наверх
08.12.201921:02
Курсы валют НБУ
  • USD23.72- 0.15
  • EUR26.32- 0.17

Переход на газовый уголь требует средств на его добычу - Землянский

Официальная блокада Донбасса: реакция и последствия (311)

(обновлено: )177281
Эксперт по вопросам энергетики Валентин Землянский в эфире "ГС" заявил, что технически перевести ТЭС с антрацита на уголь газовой группы несложно, но это потребует значительных затрат.

РИА Новости Украина – радиостанция Голос Столицы

Правительство решило, чем заменить антрацитовый уголь. Уже пять теплоэлектростанций Украины остановили свою работу, правда, временно, как сообщалось, из-за недостатка антрацитового угля. 

В свою очередь, гендиректор ДТЭК Максим Тимченко заявил, что энергохолдинг планирует отказаться от потребления дефицитного антрацита и перевести свои ТЭС на уголь газовой группы.

Читайте также: Цепная реакция. Из-за дефицита антрацита остановилась пятая по счету ТЭС

Реально ли переформатировать украинские теплоэлектростанции, в эфире радиостанции Голос Столицы проанализировал эксперт по вопросам энергетики Валентин Землянский.

Ранее сообщалось, что ДТЭК планирует отказаться от потребления дефицитного антрацита и перевести свои ТЭС на уголь газовой группы. Как это на практике происходит, что для этого надо?

— Для этого нужно непосредственно переоборудовать сам котел, условно говоря, то есть те горелки, которые выставлены под антрацитовую группу, под определенные технические характеристики. Соответственно там идут изменения еще и с подачей топлива, потому что нельзя смешивать газовую и антрацитовую группу.

Насколько это сложно, сколько времени требует, средств?

— Нет, перевести — это не проблема. То есть вопрос времени, денег, безусловно. Вот ДТЭК говорит, что от трех месяцев до трех полугода потребуется для перевода станции. В целом оценивалось раньше это до полутора лет, если необходимо уйти с антрацита на газовую группу. Проблема, еще раз повторюсь, антрацит нельзя смешивать с газовой группой, потому что это может привести к взрыву. То есть технически, у вас есть лента, которая подает уголь на блок уже непосредственно, вот вам нужно ее переориентировать, чтобы антрацит не смешался с газовой группой. А дальше это все работает так же, как это работало на антрацитовой группе, технически больше ничего не меняется.

Может, действительно, пока эти пять станций стоят, их быстренько и переоборудуют? 

— Мы перейдем на газовую группу, но тогда встанет вопрос, а что мы делаем с нашей угольной отраслью. Тут цепочка продлится, потому что мы помним, что коалиционное соглашение 2014 года предполагало реструктуризацию угольной отрасли, в которой основной акцент делался на закрытии шахт, в частности Львовско-Волынского угольного бассейна. Теперь легенда и ситуация меняется кардинальным образом, то есть нужно говорить уже о развитии собственной добычи, о вложении денег туда, чтобы обеспечить украинские станции газовой группой угля. И для ДТЭК, допустим, ситуация несколько лучше, потому что у них есть шахты в Днепропетровской области, которые добывали уголь газовой группы, и который поставлялся на станцию на неконтролируемой территории, была такая негласная договоренность, что с украинской стороны идет газовая группа, и антрацитовая группа идет со стороны зоны АТО. Но поскольку ситуация изменилась, порядка двух миллионов тонн угля газовой группы можно будет переориентировать на внутренний украинский рынок.

Не лучше ли возить антрацит из ЮАР, чем добывать собственный уголь?

— Нет, собственный уголь лучше, безусловно. Во-первых, его цена будет ниже, хотя там себестоимость и высокая, но если мы возьмем Львовско-Волынский угольный бассейн, там себестоимость угля выше 2000 гривен, потому что тяжелые условия залегания. Но в любом случае, это будет дешевле, чем его импортировать, например, как антрацит импортировать из Южной Африки. И давайте не забывать, что это все деньги, которые идут в украинскую экономику, они остаются внутри страны, то есть, это налоги, зарплаты, рабочие места. Мы автоматически таким решением цепляем параллельно и угольную отрасль, и градообразующие предприятия, а это тянет за собой развитие инфраструктуры, потому что развивая шахты, вы развиваете города и инфраструктуру. Безусловно, с государственной точки зрения, это более правильное решение, чем просто импортировать уголь.

Ранее власти сообщали, что до конца года переоборудуют Змиевскую и Трипольскую ТЭС на уголь газовой марки. Успеют ли реализовать эти планы?

— Я думаю, целиком они не успеют, но часть блоков и Трипольской, и Змиевской ТЭС, это ТЭС, которые находятся в управлении "Центрэнерго", они будут переоборудованы на газовую группу, и соответственно это будет уголь, который добывается внутри страны. Но хотелось бы параллельно услышать от правительства и планы по дальнейшим действиям в угольной отрасли, потому что мы видели пример, крайне печальная ситуация, когда произошел взрыв на львовской шахте, и погибли люди, насколько государство сейчас готово поддержать горняков и вообще поставить этот вопрос одним из приоритетных в развитии государства.

Газовый уголь дешевле, чем антрацит?

— Не обязательно. Вопрос ведь — не какая марка угля. Вопрос в глубине залегания, то есть какова у вас стоимость добычи этого угля. Потому что на шахтах ДТЭК она может колебаться и в среднем составлять 1500 гривен за тонну. На государственных шахтах это может достигать и 2000 гривен за тонну. В любом случае это будет дешевле импорта, потому что вы делаете долгосрочные капитальные вложения, это внутренние инвестиции, которые идут на развитие экономики.

По качеству конечного продукта — тепла, что лучше — антрацит уголь газовой группы?

— Это вопрос теплотворной способности. Теплотворная способность газовой группы несколько ниже, но опять-таки, если мы говорим о себестоимости производства киловатт в час, то существенного влияния не произойдет, потому что между собой эти марки угля сопоставимы. Там вопрос как раз вот в условиях сжигания, поэтому очень щепетильно относятся к вопросам переоборудования именно котлов, а дальше все работает практически точно также, то есть разница незначительна.

Ранее Польша выражала готовность участвовать в модернизации украинских электростанций для расширения их технических возможностей в использовании различных видов угля. Зачем это Польше? Выгодно это будет Украина? 

— Давайте понимать, что собственно ни у одной из стран, которая предлагает свою помощь подобного рода, они меньше всего пекутся о наших проблемах, прежде всего, они решают вопросы свои. Потому что если бы Польша занялась переоборудованием украинских блоков, то она бы их переоборудовала под тот уголь, который добывается в Польше. И таким образом поддержала бы своих производителей, которые занимались бы переоборудованием блоков, а во-вторых она поддержала бы своих угольщиков, которые получили гарантированный рынок сбыта в виде Украины. Аналогичная ситуация с Китаем, который тоже готов участвовать в этом, но при условии, что мы будем закупать китайское оборудование… Но зачем, когда у нас есть собственный уголь. В любом случае это будет импорт, вы будете работать на чужую экономику, вы будет отдавать деньги, которые не возвращаются, там не будет добавочной стоимости. Если вы вложились в собственную добычу, вы получили добавочную стоимость, вы произвели электроэнергию, вы получили добавочную стоимость, это все деньги, которые остались внутри страны. Я считаю, Украина имеет все возможности, чтобы самостоятельно и заниматься переоборудованием, и заниматься добычей собственного угля, развивать собственную угольную отрасль.

Ранее эксперт по вопросам энергетики Валентин Землянский в эфире "ГС" пояснил, что на газовом рынке Украины во главу угла ставят интересы монополиста, а интересы потребителя не учитывают совсем.

Напомним, сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич в эфире "ГС" заявил, что прекращение поставок электричества в ЛНР может спровоцировать остановку Луганской ТЭС, так как на нее перестанут поставлять уголь.

Самое читаемое
    Темы дня