наверх
08.12.201917:21
Курсы валют НБУ
  • USD23.72- 0.15
  • EUR26.32- 0.17

Донбасс-Харьков-Транзит – быт переселенцев

118601
Дома "городка переселенцев" в Харькове внешне похожи на контейнеры-переростки, выкрашенные в одинаковый серый цвет. К домикам идут асфальтированные дорожки, в центре городка единственным ярким пятном – стандартная для Харькова детская площадка.

Александр Белокобыльский, РИА Новости Украина, Харьков

На условия жизни обитатели харьковского транзитного городка для переселенцев с Донбасса не жалуются. Единственное, что их по-настоящему беспокоит – что их ждет? Поселили их пока на полгода.

На картах не значится

"Городок переселенцев" оказался не на таком уж отшибе, как мне казалось. От оживленной магистрали, где ходит множество автобусов, трамвай и троллейбус, – проспекта Героев Сталинграда – 10 минут пешком. Этой дорогой я и шел от транспорта: через частный сектор по полуразрушенному тротуару с частыми выходами на проезжую часть.

Подходя к нужному мне проспекту 50-летия СССР, спрашиваю у местных, в какой стороне адрес "27-г" (его на картах не оказалось). Пожимают плечами, но, услышав про переселенцев, тут же показывают. Через пару шагов я и сам увидел бы.

Внешне эти дома похожи на контейнеры-переростки, выкрашенные в одинаковый серый цвет. Под снегом и наледью на тротуаре просматривается недавно положенный асфальт. У входа на территорию – вагончик муниципальной охраны. Хотя входом это назвать можно лишь условно: городок не огорожен.

К домикам идут асфальтированные дорожки, в центре городка единственным ярким пятном – стандартная для Харькова детская площадка: качели, горка, карусель. Такие стоят, считай в каждом дворе и даже неподалеку в частном секторе. Для жителя Донбасса это вообще-то удивительно – подобные площадки даже в "столичном" Луганске можно было пересчитать по пальцам одной руки. Детвора младшего школьного возраста шумно резвится, кто-то из мальчишек даже оставил куртку на скамейке. Девочки-старшеклассницы гуляют с колясками: помогают мамам.

Поодаль припаркованы около десятка машин – в основном советский и российский автопром, прибывший из Донецкой и Луганской области, как свидетельствуют номера.

У стенда с информацией на одном из домиков (телефоны районной администрации, муниципальных служб, реклама интернет-провайдера) заговариваю с одной из жительниц городка. Она с детьми заселилась неделю назад. Викторию Лаптеву и ее четверых детей эвакуировали из Брянки волонтеры.

Виктория Лаптева из Брянки с младшей из пятерых детей

В ЛНР пугают харьковскими "бандеровцами"

"Надеялись на лучшее до последнего, к декабрю сил не осталось: Почти два месяца провели в Одессе в санатории, теперь вот обрели такое жилье. Старший сын, которому 18, еще дома, вот-вот едет в Москву – там знакомые обещали помочь с работой. …Ехать из дома не хотелось. Может, и не сорвались бы с места, если бы снаряды не начали падать совсем рядом. До того под артобстрел попадали только окраины Брянки, а в декабре попадания стали все ближе", — говорит Виктория.

Слушая рассказ, в который раз поражаюсь: как люди умудрялись выживать совсем без денег полгода?

"С июля ничего не получали. То в исполком, то в собес пойду – где что получится выбить. Крупы в основном давали… Хорошо – у нас люди добрые, помогали. Но, бывало, неделями без хлеба сидели. Летом проще, есть свой огород, сад, а вот зимой…"

Она растит детей одна: муж погиб, когда она вынашивала младшую дочь. Сейчас Анечке три года, ее братику Мише – пять, двое их братьев школьники. Со старшим из них, Алексеем мы сталкиваемся в дверях, когда Виктория приглашает посмотреть, как они живут. Алеша торопится на тренировку – дома он играл за футбольную сборную города, выступал на областных чемпионатах.

"Школа очень хорошая, директор мне очень понравилась. К нам приходил представитель из гороно, предложили на выбор школы, мы остановились на той, что ближе. Алеша в первый день со школы пришел – говорит: "Завтра на футбол иду". Да, принимают хорошо. И со школой легко решилось, и в собесе оформили быстро", – делится впечатлениями Виктория. В ее голосе слышу оттенок удивления, спрашиваю – отчего.

Оказывается, у них в городе страшные слухи ходят не только про западную Украину, но даже про Харьков – что здесь не любят жителей Донбасса и чуть ли не убивают.

Здравствуй, новый дом

Внутри домики на удивление просторнее, чем кажутся снаружи. Среди них есть "общежитского" типа (для одиноких) и семейные, как у Виктории с детьми. Тут две комнаты – одна детская с четырьмя кроватями, другая – с кроватью для мамы, письменным столом для школьников, тут же кухонная зона, складная сушилка для белья. Санузел совмещенный, без ванны, само собой, но с душевой кабиной.
Семье передали микроволновку, телевизор, – кабельное ТВ обещают до конца месяца.

Детская спальня

В доме тепло – отопление электрическое. Нас встречают малыши. Пятилетний Миша с красочной книгой "Мифические существа" и Аня с раскраской. И книги, и игрушки – подарки волонтеров. Миша признается, что книжки любит больше, чем телевизор. Но из дому мама брала в основном одежду для детей – ничего лишнего везти было невозможно.

В их настоящем доме, в Брянке сейчас живет молодая мама с двумя детьми – пустили пожить и одновременно приглядывать. Виктория объясняет:

"Их дом разбомбило. Они в подвале от обстрелов укрывались несколько месяцев. Младшему полтора года – вы бы видели, как он радовался!".

О доме ей говорить непросто. Да каждому из здешних переселенцев трудно дается рассказ о том, что происходит в их родных городах. Даже когда на эмоциях начинают бойко, в какой-то момент горло перехватывает.

"В этом году думали газ провести, планировали окна начинать менять на металлопластиковые. Теперь ни дома, ни денег, ни работы", – говорит одна из соседок Виктории.

Для школьников есть рабочее место

"Оглядываясь, видим руины"

Роман из Горловки возится со своей "Ладой"-кормилицей. Таксует, хоть сейчас это и немного денег приносит, – другой работы нет. Он с женой и двумя детьми (младший совсем младенец) в Харькове с июля. Снимали комнату в коммуналке, хозяева приняли еще и своих родственников-беженцев, так что в двух комнатах оказалось 18 человек.

О войне мужчина говорит, что это "война кошельков", в которой простые люди только страдают:

"Меня звали знакомые идти в ополчение ДНР. Я им объяснял, что у меня врагов нет в Украине – с кем я должен воевать? Несколько раз после отказов обещали расстрелять".

За Минскими переговорами здесь следили пристально, но без особой надежды. Каждый из переселенцев вам в деталях расскажет, сколько раз и о чем уже договаривались, а мужчины опишут в сочных выражениях, чем это заканчивалось. 

Трагическим событиям в Дебальцево, нарушению "режима тишины" здесь никто не удивляется. Эти люди знают вероломство войны – видели сами и каждый день слышат от близких, которые остались в зоне АТО. Многие не верят ни новостям "Новороссии", ни украинским СМИ.

"Мы своими глазами видели, как ополченцы стреляли в обе стороны: и по украинским войскам, и по жилым домам. А в последние дни ведь украинские войска бьют по нашим домам. Огонь ведут оттуда, где войск ДНР нет. И накрывают районы, где только мирные жители", – говорят переселенцы.

Разрушения, разрушения…

Харьков – самый милосердный

Тут – мирная жизнь. Харьковский городок, построенный за счет правительства Германии, – один из нескольких в стране. Довольно странно, конечно, что в самом насыщенном переселенцами регионе (около 122 тысяч человек) появился лишь один городок на 383 места, в то время как на Днепропетровщине (примерно 62 тыс. беженцев) их строится целых пять – в Днепропетровске, Днепродзержинске, Никополе, Кривом Роге и Павлограде.

СМИ сообщали, что в Никополе переселенцам насчитали коммунальных платежей на 845 гривен с человека. Переселенцы были в шоке, мягко говоря. Представьте себе семью из пяти человек – выйдет больше 4 тысяч гривен. В самом Днепропетровске планируют брать по 600-700 гривен, в Днепродзержинске – 492. В Павлограде выставили цену 588 грн, в только что открытом городке в Запорожье – 416. Сумма отпугнула многих беженцев: в первой группе запорожских переселенцев из 60 человек согласились переехать в немецкие домики лишь 45.

В Харькове жители транзитного городка платят по 102 гривны с человека – остальные расходы взял на себя Харьковский горсовет.

"Единственное, что нас беспокоит, – договоры на проживание тут с нами заключили на полгода. А если война не закончится за это время? А если закончится, но наше жилье там будет разрушено?" – беспокоятся беженцы.

Городок принят в коммунальную собственность Харьковской громады, и мы обратились с вопросом о сроках действия договоров в харьковскую мэрию.

"Никто людей на улицу не выбросит, гарантия – 100 процентов", – заверил руководитель Департамента по делам информации и связям с общественностью Харьковского горсовета Юрий Сидоренко.

Самое читаемое
    Темы дня