наверх
20.04.201908:20
Курсы валют НБУ
  • USD26.85+ 0.02
  • EUR30.21+ 0.02

С Новым годом, Донбасс! Прости...

Донецк - Авдеевка. Надолго ли затишье? (819)

(обновлено: )2156420719
Демонизация Донбасса и его жителей, всех поголовно, "і мертвих, і живих, і ненароджених", стала важным смысловым элементом конфликта на востоке. Ее сопровождала дегуманизация, представление донбассовцев как "недочеловеков" и нелюдей.
Последствия обстрела Макеевки

Павел Рудяков, эксперт

Думая над тем, чем же так провинились перед нами, украинцами, жители Донбасса, что мы объявили их "террористами" и засыпали бомбами, вспоминаю пословицу: битый небитого везет. В нашем случае – виноватый невиноватого винит. Виноваты не они перед нами, виноваты мы перед ними. Хоть и по-разному, но – все. Кто-то в том, что несет ахинею, накручивая направленную против Донбасса истерию. Кто-то в том, что верит во всю эту чушь. Кто-то в том, что, пусть не верит, пусть понимает, что, к  чему, и как обстоят дела на самом деле, не возражает против вошедшего в моду тренда, своим молчанием дополняя общую неприглядную картину.

Демонизация и дегуманизация донбассовцев не имеет под собой оснований. Никаких. Люди, живущие в Донбассе, ничем не отличаются от тех, кто живет на Львовщине, Харьковщине, Черниговщине, в Закарпатье, в Одессе или в Киеве. Ничем. Ни в худшую, ни в лучшую сторону. Там точно так же, как и везде, есть свои герои и злодеи, дураки и умные, вороватые и честные, хулиганы и добропорядочные граждане, оптимисты и пессимисты, профессора и грузчики. Огульное зачисление всех их в самый "черный" из всех "черных" списков – не более чем технологический прием, призванный создать соответствующий целям и задачам "заказчика" образ, обеспечить нужный ему результат путем целенаправленной манипуляции общественным сознанием и мнением. В начале 1990-х годов эта технология была применена в отношении сербов, теперь, вот, пригодилась, увы, и в наших краях. За счет очернения Донбасса и его жителей Киев в значительной мере облегчил себе задачу идеологического обеспечения и "АТО", и всей своей политики. Логика предельно проста: раз они такие мерзкие и отвратительные, значит, с ними можно делать, что угодно. И не только можно, но и нужно.

Прощание с командиром ополчения ДНР Арсеном Павловым ("Моторола") в Донецке

Демонизация – это плохо. Для всех. Как для тех, кого демонизируют, так и для тех, кто демонизирует другого. Но плохо по-разному. Последствия для тех, кто демонизирует, проявляются преимущественно в области морали и психологии. Тем, кого демонизируют, приходится гораздо хуже и сложнее отнюдь не только в морально-психологическом плане. В их случае последствия затрагивают сами основы жизни, переворачивая ее с ног на голову, разделяя на "до" и "после". Жизни общественной, производственной, семейной, личной, какой угодно. Проблемы возникают одна за другой. Следом за проблемами идут угрозы, включая самую страшную – угрозу здоровью и жизни. Одна из очень больших проблем – погружение в изоляцию, причем, как в психологическую, так и в чисто физическую.

Когда у жителя Донбасса, проживающего на территории ДНР-ЛНР, возникает необходимость въехать на территорию Украины или же, наоборот, вернуться из Украины обратно домой, жизнь для него на некоторое время превращается в сущий ад. Даже по сравнению с теми нечеловеческими условиями и обстоятельствами, в которых она протекает у донбассовцев в повседневном режиме, определяемом проводимой против них "АТО". Тот, кто решается двинуться в путь, по сути дела, перестает быть не только гражданином, но и человеком. Забывая о том, что живет лишенный многого из самого необходимого по меркам даже не ХХІ, а ХХ века, пораженный в гражданских правах, сосредоточивая все свое внимание и все свои силы на том, чтобы избранный им путь не превратился для него в последний.

Очередь автомобилей возле контрольно-пропускного пункта "Зайцево" на линии разграничения в Донецкой области

Пересечение линии разграничения представляет собой испытание сил, нервов, энергии, которое по плечу далеко не каждому. Формальные правила этой процедуры, вывешенные на официальных сайтах киевских спецслужб, заметно отличаются от того, что происходит в реальности. У большинства из тех, кому доводилось ее пройти, надолго оставалось устойчивое ощущение унижения и горечи. Знакомые рассказывали, как на их глазах на одном из многочисленных блокпостов, разделяющих две Украины, человек в камуфляже, с автоматом в руках при очередной проверке паспортов долго объяснял молодому человеку, что у того, якобы, "неправильный" паспорт. На все более увеличивающуюся очередь желающих воспользоваться его "услугой", казенный человек, при этом, не обращал ни малейшего внимания. Задача облегчить людям жизнь перед ним никогда не стояла. Наоборот, жизнь этим людям ему и его коллегам надо предельно усложнить. Проблема состояла в том, что в паспорте "жертвы" на одной странице его имя было записано по-украински, на другой – по-русски. Этот факт вызвал неудовольствие бдительного проверяющего. Сам объект повышенного внимания хранителя блокпоста, потупив взгляд и затаив дыхание, вынужден был оправдываться, обещая исправить ситуацию при обмене документа. Если же говорить в целом, то паспортный контроль осуществляется довольно быстро. Если у человека есть соответствующие разрешения на поездки, проблем обычно не возникает. С контролем таможенным бывает по-разному, тут раз на раз не приходится, тут как повезет.

Платон Беседин

Все зависит от расположения духа тех, кто этот контроль осуществляет. Случается, что выворачивают все чемоданы, сумки, "пакунки" наизнанку, вытряхивая их содержимое, куда попало. Если же человеку повезет, то и на эту процедуру он не потратит много времени. Все пройдет тихо-мирно. Надо только молчать и терпеть.

Самая большая сложность, с которой приходится сталкиваться в ходе путешествия из Украины в Украину, это – огромные очереди на подступах к блокпостам и пунктам пропуска. Линию разграничения, как известно, разрешено пересекать на личном транспорте и на частных микроавтобусах. Движение поездов и автобусов временно прекращено. Поездка вследствие этого разбивается на несколько этапов. Сначала человеку, отправляющемуся в путь, надо доехать из пункта отправления до пункта досмотра. Выстояв огромную очередь и пройдя все процедуры здесь, пассажиры с багажом добираются до "нулевого" поста, пешком преодолевая для этого расстояние примерно в полтора-два километра. Там они садятся в другой микроавтобус, который доставляет их на украинский пост. Тут – новая проверка, по окончании которой люди получают возможность сесть в транспорт, который уже без высадок и пересадок повезет их туда, куда им надо. На этом "специфические" донбассовские мытарства заканчиваются и начинаются тяготы и хлопоты, обычные для всех путешествующих.

О потраченных для преодоления линии разграничения времени и силах особо жалеть нашим соотечественникам из Донбасса не приходится. Во-первых, варианта избежать обременительные, унизительные процедуры не существует, значит, надо со всей этой канителью мириться. Во-вторых, их должна утешать мысль о том, что с ними при перемещении из мира войны в мир мира не произошло ничего страшного или смертельного. Бывает, что имеет место и первое, и второе. Известны случаи, когда проявившие излишнюю неосторожность и беспечность путешественники подрывались на минах. О них – минах – предупреждают стоящие на обочинах плакаты, однако, размещенная на них информация помогает не всем и не всегда. В середине декабря, группу мужчин, отошедших из очереди в сторону на перекур, обстрелял из автомата украинский постовой. Ранил троих. Один из них скончался в машине "скрой помощи". Стрелявший за свои действия наказан не был. По официальной версии, он, поскользнувшись, выстрелил непроизвольно, а попал случайно.

Последствия обстрела поселка Лозовое в Донецкой области

Вопрос вопросов: как так могло случиться, что на несколько миллионов людей было поставлено клеймо недочеловеков? И как могло общество принять такое? И не просто принять, а с нескрываемым удовольствием и удовлетворением взяться разрабатывать этот пошлый "сюжет", окончательно доводя его до полнейшего абсурда. Несколько миллионов человек поражены в правах человека, и этот факт никого не волнует. Ни одна из правозащитных организаций не думает не только о том, чтобы защищать их, бороться за восстановление их прав, но даже о том, чтобы поставить этот вопрос для обсуждения на одной из международных "площадок". Все ведут себя так будто ничего особенного не происходит. Так не должно быть. Не должно! Причем, как с точки зрения гуманизма и морали, так и с позиций реальной политики. Если Украина не хочет терять Донбасс, то Украине не избежать реабилитации Донбасса. И чем скорее это произойдет, тем лучше. И для Донбасса, и для Украины. Надежды на то, что этот процесс начнется в 2017 году, сегодня выглядят весьма призрачными. Тем не менее, вероятность внесения в конфликт на востоке решительного перелома, способного открыть путь к прочному миру и урегулированию, существует. Шансы есть, и ими надо непременно воспользоваться.

С Новым годом, Донбасс! Прости нас!

Читайте также — Раимов: политик года в Украине — это Путин

Самое читаемое
    Темы дня