наверх
06.07.202208:08
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Тотальное недоверие к судебной системе чревато самосудом — политтехнолог

Взрыв в суде Никополя: месть неработающему государству (27)

(обновлено: )23130
Катастрофически низкий рейтинг Порошенко лишает его права на управление обществом, он уже не способен что-либо изменить в стране, считает Сергей Гайдай.

РИА Новости Украина — Радиостанция Голос Столицы 

В четверг, 30 ноября, в Никополе Днепропетровской области произошел взрыв в суде, где слушалось дело о двойном убийстве. 

На суде отец одного из убитых взорвал две гранаты. В результате сам он погиб. Осколочные ранения получили трое подсудимых, два работника конвойной службы, сотрудник суда и одно гражданское лицо. Все пострадавшие доставлены в больницу. Впоследствии один из подсудимых умер в медучреждении.

Почему в Украине стал возможен самосуд, в эфире радиостанции Голос Столицы проанализировал политтехнолог Сергей Гайдай.

Случаи самосуда в Украине не редкость: недавно разъяренная толпа избила мужчину, который не там припарковался и образовал затор. Перед этим люди громили лотерейные киоски. Также 29 ноября в Харькове в здание аптеки бросили гранату. Теперь взрыв в суде. О чем это свидетельствует?

— Я бы добавил еще, как совсем недавно депутатов, политиков, чиновников бросали люди в мусорные баки. Это тоже было проявление такого самосуда. Все очень просто, друзья мои. Надо понимать простую вещь: государство, которое имеет право на насилие и право на правосудие, оно не работает, и с каждым днем эта ситуация более усугубляется. В ситуации, когда не работает государство, а украинский социум привык к самоорганизации, это наше историческое, начинает заниматься этим самостоятельно. Это первое. А второе: мы должны понимать, что конкретно в этом случае тотальное недоверие и недоверие к судебной системе, потому что есть возможность получить справедливость, приводит к таким ситуациям. Когда не верит в суд, человек идет на самую крайнюю меру — на самосуд и на собственное понимание и на собственное совершение справедливости. Даже ценой собственной жизни и ценой жизни людей, которые не повинны. 

Врадиевские события также можно назвать реакцией на отсутствие правосудия. Такая реакция через ряд событий переросла в Майдан. Здесь такое может быть?

— Совершенно верно. Майдан являлся определенным самосудом неэффективной власти, власти несправедливой, которая побила студентов. Это была не столько реакция на то, что власть обманула народ и не пошла в Европу, как обещала, а на то, что она перешла границы справедливости и стала угрозой для народа. На самом деле ситуация не поменялась и противоречие, которое было вызвано революционной ситуацией между тем, когда верхи не могут управлять, а низы не хотят больше терпеть эту ситуацию, Майданом так и не было разрешено. Мы живем в ситуации, когда дело Майдана не завершено, противоречие никуда не делось, государственная машина не поменялась, она осталась при власти. Нынешняя власть тотально не понимает той угрозы, в которой она живет и находится, ведь рано или поздно эти самосуды выльются в новую акцию протеста и, поверьте, она будет куда более драматична, чем первый Майдан, тем более, второй Майдан. Поэтому, мне кажется, вот где главная опасность для нынешней власти. 

Есть какие-то предохранители для этого?

— Если вы не хотите, чтобы у вас кастрюля с паром взорвалась, пар надо спокойно и медленно выпускать, не стрессовым путем, а путем каких-то конкретных процедур. Недавно опубликованные рейтинги говорят, что нет политиков в Украине, рейтинг которого превышает 10%. Это катастрофа. Правящая партия — 5%. Президент, который приходил с рейтингом в 54%, это результаты выборов, который сегодня имеет 5% рейтинг, он в принципе уже больше не способен на изменение в обществе, самое главное, на управление обществом. Есть понятие легитимности, когда люди отдают право управлять или монополию на насилие в руки власти. Сегодня этой монополии больше нет. 

Как далеко зашла эта ситуация? 

— На первый Майдан люди вышли, в принципе, даже упоминания о насилии, об оружии, о вооружении, защите, даже баррикад не было на первом Майдане. На втором Майдане, когда власть применила насилие против людей, Майдан максимально долго держался, но когда люди стали погибать, на Майдане появились коктейли Молотова, баррикады, щиты, вооружения и под конец даже, скажем, небольшое количество оружия для защиты. Новые революционные, скажем, акции будет проходить с гранатами. Помните ситуацию под ВР, когда бросили в нацгвардейцев гранаты. Люди вышли с оружием, и это очень печальные последствия, уровень жертв и уровень социального стресса будет в разы больше. К сожалению, наш правящий класс этого упорно не понимает. 

Напомним, ранее спецкор Эдуард Слабких сообщил, что врыв в суде Никополя был местью отчаявшегося в правосудии человека, а подорвавший гранату был одноруким, но тем не менее смог пронести боеприпасы на заседание суда.

Самое читаемое
    Темы дня