наверх
20.06.201910:55
Курсы валют НБУ
  • USD26.33- 0.05
  • EUR29.51- 0.01

Хозяйке на заметку. Насилие в школу приходит из семьи

(обновлено: )49720
Психолог Екатерина Гольцберг отмечает, что дети, которые подвергаются насилию дома или становятся его свидетелями, более склонны к агрессии по отношению к сверстникам.

РИА Новости Украина — Радиостанция Голос Столицы

В украинских учебных заведениях проблема буллинга становится все более острой. Это понятие не очень распространено и не всем известно. Тем не менее, оно означает травлю одного ребенка другим или даже группой, агрессивное преследование, которое часто распространено в школах, запугивание, издевательства и насилие. И это довольно часто происходит среди учеников в школах. Именно поэтому Управление ювенальной превенции Нацполиции и Украинский институт исследования экстремизма решили противодействовать этой проблеме и запустили соответствующий проект под названием "Имею право быть собой". 

Как эффективно преодолеть проблемы насилия, запугивания и издевательства в школах, в эфире радиостанции Голос Столицы рассказала психолог Екатерина Гольцберг.

Как давно в украинских школах возникла проблема буллинг — агрессии, насилия, травли, запугивания? Это явление — новое, или оно было и раньше?

— Я думаю, проблема буллинга была всегда в школе, может быть, просто она не совсем так называлась, это скорее была травля или что-то подобное. Но в любом случае, как мне кажется, сейчас появилась новая волна этого явления, и связана она с общей волной насилия в обществе и в семьях, в частности. Потому что, как мне кажется, все-таки проблема насилия не приходит из школы, она приходит из семьи, из тех установок, которые дают ребенку родители, и в своей практике я сталкиваюсь с тем, что дети, которые или дома подвергаются насилию, или становятся свидетелями домашнего насилия, действительно более склонны к насилию по отношению к своим сверстникам.

Бывают ли противоположные ситуации, когда нормальная, успешная, здоровая семья, а ребенок проявляет неуважение к другим?

— Я честно скажу, в нормальной, здоровой семье это действительно не возникает. Если это возникает, то есть какие-то признаки нездоровья в этой семье, и здесь говорить о том, что эти вещи оторваны, я бы не говорила. Потому что, по сути, они очень напрямую взаимосвязаны. Просто многие родители не считают некоторые вещи насилием, например, психологическое насилие, такие виды психологического насилия как газлайтинг, игнорирование. Например, большинство взрослых, отвечая на вопрос, является ли игнорирование формой насилия, говорят, что нет. На самом деле, это одна из форм насилия, которая потом и используется детьми, например, в школе, как бойкот. В любом случае, все эти основы лежат в рамках семьи, которая проповедует какие-то истины. У меня была ситуация, когда ребенок очень жестоко бил одноклассника, притом ребенок младшей школы, и мама забила тревогу, что постоянно там замечания, у ребенка — дневник красный. Когда ребенок пришел на прием к психологу, оказалось, что именно папа ведет себя точно таким же образом и учит ребенка бить других детей, а потом наказывает его за те же записи в дневнике. Поэтому тут непоследовательность взрослых часто является причиной такого поведения.

На Закарпатье девочка жестоко избила школьницу

Дети повышают свою самооценку за счет издевательств над другими? 

— Мне кажется, здесь больше другая ситуация. Сначала ребенок сам боится. То есть, часто в основе агрессии, буллинга, основой является страх. Собственный страх ребенка, который он пытается подавить через агрессию. По принципу "Бей своих, чтобы чужие боялись". Или "Бей первым", то есть запугивай. Это точно также как собака гавкает, чтобы запугать, чтобы её не пнули ногой. Приблизительно так же действует и ребенок в этой ситуации, то есть, он пытается защититься от собственного страха, нападая. И в результате сам становится агрессором. И часто, если исследовать психику ребенка, который стал агрессором, внутри у него огромный-огромный страх.

Как мне, маме, понять, что над моим ребенком в школе издеваются?

— Как правило, ребенок боится рассказывать дома об этом, может просто ничего не рассказывать о школе. То есть, в принципе, если ребенок — нормален и здоров, он хоть что-то о школе рассказывает, о каких-то событиях, которые происходили в школе. Если ребенок вообще ничего не рассказывает о школе, возможно, что-то там происходит не так. Нарушения сна, аппетита, ребенок часто уединяется. Безусловно, прямые вестники таких вещей — это слезы, раздражение, опять таки, та же самая агрессия. Часто ребенок, который подвергается буллингу в школе, дома становится более агрессивным, например, с младшими братьями и сестрами, с животными, то есть у него вот эта деструктивная энергия, она должна куда-то выплеснуться, должна выйти. Естественно, она, как правило, выходит в безопасное пространство, туда, где не могут ответить. То есть, он становится таким агрессором в рамках семьи, на это надо обратить внимание.

Как помочь в случае, когда ваш ребенок становится объектом для издевательств среди других учеников? Могут ли родители сделать это самостоятельно?

— Первое, очень важно все-таки обозначить, что проблема существует. Есть такая распространенная система воспитания девочек, когда мальчик дернул её за косичку, и она приходит, говорит: мама, меня Гриша дернул за косичку. А мама ей говорит: это ты Грише нравишься. То есть, мама как бы провоцирует такое понимание, что агрессия — это признак какого-то внимания. Поэтому нам надо обозначить, что агрессия никак не может связываться у нас с любовью, вниманием, мы должны обозначить, что если Гриша к тебе так относится, значит, с этим нужно что-то делать. Второе, мы не имеем права, как родители, разбираться с чужими детьми, это очень важно понимать. Поэтому если мы узнали о каком-то факте, допустим, преследования нашего ребенка, мы должны обратиться к администрации учебного заведения, которая должна не оставить этот факт обращения без внимания, это очень важно понимать, что здесь, в силу того, что эта ситуация происходит в рамках, допустим, какого-то школьного коллектива, нам важно обратить внимание именно учителей, администрации школы, на то, что это происходит. И проконтролировать, какая все-таки реакция на это была. Потому что здесь очень много разных профилактических мер, мер, которые можно принять уже постфактум, когда насилие состоялось, и в этом школа никак не может от этого отстраниться.

Какими могут быть меры профилактики? Например, специальные беседы, посещение уроков специалистами?

— Безусловно, здесь очень важно вмешательство специалиста, который понимает, как эта проблема звучит, как она развивается, и просто поговорить не всегда получится, потому что иногда, когда мы пытаемся давить на жалость у детей, получается ровно обратный результат, детям иногда нравится, что… если мы будем говорить: вот ему больно, ему плохо, они говорят: да, мы этого и хотим, чтобы ему было больно и плохо. Более того, когда ребенок подвергается буллингу, весь коллектив школьный, именно очевидно якобы видит все его недостатки, вот он такой, действительно, плохой, он — предатель, как в фильме "Чучело", у ребенка находится масса недостатков, которые якобы мешают коллективу. Как у Высоцкого: "Мы на роли предателей и Иуд в своих детских играх назначали врагов". Вот, объективно детский коллектив может сказать, что да, такой ребенок — плохой, мы его наказываем. Но мы должны учить детей не только правилам поведения, но и обозначать им юридическую сторону каких-то взаимодействий в социуме. И что есть объективное право человека на защиту, и он может обратиться и в полицию, и в суд.

Юридическая ответственность предусмотрена?

— Здесь лучше консультироваться у юристов, но в любом случае, мне кажется, есть возрастные ограничения, когда человек может быть наказан. Но мне кажется, в проблеме буллинга значительно важнее все-таки его профилактика. А профилактикой может быть именно, скажем, обучение детей правильным формам коммуникаций, когда они все-таки учатся высказывать свое мнение, учатся выражать свои чувства, не боятся их высказывать, когда мы учим их уважительно относиться к чувствам другого человека.

К слову, адвокат Иван Либерман в эфире "ГС" заявил, что изменения закона о насилии в семье — показуха для Европы. По его словам, такие новшества даже судей загоняют в угол, и непонятно, как они будут рассматривать подобные дела.

Самое читаемое
    Темы дня