечно. Кто чаще, кто реже. Кто едет визы оформлять. Некоторые ездят на праздники навестить родных.

Мне приходилось слышать, что наши работники за несколько лет могут не побывать в достопримечательных местах там, где они работают. Вот вы лично в Париже видели Эйфелеву башню, Лувр, Нотр-Дам-де Пари?

– Мы имеем возможность увидеть Париж, каким он есть на самом деле.  А экскурсионные места – Эйфелева башня, Елисейские поля, Сакре-Кер – я знаю, что они есть, что там должно быть классно, но за три года там побывали только перед этим Новым годом. Жен привозили, они были на экскурсии. Но мы по большому счету не можем себе позволить такое удовольствие. Потому что есть работа.

А обычные люди ездят с вами ради экскурсии?

– За все это время только один раз поехала супружеская пара из Ивано-Франковска, средних лет бизнесмены. Имеют в Париже знакомых, побыли у них неделю и вернулись. С нами ездят в основном заробитчане.

Чем занимаются во Франции наши люди?

– Кто чем. Мужчины в основном на стройках, ремонты. Женщины, как всегда, дети, уборка, кухня.

Вернувшись домой, им трудно привыкнуть к нашим зарплатам, правда?

– В любом случае соотношение совсем другое зарплат в Украине и за рубежом. Вот сейчас подняли минимальную зарплату 3200 грн. А у нас буханка хлеба стоит 10 грн., бутылка воды – 10 грн., палка колбасы – 50-100 грн. У француза средняя зарплата в районе 3000 евро. Но если взять только единицы, забрать грн. и евро – это соотношение совсем разное. На их три тысячи единиц во Франции можно купить три тонны солярки, у нас на три тысячи единиц ты покупаешь 150 литров. Как человек может привыкнуть к нашим украинским зарплатам?

Куда вкладывают заработанные деньги?

– Кто во что. Кто чего хочет. Жилье, обучение детей. Зарабатывают в основном для того, чтобы в Украине нормально выжить.

Кто легче адаптируется?

– Молодежь в три секунды. Выезжают компаниями, по 10 человек. У нас одноклассники в Париже работают, мы с ними общаемся. Дома они сводили концы с концами, а сейчас в Париже просто живут.

Жалуются ли на государство те, кто едет на заработки?

– Скажем так, тема эта замалчивается.

У меня немного неудобный вопрос. Если бы вы понимали, что ситуация в Украине изменится к лучшему, будет для молодых место работы, вот вы согласны бы были, чтобы ваш бизнес не был нужен?

– Мы только за. Но в это очень трудно верится.

От чего это зависит? Что нужно изменить?

На этот вопрос не можем вам ответить. Власть поменять, людей поменять? Что нам надо поменять, чтобы у нас все изменилось – не знаем.

А если бы что-то изменилось, работники были бы готовы вернуться?

– Думаем, что да. Кто хочет быть батраком в чужом государстве? Все хотят к родной земле. Как бы там ни было хорошо, как бы там ни было классно, но когда в Украине будет не хуже жить, чем в Париже – 99 процентов людей вернутся.

… Когда мы закончили разговор, водители включили украинские песни и фильмы – это уже как бы традиция. За окном – чужая земля: ухоженная, с идеальными дорогами, ветряными мельницами. После Польши – Германия, затем сравнительно небольшие переезды через город-государство Люксембург и Бельгию, и уже тогда Франция. А в салоне автобуса – как уголок своей земли.

В Париже наша остановка – станция метро "Шато Ландон", фактически центр города. Символично, но рядом, в маленьком скверике, скульптура матери с ребенком на руках. И таких остановок украинских автобусов во французской столице немало. Собственно у метро, чтобы людям легче было добираться.

Не с Эйфелевой башни, не с Лувра, не с Елисейских полей, а именно с таких вот остановок для украинских заробитчан начинаются их французские дороги.

Самое читаемое
    Темы дня