наверх
21.02.201803:13
Курсы валют НБУ
  • USD27.07+ 0.06
  • EUR33.41- 0.11

Окончательное резюме: чьи миротворцы нужны Донбассу?

Миротворцы в Донбассе: надежда на перемирие (549)

(обновлено: )88613
В случае положительного решения ООН организация миротворческой миссии может растянуться на несколько лет, подчеркнул военный эксперт.

РИА Новости Украина — Радиостанция Голос Столицы

ООН должна рассмотреть применение контингента в 20 тысяч военнослужащих из стран, которые не являются членами НАТО и 4 тысячи полицейских для того, чтобы помочь урегулировать кризис в Украине.

Об этом говорится в новом отчете, который подготовили по поручению экс-генсека НАТО, советника президента Петра Порошенко Андерса Фог Расмуссена. Доклад будет представлен в субботу, 17 февраля, на Мюнхенской конференции по безопасности, в том числе спецпредставителю  США по Украине Курту Волкеру.

Предполагается, что в миссии должны быть представители европейских стран, например Швеции, стран, которые имеют опыт миротворческих операций, например Бразилия, и стран, которым доверяет Россия, такие как Белоруссия.

Возможное введение миротворческой миссии ООН на Донбасс в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал военный эксперт, полковник запаса Олег Жданов.

На каких критериях основывается эта численность, если по факту даже не понятен мандат этой миротворческой миссии?

— Здесь главным  критерием выступила площадь, которую занимают два этих самопровозглашенных образования. Площадь этих территорий — это выступило главным критерием, плюс протяженность границы, которую необходимо будет взять под контроль.

Будет ли готовность других государств отправить своих военных, профинансировать все, и как надолго это все может затянуться?

— Вопрос численности  миссии определяется необходимостью. Я напомню, что в Югославию  входила 90-тысячная миссия. Поэтому  вполне нормально, что сюда примерно  будут предлагать 20 тысяч. Вопрос наличия войск ООН, их как таковых не существует. Они формируются по решению ООН, особенно, Совбеза ООН. И если он принимает такое решение, значит, из бюджета ООН выделяются деньги, и странам предлагается принять участие. Каждая страна, которой буде предложено, выделяет свой контингент вооруженных сил, который оснащается как миротворческая миссия, как "голубые каски".

Насколько такой пестрый состав эффективен?

— Я думаю, что  из этого состава необходимо  исключить Беларусь, как союзника  России — это раз. Должны быть третьи страны, которые не заинтересованы ни в одной, ни в другой стороне — участнице конфликта. Но тут мы подходим к главному вопросу: для того, чтобы ООН проголосовал, и этот контингент мы получили, должно быть основание. Основанием может являться вооруженный конфликт или война.

Если это должны быть страны незаинтересованные, зачем тогда этим странам посылать своих военных в опасную зону?

— Вообще это  считается довольно престижным, а престиж страны плюс денежная  компенсация, которую получает государство, участвуя в миротворческих миссиях… Вспомните, мы еще 10-15 даже лет назад, когда только начали занимать активную позицию в ООН, мы посылали своих миротворцев во многие страны, и у нас были и в Ливии, и в Югославии той же были наши миротворцы, именно как "голубые каски". И в Сьерра-Леоне, и в Конго. И мы участвовали, по-моему, больше, чем в 10 миссиях.

Если будет некое согласие на Мюнхенской конференции, то как много времени может занять процедура согласования всех вопросов, чтобы уже на уровне Совета безопасности ООН поднимать вопрос о введении миротворческой миссии с конкретным мандатом, финансированием, функциями на Донбасс?

— Если все  так будет хорошо, то решение  ООН может быть принято, и организация  миротворческой миссии может растянуться от шести месяцев до нескольких лет. Все будет зависеть от желания стороны получить этот контингент и от быстроты действия.

Вы скептически относитесь к такому сценарию, что удастся быстро договориться?

— Да, я отношусь  скептически. Потому что нет второй стороны конфликта, и нет официального признания факта вооруженной агрессии — это основания для выделения миссии. Мы уже четыре года топчемся на месте из-за того, что не можем определить вторую сторону конфликта, и боимся признаться сами себе, что же у нас происходит. И весь мир от нас ждет этого решения. Нас все подталкивают к этому решению, дают рекомендации, советы. Но мы пока упорно не хотим принимать это решение, политическое решение. Поэтому это все может остаться, это отсутствие точек соприкосновения. И, кстати, США очень бы хотели еще начать реформу Совбеза ООН, о чем они уже несколько лет говорят. А для этого тоже надо отправную точку. Например, признание России страной-агрессором и участницей вооруженного конфликта в Украине.

То, что в законе о деоккупации Россию признали страной-агрессором, каким-то образом помогает Украине отстоять свою позицию на уровне Совбеза?

— Дело в том, что там признание агрессором, во-первых, еще закон не опубликован  — раз, он не вступил в силу. Во-вторых, мы еще не видели финальной версии закона, где слово "агрессор" — в преамбуле, а РФ — в теле закона. Судя по тому, как вообще вяло реагирует Россия на признание ее страной-агрессором, я так понимаю, что эти два понятия в законе мало связаны между собой.

Ранее  политолог Михаил Погребинский заявил, что закон о реинтеграции Донбасса ведет минские соглашения в тупик, и только усилит напряженность с РФ.

Напомним, идея миротворцев на Донбассе способна объединить и украинский политикум, и украинское общество, считает политолог Кирилл Молчанов. Также он отметил, что переговоры по миротворческой миссии на Донбассе затянутся на весь 2018 год.

Темы дня