наверх
27.11.202107:45
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Уроки жизни и географии беженцев Донбасса: от Ростова до Аризоны

Донбасс. "Режим тишины". Попытка №2 (514)

(обновлено: )962
Переселенцы с Донбасса готовятся встречать Новый год вдали от родных мест. Перебравшиеся в "материковую" Украину, Россию и даже махнувшие за океан люди делятся воспоминаниями о том, как изменилась их жизнь за последний год.

Евгений Стримов, РИА Новости Украина

Большинство уезжавших от войны жителей Луганской и Донецкой областей были уверены, что едут на недельку-вторую, отсидеться, передохнуть, "пока все не уляжется". Многие думали, что это нечто вроде небольшого отпуска: сменить обстановку, развеяться…

Но каникулы затянулись, и не вернувшиеся переселенцы с горькими усмешками вспоминают наивных себя, которыми были всего несколько месяцев назад.

"Осталась обида на украинское государство"

33-летний Сергей уехал из Луганска еще в начале мая, когда понял, что захваченные в городе админздания украинская власть освобождать не торопится, а "референдумы" начали приобретать реальные очертания.

"Когда захватили здание СБУ, в апреле, уже стало страшно. Толпа людей сидит на центральной улице города, население ходит туда "потусоваться", перекрыто движение, парк возле Педуниверситета обнесли колючей проволокой… Уже тогда я понял, что надо уезжать, перспективы нет, дальше будет только хуже".

Мужчина сначала поехал в Николаев, где жила его сестра с мужем и двухлетним ребенком.

"С работой, в принципе, проблем не было. Тогда еще волна беженцев не покатилась по стране, и можно было устроиться. Вообще, что интересно, Луганск очень похож на Николаев: и по настроению людей, и по населению, и как-то по ощущениям. Отношение к нам было и остается абсолютно нормальным: ни разу не слышали фраз типа "Вот, вы, беженцы…". Предложили работу по специальности, программистом. Но нужно было еще забрать жену, которая продолжала работать в Луганске, в центре занятости".

Супруге Сергея, Валерии, начальник отдела еще в середине мая сказал: "Хотите уезжать – пожалуйста, я все понимаю, никого не держу". При этом девушка рассказывает, что личные дела и прочие конфиденциальные данные "каким-то образом" оказались в руках ополченцев "ЛНР".

"Мы полностью собрали вещи и уехали 4 июня, – с легкой грустью говорит Валерия. – Нет, не жалею, что уехали, просто не хотелось, чтобы это именно так происходило, как бегство".

В Николаеве луганчане сняли квартиру, Сергей устроился на работу сразу, Валерия – через 3 недели: в частную фирму, помощником руководителя.

"Почему не пошла снова на госслужбу? По трем, наверное, причинам. Во-первых, не было вакансий, а в частных компаниях можно было найти место. Во-вторых, зарплату мне предложили вдвое больше, чем была в Луганске на "госе". И, в-третьих, осталось чувство обиды, что ли, на украинское государство. Не на людей, украинцев, нет, а на государство, так бездарно "сдавшее" наш родной город".

4 января пара готовится отметить годовщину: полгода жизни на новом месте.

"По Луганску скучаем, конечно, родители остались там. Валерия ездила дважды за вещами, а я – признается Сергей — не хочу. Да, опасаюсь, да и просто унизительно: проходить блокпосты, раздеваться, стоять под автоматом… Уже привыкли к новому городу, нам здесь нравится. Планируем ребенка. Со временем – покупать квартиру. А Луганск? Надеюсь, там все будет хорошо, пусть даже через несколько лет".

Читайте также: Переселенцы и беженцы Донбасса: принцы и нищие

Ростов-отчим

Для 27-летнего Александра, жителя Свердловска, города в Луганской области (сейчас находящегося под контролем "ЛНР"), 2014-ый оказался годом сплошных неожиданностей.

"Я учился в Луганске, окончил университет 3 года назад, потом вернулся в Свердловск, и работал здесь – подключали интернет людям, тянули кабель. Все собирался переехать в Луганск, найти там работу. Решил, что поеду в январе 2014-го. Правда, сразу не получилось, и я поехал уже в середине февраля".

Парень приехал в Луганск, снял квартиру, устроился на работу в один из сервисных центров, и даже начал строить планы на будущее.

"Я скопил немного денег в Свердловске за 3 года, хотел купить машину, подержанную. Отработал пару месяцев, все шло нормально, а потом началась вся эта заваруха. Мне звонила мама, говорила, чтобы я тут вел себя аккуратно, никуда не лез. В Свердловске, она рассказала, почти весь город сразу перешел на сторону ополчения".

Но Александр не хотел воевать – ни за Украину, ни за только образующуюся "ЛНР".

"Потом мне еще начали звонить друзья, говорить, чтобы я шел в ополчение. Рассказывали, что они воюют "за правду", и нужно отстоять родную землю. Я, в целом, согласен, но, честно скажу, не хотел погибнуть. Почему в ополчение шло так много молодых ребят? Да потому что просто делать нечего в городе: работы толком нет, перспектив вообще нет… Я поэтому и уехал".

Парень решил, что пора ехать, когда начались масштабные обстрелы Луганска – в середине июля.

"Уже с начала лета пошла бомбежка: сначала далеко от города, потом все ближе и ближе… Я жил в квартире на Солнечном (один из восточных кварталов Луганска – ред.), так у меня стекла тряслись, и книги с полки падали. Решил уезжать в Россию, в Ростов, к тете и ее семье. Повезло: они сами звали, говорили, чтобы приезжал. Я попытался еще забрать деньги, которые заплатил за квартиру хозяйке – около 1500 гривен, – но она отказалась отдавать. Разбираться уже не было времени, Луганск обстреливали из "тяжелого".

Невоенный же Ростов понравился Александру.

"Да, устроился нормально, первое время жил у тети – у них большой дом, четыре комнаты. Пошел работать в компанию-мобильного оператора, наладчиком. Зарабатываю неплохо, в пересчете – гораздо больше, чем было в Луганске. Кстати, ключи от съемной квартиры там у меня до сих пор остались, но, думаю, хозяйка поменяла замки. Вещей у меня было немного, так что перевез почти все".

В планах у парня – продолжать работать, все-таки купить машину и наладить личную жизнь.

"Тут тоже снял квартиру, хорошо, что были небольшие сбережения. Зарплаты хватает оплачивать жилье, на еду, и немного откладываю. Да, машину еще не купил, но собираюсь где-то через 3-4 месяца. Надеюсь, что опять все кардинально не изменится. И хочу найти хорошую девушку: мама звонит, постоянно говорит – тебе бы жениться…".

"Американская мечта"

Экс-дончанка Лариса разговаривает с корреспондентом РИА Новости Украина по Skype. За спиной у девушки на стене висит звездно-полосатый флаг: вот уже 5 месяцев как Лариса живет в американском штате Аризона.

"Почему уехала? Да задолбало все, просто, мягко говоря. Надоело становиться заложником всяких политических игр, раскладов, когда тебя просто используют".

По профессии девушка маркетолог, особо активно занимается темой продвижения брендов в социальных сетях. Последний год работала на одну из крупных мировых корпораций, занимающейся производством и продажей безалкогольных напитков.

"У меня почти вся работа по интернету, в том числе переговоры, общение с начальством, координация действий. В принципе, я могу это делать из любой точки Земного шара, где есть Сеть. Но жить в том хаосе, который начался в Донецке с весны, я просто не хочу. Все равно ты ходишь по улицам и видишь все происходящее. Я уже не говорю об обстрелах и постоянной опасности".

Лариса собрала чемодан и две сумки в мае, когда стало ясно, что ситуация в городе накаляется.

"Я не особо интересуюсь политикой, тем более знаю, насколько это грязное и противное дело. Хотя бы того же "Государя" Маккиавели почитаешь, и многое становится понятно. Я хочу жить, работать, развиваться, а не решать, кто хунта, а кто – народные освободители. Просто подумайте: кому стало лучше после всех этих "ДНР"? Кто выиграл? Донецк еле-еле выживает, в Украине, как я вижу по новостям, тоже печальные дела… Чего добились?".

Перевалочным пунктом для девушки стал Днепропетровск, где Лариса жила полтора месяца перед тем, как уехать в Штаты.

"Вспоминаю тот же Днепр: никакой войны, нет озлобления, нормальные адекватные люди… А Донецк все-таки раскачали… Жалко ли мне? Да, конечно, хотя люди чего хотели, то и получили".

Девушку позвало в США начальство: сказали, что в Украине небезопасно, а ценный сотрудник должен чувствовать себя комфортно.

"Мне оплатили первые три месяца проживания в съемной квартире, повысили зарплату. Приняли отлично. Могу работать как из дома, так и в офисе: главное – чтобы был результат".

Секрет достижения "американской мечты" Лариса описывает просто.

"Нужно быть профессионалом, и тогда можно добиваться успеха. Тебя будут ценить, и ты сможешь сам выбирать, где тебе работать, чем заниматься".

Ностальгия же если и случалась, признается девушка, но была изгнана "по особому рецепту".

"Я нашла свой ответ на тоску, депрессию. Конечно, были моменты, когда хотелось домой, очень тревожилась за родителей (они остались в Донецке – Ред.)… Спасалась работой. Когда есть чем заниматься, дурные мысли в голову и не лезут. А сейчас уже легче, с родителями постоянно разговариваем. Они меня понимают, говорят, что, хоть и очень скучают, но понимают, что так мне будет лучше. Поддерживают меня. Думаю, съезжу к ним в новом году. Хочу привести маме ко Дню рождения, 17 февраля, какой-нибудь хороший подарок".

В конце беседы Лариса отмечает, что год хоть и был тяжелым, но многое прояснил.

"Это был сильный внешний толчок (конфликт в Донбассе – Ред.). Для многих это оказалось проверкой: сможешь уехать, начать практически сначала, не побоишься?.. Честно говоря, я еще не до конца осознаю все, что произошло. Просто старалась об этом не думать. Действовала, как в песне Beatles: Let it be… ("Пусть будет так" – ред.).

"Будем выживать"

Но далеко не у всех переселенцев дела обстоят столь радужно. Многие из уехавших по-прежнему ютятся у знакомых, родственников и просто небезразличных людей, спасаются помощью волонтеров и перебиваются случайными работами и заработками.

Яркий пример – ситуация, в которой оказался 28-летний Максим, уроженец Луганска.

"Я в разъездах с августа. Когда пережил военное лето, началась блокада, просто стало нечего есть и пить. При первой возможности уехал в Запорожье. Снимал комнату в общежитии за тысячу гривен в месяц, раздавал листовки прохожим за 70 гривен в день. Обращался в различные комиссии и органы, занимающиеся переселенцами, но там мне предложили флигель где-то в Черновицкой области, и работу в поле. Отказался. Потом поехал во Львов, к друзьям. Пожил у них почти полтора месяца, спал на надувном матрасе у них в кухне. Постоянной работы не нашел, так, подрабатывал на стройке и охранником посменно".

Читайте также: Соцсети объединились для помощи беженцам

Следующим пунктом вынужденного путешествия для парня стал Херсон.

"Сюда пригласил одногруппник, сказал, что есть работа: тут строится дом молитвы одной из конфессий. Делаем внутренние работы, живем прямо здесь. Платят три тысячи гривен в месяц. Плюс купил ноутбук б.у., по вечерам делаю всякие несложные задания в интернете за деньги".

Что будет дальше, когда здание достроится, Максим пока не знает.

"Да ну, даже не хочу загадывать. Что-нибудь, надеюсь, подвернется. В Луганск возвращаться не хочу, там вообще работы нет. В общем, будем выживать".

Самое читаемое
    Темы дня