наверх
17.07.201818:31
Курсы валют НБУ
  • USD26.21- 0.03
  • EUR30.71+ 0.17

Генерал Шуляк: первыми на Майдане появились боевики

(обновлено: )3373703
Майдан эта трагедия, которая стала самой крупной трагедией в истории Украины после Второй мировой войны и к сожалению, она еще не завершена, считает экс-командующий Внутренними войсками Украины Станислав Шуляк.
Бывший командующего внутренними войсками Украины Станислав Шуляк. Архивное фото

Андрей Веселов, Захар Виноградов для РИА Новости Украина

Прошло больше трех лет с кровавых событий, которыми закончился Евромайдан. Однако до сих пор нынешняя украинская власть и правоохранительная система страны так и не представили мировой общественности доказательные материалы о тех, кто отдал команду расстреливать в 18-21 февраля 2014 года протестующих и милиционеров. Это приходится делать журналистам.

Публикуем интервью бывшего командующего Внутренними войсками Украины Станислава Шуляка, который излагает свою версию тех событий.

Станислав Николаевич, в 2012 году Вы были назначены командующим Внутренними войсками.  Какие функции и задачи были у Внутренних войск до Майдана?

— В мае 2012 года я был назначен на должность командующего  Внутренними войсками МВД Украины. Одним из самых знаковых событий того времени была завершающая фаза подготовки к проведению финальных матчей Чемпионата Европы по футболу Евро-2012.

Еще будучи в должности первого заместителя начальника Управления государственной охраны Украины, я понимал, какая ответственность лежала на всей правоохранительной системе по обеспечению условий безопасности проведения Чемпионата Евро-2012. Мое назначение было связано с задачами по повышению уровня координации всех служб МВД, СБУ и Управления госохраны Украины. Распределение обязанностей по выполнению этих задач было возложено на координационной центр, который в то время возглавлял вице-премьер-министр Борис Колесников, и, конечно же, все вопросы находились под личным контролем президента Украины Виктора Януковича. Фактически. С этого и началась моя служба в должности командующего Внутренними войсками.

Что более всего вам запомнились? Могли ли вы тогда представить себе, что в скором времени произойдут события, которые начисто перечеркнут все достижения того времени?

— Я думаю, что не только те, кто занимался подготовкой к Евро-2012, но и простые граждане Украины знали о том, что в начале 2012 года вообще стоял вопрос  – состоится ли Чемпионат в Украине или нет? А почему это вызывало такие сомнения и тревогу? Во-первых, потому что в 2010-м году после смены президента и правительства Украины отставание от графика подготовки было огромным. И сможет ли Украина преодолеть это отставание, было вопросом. Все хорошо понимали, что для этого нужно достаточно много времени, которого не было. А, также, колоссальные средства. Эти сомнения были и у УЕФА, и у Европы. Конечно же, вся ответственность за риски ложилась не на прежнюю власть, а на нового президента Украины Виктора Януковича.

Читайте также: В ООН все еще ждут расследования убийств на Майдане и в Одессе

Как показало время, Украина с честью выполнила эту задачу, и мы все тогда гордились своей страной. Нам было, что показать гостям Чемпионата Европы. Они увидели не только зрелищный футбол, красивые стадионы, аэропорты, но и гостеприимство и доброжелательность украинцев.

Это был большой праздник. Разве мы могли тогда предполагать, что произойдет со страной уже через полтора года? Такое не могло присниться даже в самом кошмарном сне. Я и сейчас часто просыпаюсь, и думаю – может это неправда, то, что произошло с нашей страной? Может это страшный сон? К сожалению, это не сон.

Образно выражаясь, мы ложилась спать в благополучной, процветающей стране, а проснулись в разрушенной Украине, в которой идет гражданская война.

Да, к сожалению, эта трагедия произошла. Вы были в эпицентре тех событий. Как вы считаете, то, что произошло, было спонтанной реакцией определенно настроенной части населения Украины или Майдан готовился заранее? Каковы на ваш взгляд причины произошедшего?

— Как вы знаете, я политикой не занимался. Но могу сказать, что Украина всегда, с первых лет независимости привлекала внимание, как Запада (ЕС, США), так и Востока, прежде всего России. Украина долгое время служила своеобразным буфером между Западом и Востоком. Украинский народ – миролюбивый народ. Когда нас подталкивали к вступлению в НАТО, мы были против. Когда нам предлагали вступить в ОДКБ, мы тоже были против. Потому, что мы считали – Украина должна быть нейтральной, внеблоковой. Это были самые лучшие условия безопасности не только для самой Украины, но и для Европы, и для России. Я в этом глубоко уверен, как военный человек.

Принятие решения правительством Украины о приостановлении подписания Соглашения с ЕС о создании зоны свободной торговли, вызвало болезненную и агрессивную реакцию Запада. Работа по политической дестабилизации ситуации в Украине была организована дипломатическими представительствами США и стран ЕС. Нас решили проучить за неповиновение. Поэтому всё, что происходило на Майдане, начиная с 20-х чисел ноября 2013 года, было хорошо срежиссированным, скоординированным и профинансированным процессом, направленным на смену действующей власти.

Как вы считаете, какова истинная причина неподписания Украиной Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС?

— Во-первых, я хочу еще раз повторить, что Украина не отказывалась подписывать Соглашение, а временно приостановила его подписание. Причина была в том, что положения о создании зоны свободной торговли нарушали баланс отношений между Украиной, ЕС и Россией. Украине нужно было найти компромисс между стратегическими партнерами.

Во-вторых, в условиях торговли с Евросоюзом, Украина получала огромные риски для своих высокотехнологичных отраслей, таких, например, как транспортное и энергетическое машиностроение. Практически все отрасли машиностроения попадали в зону риска, ввиду того, что их продукция была востребована в основном на рынках России и стран СНГ, и практически не нужна была Евросоюзу.

В зону риска также попадало и сельское хозяйство. Отменив таможенные квоты на ввоз европейской продукции в Украину, мы ставили в неравные условия отечественных производителей. Все это вело к колоссальным потерям в бюджете. На эти и другие вопросы нужно было найти ответы, которые не были прописаны в Соглашении.

Я считаю, что правительство Украины, как правительство независимого государства, имело полное право на защиту наших национальных интересов. Более того, это было его обязанностью.

Тогда, почему же так резко отреагировали жители Киева и других регионов Украины на такое решение, если оно было направлено на защиту национальных интересов?

— Я хорошо помню начало этих акций. Я был сам удивлен  – неужели наш украинский народ не понимает, что мы все живем в одном доме под названием "Украина". И мы всегда должны  думать, как нам защищать свои интересы во взаимоотношениях с нашими партнерами. Во всяком случае, если это противоречит нашим интересам, добиваться тех решений, которые нам выгодны.

В новостях по телевидению и в газетах я видел неприкрытые ложь и вранье, которыми просто одурачивали население.

Столкновения между протестующими и правоохранителями на углу улиц Садовой и Институтской в Киеве, 19 февраля

Я стал искать ответ на эти вопросы. Почему средства массовой информации показывают и пишут неправду? Кто в этом заинтересован? Ответ был прост – это была хорошо организованная кампания по дискредитации законной власти. Сегодня ни для кого не является секретом то, что украинские олигархи, деньги которых лежат в западных банках, полностью зависимы, контролируемы и уязвимы от Запада. А все СМИ, на 99%, принадлежат им. Это первый ответ.

Конечно, финансирование Майдана, и всего, что было связано с ним, шло не только от украинских олигархов, но и от так называемых западных фондов. Их хозяевами была поставлена жесткая задача, которая решалась давно проверенными и отработанными во многих странах мира способами и методами проведения "цветных революций".

Давайте вернемся к событиям на Майдане. Что вы можете сказать об организации действий протестующих? Насколько они были слаженными и согласованными?

— Я могу сказать о  том, что подготовка людей к  организации протестных акций  и беспорядков шла очень давно. Это было еще во времена  президента Леонида Кучмы, когда проходили акции "Украина без Кучмы". Уже тогда формировались боевые отряды. Затем эта подготовка была усовершенствована в период президентских выборов 2004 года. Тогда же были апробированы отряды наемников из Прибалтики, балканских стран, Польши, Словакии, Грузии… Они уже тогда успешно использовались в целях захвата власти в Украине неконституционным способом.

После этого, определенными политическими силами, с ними постоянно поддерживалась связь, совершенствовалось взаимодействие в работе.

Уже в 2010 году, фактически началась подготовка к выборам 2015 года. Неподписание Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС в 2013 году стало поводом для преждевременной активизации деятельности, так называемых оппозиционных сил, целью которых было свержение законной власти.

Как конкретно это происходило?

—  Я могу сказать, что  фактически с 20-х чисел ноября 2013 года начали развертываться  организационные структуры Майдана. Первыми на Майдане появились подготовленные боевики. Их количество достигало 10-15 тысяч человек. Руководили ими командиры, которые непосредственно подчинялись лидерам оппозиции, участвовавшим в организации государственного переворота.

К ним присоединялись жители Киева и других регионов, обманутые той пропагандистской машиной, которая была развернута в Украине.

Это была основная сила Майдана – идейные одураченные люди, глубоко поверившие в "светлое будущее", которое им нарисовали идеологи Майдана. Все эти "сочувствующие" привлекались для создания массовых скоплений народа.

Третья группа – это были мирные граждане, так называемые "зеваки" или "романтики". Мы их так называли. Которые приходили на Майдан, как на спектакль. Они приходили на Майдан, как на зрелище, а посмотреть было на что.

В ходе боевых действий они были своеобразным живым щитом, боевики в основном прятались за их спинами. И такая тактика была эффективной. Она позволяла нарушителям находиться вне зоны досягаемости для нас.

Читайте также: Евромайдан: революция или госпереворот?

В различное время количество протестующих колебалось от 20-30 тысяч до 200-350 тысяч, в зависимости от ситуации и команд организаторов.

Подвозились камни, автомобильные покрышки, на месте готовились зажигательные смеси. Были моменты, когда интерес к Майдану со стороны населения пропадал, тогда проводились специальные провокационные мероприятия по активизации протестов, с целью привлечения внимания населения и создания информационных поводов для СМИ.

Подогревали интерес к событиям и так называемые "сакральные" жертвы" – эти преступления до сих пор не расследованы.

А что происходило в 20-тых числах февраля 2014 года на Майдане?

— Эта информация уже давно известна. Есть огромное количество материалов, ими забит интернет. Что касается меня лично — я знаю, что организаторами этого  чудовищного преступления были Парубий (ныне – спикер парламента Украины – ред.), Пашинский (ныне предмедатель комиссии Верховной рады по обороне и безопасности – ред.) и другие. Подавляющее большинство снайперов составляли иностранцы-наемники.

Вот смотрите, ваши подчиненные, сотрудники "Беркута" прошли соответствующую специальную подготовку по действиям в подобных ситуациях. Тем не менее, вы проиграли. Почему?

— Почему?! Скажите, а почему уничтожили армии Хусейна, Каддафи? Они что, тоже были слабыми? Или что-то не умели?! Слабо подготовлены?! Вы скажете – там была война! Да! Да! Война! Но у нас, слава Богу, в то время не дошло до войны. Во всяком случае, мы делали все, чтобы этого не допустить. Одно могу сказать – мы не хотели кровопролития, но нас на это постоянно провоцировали. Мы не проиграли. Мы ушли с Майдана согласно договоренностям, подписанным лидерами так называемой оппозиции под  гарантии руководителей дипломатических ведомств стран Запада.

Однако именно вас, а так же бывшего министра МВД Виталия Захарченко, президента Виктора Януковича обвиняют в том, что именно вы дали приказ применить оружие, открыть огонь по протестующим,  в результате чего погибло более ста человек.

— Любые обвинения в  наш адрес противозаконны и  безосновательны. Ни я, ни Захарченко, ни Янукович не отдавали никаких  команд никаким снайперам на открытие огня по митингующим. Говорю это с полной ответственностью.

Все шло к примирению сторон. Это понимали все. Уже было известно, что Виктор Янукович и оппозиция договорились подписать Соглашение о мирном урегулировании конфликта, которое ставило точку в противостоянии. К этому дню, несмотря на давление и организацию провокаций, мы – правоохранители, удержали ситуацию под контролем, оставаясь в правовом поле.

Предлагаю вспомнить, что именно в то время, когда готовилось подписание Мирного соглашения, именно Луценко (ныне генеральный прокурор Украины – ред.), вечером 19 февраля 2014 года сообщил митингующим со сцены Майдана, что уже к утру у них будет огнестрельное оружие.

А логика всех наших действий была в мирном разрешении конфликта, после которого власть оставалась у действующего президента страны, что никак не устраивало так называемую оппозицию.

Главное, к чему мы стремились – не допустить кровопролития и сохранить мир в Украине. Все, что произошло потом, иначе как государственным переворотом назвать нельзя. Это преступление, которое привело к гражданской войне в Украине и расколу нашего государства.

И виновны в этом – организаторы Майдана, организаторы государственного переворота, установить которых, при желании не трудно. Их всех знает украинский народ. Эта трагедия стала самой крупной трагедией в истории Украины после Второй мировой войны.

К сожалению, эта трагедия еще не завершена. Она продолжается, идет  гражданская война на Востоке Украины. И когда ей будет положен конец – неизвестно.

Читайте также: Разбираем новый вариант размещения миротворцев в Донбассе

Вот уже более трех лет прошло. Все это время вы находитесь вне родины. Чего вы сами, лично, хотите от жизни?

— Главное, чтобы как можно  быстрее окончилась война и  прекратились страдания людей. Люди, которых изгнали с родной земли, могли вернуться. Я, конечно, тоже хотел бы вернуться в Украину, но в ту Украину, которая была до ноября 2013 года.

Но это невозможно…

— Буду за это бороться.

Самое читаемое
    Темы дня