наверх
20.10.201804:04
Курсы валют НБУ
  • USD28.18+ 0.15
  • EUR32.32+ 0.07

Что значит приглашение Климкина на встречу глав МИД G7?

Миротворцы в Донбассе: надежда на перемирие (623)

(обновлено: )110717
Украина должна предлагать на международных встречах новаторские решения по поводу миротворческой миссии в Донбассе, потому что заезженная риторика нашей власти уже всем надоела, считает эксперт по международным вопросам.

РИА Новости Украина — Радиостанция Голос Столицы 

Президент Петр Порошенко 9 апреля провел встречи с президентом Турции Реджепом Эрдоганом и министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу в Стамбуле. По итогам встречи пресс-служба Порошенко сообщила, что Анкара поддержала развертывание миротворческой миссии ООН на Донбассе и готова принять в ней участие. 

А 10 апреля президент Петр Порошенко прибыл в Берлин с рабочим визитом. С канцлером Ангелой Меркель Петр Порошенко будет согласовывать четкие шаги для развертывания миротворческих сил ООН на Донбассе. 

Также, как сообщил посол Украины в Канаде Андрей Шевченко, министра иностранных дел Украины впервые пригласили на встречу глав МИД стран "Большой семерки", которая состоится в апреле в Торонто. Речь идет об участии Украины в так называемой ознакомительной сессии 22 апреля. Главной темой встречи станут пути построения более мирного и безопасного мирового будущего. 

Какие положительные моменты можно извлечь из этого приглашения на встречу глав МИД стран "Большой семерки", в эфире радиостанции Голос Столицы проанализировала эксперт по международным вопросам, управляющий партнер Института переговорных навыков Юлия Осмоловская.

Что символизирует приглашение украинского министра иностранных дел Павла Климкина принять участие во встрече министров иностранных дел "Большой семерки"? 

— Я бы это определила, скорее, не как признание политического веса Украины, а, скорее, как аванс для нас — участие в этом мероприятии. Оно было до определенной степени ожидаемым, учитывая высокую лояльность Канады и поддержку политическую, которую эта страна оказывает Украине, и ее председательствование в "Большой семерке". Поэтому в этом плане это приглашение выглядит очень логичным. Другим вопросом остается то, что Украина сможет сказать на этой встрече, что она сможет предложить. Потому что участие, пусть и в ознакомительной сессии, но в полноценной дискуссии о возможных путях поиска мирных решений на континенте, для этого надо предлагать какие-то свежие, новые идеи. Потому что то, что мы видим сейчас, это, в принципе, ни у какой страны, ни у коалиции стран, нет одинакового понимания или вообще какого-нибудь понимания, как можно заставить Россию захотеть договариваться, идти на уступки на определенные. Вот если Украина сможет прийти с какими-то новаторскими решениями, заставить задуматься представителей стран "Большой семерки", и, возможно, таким образом сделать зацепку, чтобы следующая встреча "Большой семерки" была уже с нашим президентом, чтобы нашего президента приглашали, вот это было можно считать достижением от этой встречи.

Могут ли возникнуть у Украины такие новаторские идеи? 

— Да, по поводу ожиданий насчет возможных новаторских предложений очень большой скепсис. В том числе и у меня. Потому что мы видим вот эту постоянную заезженную риторику, извините мой сленг, по поводу миротворческой миссии вот на таких параметрах, на таких-то условиях, там Россия должна уйти первая и т. д. Это не работает, мы видим, уже какое-то время, минские соглашения не выполняются, "нормандский формат" практически не работает. То есть, наверное, это не совсем те действия, которые приводят к желаемому результату. Может, нужно поменять тактику в этом случае. Но пока я таких признаков не вижу. Тем более что наше политическое руководство является заложником этой избирательной, предвыборной риторики, в которую наша страна уже начинает постепенно входить.

Стоит ли ждать каких-то экономических проектов помощи Украине? 

— В данном случае как раз очень большая задача возлагается на Украину в лице министра иностранных дел, который будет представлять нашу страну на этом мероприятии. Насколько они смогут убедить другие страны давать большую экономическую помощь, учитывая критику по поводу коррупционных схем, учитывая критику по поводу состояния экономики, непрозрачности управления экономики и т. д. По поводу "плана Маршалла", здесь тоже достаточный скепсис есть, поскольку неоднозначная реакция была внутри ЕС. Понятно, что ЕС не готов финансировать такой большой масштабный проект помощи Украине. Поэтому я опять-таки возвращаюсь к первой мысли — все будет зависеть от того, насколько эффективна, убедительна будет Украина в лице нашего министра, доказывая необходимость такой помощи Украине и сможет потом заложить основы для последующего аналогичного выступления, но уже нашего президента на высшем уровне встречи "Большой семерки".

Читайте также: Арест "Норда": причины и последствия для Украины 

Найдет ли президент аргументы, чтобы уговорить Ангелу Меркель несколько изменить официальную позицию Берлина относительно реализации "Северного потока-2"? 

— Я в это очень сомневаюсь по нескольким причинам. Во-первых, Украина в данном случае имеет не такое большое моральное и политическое право требовать от Германии отказаться от "Северного потока-2", потому что всем известно, эти торговые, газовые войны, которые были между Украиной и Россией, как от них страдала Европа. То есть для Германии, посмотрите сами логически, для Германии участие двух переменных, неоднозначных, не прогнозируемых, в схеме поставок энергоресурсов на свою территорию, или одной переменной, с которой можно хоть как-то договориться и понимать, я имею в виду сейчас Россию, на каких условиях они будут играть между собой. Конечно, в данном случае Германия будет выбирать то, что ей более понятно и менее сложно по схеме. Поэтому любые аргументы, которые наша сторона будет сейчас пытаться предоставлять, апеллируя к тому, что Украине это будет невыгодно, пардон, извините, кого беспокоит, что Украине выгодно, что невыгодно, кроме нас самих. Мы сами должны об этом обеспокоится. Поэтому это не те аргументы, которые наш президент выносит на передний план. И когда он говорит об альтернативе, которую он готов предложить Германии, опять-таки, это модернизация нашей ГТС, мы же ведем речь опять об источнике энергоресурсов — России. То есть Германии проще работать с одним партнером, чем с двумя непредсказуемыми партнерами, которые между собой не могут договориться, и ставят Германию в подвешенное состояние. Поэтому здесь ответ очевиден. 

Читайте также: Арест "Норда": причины и последствия для Украины

К слову, встреча в Стамбуле была взаимовыгодной как для Эрдогана, так и для Порошенко, поскольку способствовала усилению дипломатических позиций обоих стран, полагает политолог Олег Саакян.

Самое читаемое
    Темы дня