наверх
26.10.202008:15
Курсы валют НБУ
  • USD28.29+ 0.03
  • EUR33.55+ 0.14

От печали до радости. Дни открытых дверей на Одесской таможне

(обновлено: )104210
Одни откровенно радуются уходу Марушевской, которую многие в Одессе, как и самого Саакашвили, считали популисткой. Другие – откровенно горюют, понимая, что возможен откат реформ, на которые так надеялись в регионе.

Елена Астрахович, для РИА Новости Украина, Одесса

Не прошло и трех недель, как пост главы одесской таможни покинула Юлия Марушевская – одна из самых ярких и неоднозначных фигур в команде экс-губернатора Одесской области Михаила Саакашвили. Причина ухода, по ее словам — "помехи, которые создавал руководитель ГФСУ Роман Насиров при попытках проведения реформ".

На таможне же начали происходить странные вещи. 22 ноября в административное здание таможни ворвались два десятка молодых людей в камуфляже, как позже выяснилось – нанятые представители охраной фирмы, и силой захватили кабинет начальника.  Его, после уходы Марушевской, занял временно исполняющий обязанности начальника Алексей Василенко – донецкий "Леша-Камбала", как его не раз называли в прессе. Он был назначен Насировым до завершения конкурса на должность начальника, который должен состояться в январе 2017 года.

Потом с таможни стала поступать информация о пропаже грузов. Все эти события вызвали серьезный резонанс в одесских деловых кругах. Одни откровенно радовались уходу Марушевской, которую многие в Одессе считали популисткой, как и самого Саакашвили. Другие – откровенно горевали, понимая, что возможен откат реформ, на которые так надеялись в регионе.

Мы пообщались с представителями обеих сторон. И всем задали три вопроса: были ли на деле реализованы обещанные реформы на одесской таможне и какие? В чем причина, по которой ее покинули многие фирмы-поставщики китайских и турецких грузов? И – как будут развиваться события дальше после прихода нового руководства?

Галина Вдовина, председатель таможенного комитета общественного совета при ГФСУ.

– На мой взгляд, как главы комитета, единственным достижением грузинской команды на таможне стало дистанцирование контролирующих смежных служб. Это единственный большой плюс.

Многие годы мы страдали от того, что в зоне деятельности таможни присутствовало большое число других ведомств – полиция, СБУ, экологи, ветеринары и т.д.  И все они создавали немало проблем для субъектов внешнеэкономической деятельности.

Все другие анонсированные реформы были авантюрны от начала и до конца. И я считаю, что Марушевская работала сугубо на свой личный имидж. Она не раз открыто заявляла, что она не начальник таможни, а политическая фигура – и это в том ведомстве, которое на 40% наполняет госбюджет, здесь как нигде нужен профессионал.

Что мы имеем в итоге от этих реформ? Разрушенное здание морвокзала, потраченные из бюджета деньги налогоплательщиков. И неизвестно, сколько еще денег придется потратить, чтобы восстановить эту визитную карточку Одессы.

Имеем разрушенную таможню, полностью деморализованную команду сотрудников. Полное отсутствие замов, главного бухгалтера, начальника отдела конфиската и распорядителя имуществом. Самой Марушевской тоже все время не было на месте. Как бизнесу работать в таких условиях?

За 9 месяцев мы несколько раз приглашали ее на заседания нашего профильного таможенного комитета при ГФСУ для обсуждения жизненно важных вопросов бизнеса. Но она ни разу не соизволила к нам прийти. Команда "реформаторов" нас открыто игнорировала.

В дополнение ко всему мы имеем 120 обманутых мальчиков и девочек, которых набрали в заведомо провальный проект "Відкритий митний простір". Как можно было их набирать, если не были внесены изменения в законодательство? То есть те люди, кто громче всех кричал, что нужно работать по закону, сами в первую очередь не соблюдали действующего законодательства.

У нас в Украине один из самых прогрессивных, приближенный к европейским стандартам Таможенный кодекс. Мы же целый год видели постоянно какие-то "доручення", которые по факту несли в себе огромный коррупционный риск. Мы слышали постоянно, что брокеры – это вселенское зло, главные коррупционеры. А эти заявления, что мы не будем работать с китайскими и турецкими грузами, потому, что у нас нет к ним доверия?

Изначально, когда пришла грузинская команда, мы надеялись, что, с учетом их опыта, мы услышим, что нужно внедрять полноценный таможенный аудит, что нужно изменять законодательство в лучшую сторону и реформировать всю таможенную систему. Что нужно построить грамотную цепочку отслеживания передвижения груза от входящей границы до конечного потребителя. А мы слышали только о преференциях для отдельных стран, недоверии к каким-то группам товаров…

Марушевская всегда любила ставить клише. Если ты брокер – ты зло, везешь китайский товар – контрабандист и коррупционер. В результате под давление ее команды попали фирмы с многолетней прекрасной репутацией, в том числе отечественные производители.

Новое руководство одесской таможни я рассматриваю как своего рода кризис-менеджеров. Потому, что на сегодняшний день очень важно понять, что и как происходило и как наладить вновь работу одной из крупнейших таможен страны.

Я настроена оптимистично, хотя сценарии могут быть самыми разными. У нас уже 4 года идет реформирование таможни. И мы ее уже так зареформировали, что в системе почти не осталось специалистов таможенного дела. Нам все время предлагают то английскую модель таможни, то американскую, то грузинскую, то Асикуду…

Столько уже нагромоздили предложений, что довели до полного коллапса. Месяц назад в ВР рассматривался законопроект о национальной таможне, который предлагали принять за основу. Я надеюсь, что когда мы наконец его примем и создадим фундамент для построения национальной таможни, нам действительно многое удастся изменить.

Дмитрий Сергиенко, представитель Ассоциации автомобильных международных перевозчиков

– Я считаю, что команде Саакашвили и Марушевской очень много удалось сделать в реформировании таможни. Если раньше мы – перевозчики – простаивали на таможне сутками, то теперь час-два это максимально. Мы даже мечтать о таком не могли.

Мы недавно встречались с новым начальником таможни Василенко. Он спросил: какие будут пожелания? У него тоже большие планы по реорганизации. Я ему сказал: главное, не навредите, сохраните хотя бы то что есть.

Ведь ускоренный режим пропуска – это заслуга не только Марушевской. Над этим много работали и Администрация морских портов, и общественные организации перевозчиков и транспортников.

О Марушевской говорят разное, но надо отдать ей должное – она была очень контактным начальником, все время встречалась с бизнесом, то есть с нами – экспедиторами, перевозчиками. Мы многое вместе обсуждали и решали. И хотим, чтобы так и дальше продолжалось.

Когда был Калетник, у нас даже документы не принимали на визирование, пока не заплатишь мзду. Мы боролись по-всякому, создали оперативные отряды общественников. Выезжали в порт на скандалы, от нас прятали документы, мы снимали на телефоны все эти "выбрыки" таможенников и показывали в эфире.

Был такой начальник таможни Вдовиченко. Так у него был "пунктик" – грузы на Молдавию и Приднестровье нужно просто "валить". В Киеве говорили: есть информация, что эти грузы вернутся обратно, но ни одного факта не предъявляли. И сколько мы не объясняли, что существуют международные контракты и куда вести груз с судна – решаем не мы, все равно нас не слышали.

Что касается товаров, которые везли из Турции и Китая и которые уходили растамаживаться на другие таможни, то тут все просто. У нас и раньше так было. В свое время груз для одесского 7-го километра растамаживали в Киеве и везли обратно. Так было выгоднее.
Но у нас ведь единая украинская таможня, должны быть единые нормы. А если один и тот же товар растамаживается в Одессе по одной цене, а в Киеве или Сумах – по другой, то не все в этой системе благополучно. И это знают все и на всех уровнях и это всех устраивает.

Вероника Тома, председатель профсоюза таможенных брокеров и предпринимателей

– За время руководства Марушевской особо ничего сделано не было. Кроме красивых слов и обещаний – ничего.

Да, были подписаны меморандумы, да, с боями по этим меморандумам какие-то прямые контракты люди могли оформлять. Но в целом, кроме популизма,  –никаких изменений. Я год пыталась попасть на прием к Марушевской, как председатель профсоюза. У меня это не получилось, она все время была занята.

По насущным проблемам предпринимателей я писала письма Саакашвили, но на них никто не отвечал. Попадали к ним только те, кто был им интересен. Кто свой в системе, а кто чужой, легко можно увидеть по таможенной базе. Одни легко оформлялись, других вообще "выбивали" из бизнеса.

Как только грузинская команда пришла на таможню, то они сразу заявили, что Китай и Турция здесь оформляться не будут. Официально никому не отказывали. Но всякий раз находили  к чему придраться, заставляли выгружать все из контейнера. А это время – простой транспорта, дополнительные расходы.  Один раз ты доказываешь, что не контрабандист, другой, а потом просто уходишь на другую таможню. Куда угодно, только не в Одессу.

Но при этом с тобой на параллельном окне работают ребята с таким же грузом как у тебя и оформляют за 15-20 минут. А тебя мурыжат 5-6 дней. Был негласный приказ и список, который разослали по таможенным постам – задерживать и проверять не мене 120 часов одежду, обувь, ткань, цветы, фрукты. И эти грузы простые предприниматели не могли оформить быстрее. И неважно – "белый" и тебя контакт или нет. Все равно шансов нет.  По сути, это был передел рынка под себя.

А сейчас вообще стало хуже, чем в 90-х. У меня есть клиенты, у которых на прошлой неделе прямо с таможни украли груз из трех контейнеров. Контейнеры отдали пустыми.  При Марушевской хоть контейнеры не воровали.

Виктор Берестенко, глава профсоюза экспедиторов в Одесской области

– Половина всех поручений, которые Марушевская сделала в должности одесской таможни, решали те задачи, которые мы – экспедиторы, брокеры, транспортники – ставили перед ней. Это четкий и жесткий контроль времени оформления грузов, это невмешательство правоохранительных органов, видеокамеры в зонах таможенного оформления и скопления людей, чтобы мониторить ситуацию. Кроме того, возможность бесплатного оформления таможенной декларации на территории порта. До нее этого не было.

Сама Марушевская была для нас "скорой помощью". Чтобы растаможить груз, не достаточно просто прийти в таможню. Нужно посетить ветеринаров, экологов… И если были задержки или другие проявления коррупции, Юлия Леонидовна принимала активное участие, подключала губернатора, проводились совместные совещания. В целом, пыталась дисциплинировать эти органы и заставить их работать по-честному. Вот эти изменения бизнес почувствовал не на словах, а на деле.

А если говорить о том, что ей все таки не удалось сделать, то это запустить в действие "Вільний митний простір". Но для этого были объективные причины, от нее не зависящие. Хотя это был бы принципиально новый формат общения бизнеса и государства.

В любом случае, Марушевская сделала намного больше, нежели предусматривали ее полномочия. Хотя я предчувствую, что все хорошее может закончиться на таможне после ухода губернатора Саакашвили и самой Марушевской. Просто потому, что за территорию Одесской области все эти реформы так и не вышли.

Что касается китайских и турецких грузов, которые якобы не давали оформлять на Одесской таможне, то это гундят те бырыги, которые привыкли к договорнякам и крышеванию. Привыкли растамаживаться там, где "крыша" процент меньше запросит.

А в Одессе все было иначе. Коррупции на бытовом уровне вообще практически не было, планы по сборам никто не спускал. А товарная контрабанда – это когда по документам белые тапочки, а на деле кожаные сапоги – уходила оформляться  на другие таможни, к примеру, в Киев. Таможенный кодекс, который под себя делали господа Калетник и Насиров, это позволял и приветствовал. И  все наши попытки изменить систему ни к чему не привели.

Одесский пакет реформ так и не был принят. Потому что на этой схеме в открытую наживаются правоохранители с нужными людьми. В том числе и в ГФС. Они сейчас вероятно попробуют вернуть все на старые рельсы, но вряд ли им это удастся.

Людям сегодня платить не с чего, объемы резко упали, бизнес – на грани выживания. Да и мы уже молчать не будем, будем бороться.

Алексей Котлубай, зам. директора НИИ проблем рынка

– Я думаю, что какие-то положительные сдвиги на таможне произошли. Хотя бы потому, что за последние 9 месяцев этого года у нас увеличился рост контейнерооборота. До этого мы все время наблюдали спад. Контейнеры оформлялись в обход Украины, через другие страны и порты – так пугала иностранцев коррупция на нашей таможне.
Оформляли груз даже в молдавских Джурджулештах, только чтобы не в Украине – не в Рени, не в Одессе.

Но самая болевая точка нашей таможни как была, так и осталась. Я говорю о необходимости признания иностранного уполномоченного таможенного оператора. Как нам рекомендует Международная торговая и таможенная организация, мы должны создать своих операторов, их должны признать за границей, а мы должны признать их специалистов. И тогда из Китая контейнер идет, к примеру, под управлением китайского уполномоченного таможенного оператора. Но поскольку он признан там и у нас, ему открывают "зеленый" коридор.

Смотрите также: Полиция о последствиях погрома на Одесской таможне

Документы пришли на груз – и все. Нет прямого контакта с таможней, нет повода для взяток и коррупции. Но у нас ни в одном законодательном акте такая система не признается. Но в новом Таможенном кодексе я этого не видел, ни в других реформаторских документах. А все эти разговоры об английской таможне – не более чем демагогия.

Если вы не верите, что в Украине остались люди, которые способны не брать взяток, что ж – выписывайте иностранцев.

Самое читаемое
    Темы дня