наверх
26.05.201919:13
Курсы валют НБУ
  • USD26.47+ 0.14
  • EUR29.62+ 0.28

Устенко: за 4 года Евросоюз приблизился к Украине на 2%

Европа открывает для украинцев свои границы (783)

(обновлено: )59821
По словам исполнительного директора Международного фонда Блейзера Олега Устенко, увеличение квоты на экспорт зерна из Украины в ЕС на 1 млн тонн только звучит внушительно.

РИА Новости Украина — Радиостанция Голос Столицы

Четыре года назад Украина подписала политическую часть Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Это открыло путь для подготовки и полной реализации также и экономической части соглашения. Теперь Украина – ассоциированный член Евросоюза, а экономика страны получила доступ к одному из самых богатых и объёмных рынков в мире. 

Первые благоприятные итоги экономической и политической ассоциации Украины с ЕС уже есть. Например, спрос на украинский мёд в Европе оказался  феноменальным. К тому же, при финансовой поддержке ЕС в Винницкой области создадут кластер "Яблочный путь". Его цель – развитие территориальных общин благодаря продвижению предприятий, связанных с выращиванием яблок и местной продукции из них. 

Является ли ЕС перспективным рынком для украинских фруктов и как в целом работает Соглашение об ассоциации в эфире радиостанции Голос Столицы рассказал исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко.

Насколько успешной может быть реализация проекта "Яблочный путь"? Какую долю яблоки занимают в экспорте Украины в страны ЕС? 

– Я даже не могу четко представить себе, воспринимать Ваш вопрос как просто вопрос с подковыркой, как злую иронию, или это реальный вопрос?

Это реальный вопрос, основываясь на информационном поводе

– Тогда я бы сказал, что Украина действительно продает достаточно большое количество своего экспорта на территории ЕС. Ситуация быстро менялась, начиная с 2014 года. 

Если в конце 2013 года, например, на долю ЕС приходилось около 20-25% нашего экспорта, т.е. с каждой гривны, которую ми здесь в Украине с вами получали, порядка 12 копеек проплачивали потребители из ЕС, в то же время потребители из РФ проплачивали 20 копеек с каждой гривны, которую мы здесь получали, то уже сейчас, в январе этого года, где-то порядка 20 копеек, которые мы получаем здесь с вами в каждой гривне, проплачивают потребители в ЕС, и потребители из РФ проплачивают где-то около 5 копеек в каждой гривне, которую мы здесь с вами получаем. 

Но если посмотреть в абсолютных величинах, это просто в процентах я говорю, то можно увидеть, что доля, даже не доля, а наш экспорт вообще в принципе снизился, и на территории ЕС он снизился просто в частности. Если объем нашего экспорта в 2013 году составлял порядка 90 млрд долларов, то на конец 2017 года все, чего мы наторговали на протяжении года, было где-то около 40-45 млрд долларов. 

А вообще вся наша экономика была уже в объемах около 100 млрд. У нас такая вот ситуация, если с долларовом эквиваленте рассматривать. ЕС – важное для нас направление, но надо понимать, что мы продаем туда, в основном, товары с низким уровнем добавленной стоимости. Это, к слову сказать, вопрос, который поднимают различные политики в Украине во время своих дебатов. И на этой неделе об этом, по-моему, говорил Юрий Бойко из "Оппозиционного блока", а потом и другие политики. 

Почему эта тема постоянно возникает среди политиков?

– По большому счету, если ты говоришь по поводу сырьевых рынков, они едины для всех. Все равно, куда ты продашь свой мед. Ты продашь его во Вьетнам, продашь его в Монголию, в США или в Брюссель. Это все равно. Потому что это более-менее понятные рынки. 

Более сложно дело обстоит с продукцией машиностроения, или даже не обязательно машиностроения, но то, что относится к продукции с более высоким уровнем добавленной стоимости. А вот здесь как раз и пробуксовки, вот здесь как раз и проблемы. Поэтому можно сколько угодно упиваться увеличенной квотой, например, по меду или увеличенной квотой по яблокам, которые, кстати сказать, квотируются в ЕС, но думать по поводу того, что это прогресс или скачок — неправильно. 

Вот еще хороший пример по поводу ЕС, они квотируют нам нашу поставку зерна туда. И вот общий объем, сколько мы произвели зерна в прошлом году, это порядка 50 млн тонн. В то же время ЕС увеличил нам нашу квоту на 1 млн тонн в прошлом году. Что такое 1 млн тонн? Это только на слух много кажется. А если ты посмотришь в процентах от того, сколько ты произвел в своей стране собственной — 50 миллионов, то тогда ты понимаешь, что речь идет о 2% от того, что было произведено. 

Поэтому дополнительно несколько тысяч даже тонн яблок — ну и что? Это принципиально меняет картинку? Нет. 

Что бы могло кардинально изменить ситуацию?

– Только одно: если бы вдруг каким-то образом мы с Вами начали продавать и реализовывать продукцию с более высоким уровнем добавленной стоимости, и не только в ЕС, а и вообще везде, где бы это только можно было. И тут, кстати, тоже обращает внимание спор, который ведется у политиков украинских. 

Читайте также: Доверия нет. ЕС закрывает проект модернизации границы Украины

Например, достаточно долго обсуждал вопрос: а давайте попробуем накачивать экономику, которая относится к производству товаров с более высоким уровнем добавленной стоимости, давайте накачивать этот сектор экономики более дешевыми кредитами. Эта идея принадлежала в тот момент времени главе банковского и финансового комитете Верховной Рады Сергею Рыбалко. 

У них была идея, что давайте монетарными методами, через кредитный ресурс стимулировать отдельные сектора экономики. Но ты не можешь это сделать, в принципе, по большому счету говоря, при всей благородности идеи, она будет нереализуема, потому что ты не можешь сделать только один выстрел в бетонную стену. Для того, чтобы разрушить бетонную стену, ты должен пытаться либо ее срезать, либо делать достаточно большое количество дыр в этой стене для того, чтобы она упала. 

Поэтому важная часть, которая есть в этом Соглашении об ассоциации с ЕС, это не только Соглашение о зоне свободной торговли, которое имеет большое количество "но", ограничений, квот и т.д. Часть как раз более важная, на мой взгляд, это то, что относится к институциональным изменениям, которые должны произойти были бы в Украине, и в общем, если Вы посмотрите вот эту часть об Ассоциации с ЕС, она очень будет похожа на, например, повестку дня, которая есть в реформировании Соглашения Украины с МВФ.

Насколько Украина выполняет Соглашение об ассоциации? 

– Что касается зоны свободной торговли, то я понимаю, что выполняет. Здесь как раз не должно было быть каких-то принципиальных вопросов. Вы знаете, европейцы снизили для нас тарифы свои ввозные, мы для них должны были снижать на протяжении четырех лет. 

Я понимаю, в следующем году мы их почти обнуляем, эти тарифы. А вот проблемы как раз состоят с институциональными изменениями, с программой реформ. И вот торможение и пробуксовка в реформаторской повестке дня и является первопричиной, почему у нас есть задержки с тем же макрофинансовым кредитованием, которое должно было идти от ЕС, вы помните, эти три транша, которые были предусмотрены в прошлом году по 0,6 млрд евро, которые Украина должна была получить в общей сумме 1,8 млрд евро. 

И в этом году, видите, мы не получили то, что должны были получить еще в январе. Там свои проблемы есть. Но в том числе и проблемы, связанные с тем, что мы не выполняем реформаторскую повестку дня.

Тогда чиновники ЕС говорили, что одна из причин, почему Украина не получила макрофинансовую помощь, это запрет на экспорт леса-кругляка. 

– Я уже не единожды это комментировал, это из серии того, что выпячивать на первый план. И действительно, когда говорят об Украине, для внутреннего пользования какая основная проблема? Почему мы не получаем кредиты от ЕС? Говорят по поводу этого леса-кругляка. 

Точно так же, как в наших взаимоотношениях с МВФ говорят по поводу того, что важнейшая проблема, которая у нас возникла, это нежелание украинского правительства поднимать тарифы на газ. Но боюсь, что более, на мой взгляд, реальная информация как раз или реальная картина — это какие-то более существенные подвижки, и эти более существенные подвижки, например, Антикоррупционный суд, борьба с коррупцией, создание более привлекательного бизнес-климата, те части действительно Украина тоже предлагала. Но не они являются краеугольными. И думать по поводу того, что ситуация не сдвигается с мертвой точки потому, что просто мы такие патриоты и не решаем проблему экспорта леса-кругляка, нет. 

Думайте, дамы и господа, больше по поводу Антикоррупционного суда и обязательств, которые были взяты по, например, реформированию судебной системы в стране, что, скорее всего, встречает серьезное сопротивление на очень многих государственных уровнях.

Напомним, генеральный директор Ассоциации "Украинский клуб аграрного бизнеса" Тарас Высоцкий в эфире "ГС" заявил, что Украина в силах нарастить аграрный экспорт за 2-3 года до $25 млрд. По его словам, потребуется 5-7 лет, чтобы большинство экспорта в Евросоюз составляла готовая продукция. 

Самое читаемое
    Темы дня