наверх
11.12.201814:18
Курсы валют НБУ
  • USD27.78- 0.05
  • EUR31.74+ 0.10

Раимов: политик года в Украине - это Путин

Год 2016, прощай! Итоги (129)

(обновлено: )9154272
Кабмин представил среднесрочный план действий на 2017-2020 годы, а демонтаж незаконных МАФов в Киеве уже поддержал генпрокурор, но сказал, что все должно быть законно. События 28 декабря в эфире "ГС" комментировал политтехнолог Дмитрий Раимов.

РИА Новости Украина — радиостанция "Голос Столицы"

Кабинет Министров Украины разработал среднесрочный план действий на 2017-2020 годы. Он базируется на пяти основных приоритетах: экономическом росте, восстановлении промышленности, установлении верховенства права и борьбе с коррупцией, эффективном управлении и развитии человеческого капитала. 

Читайте также: В ЕС еще живы идеи "железного занавеса"

К 2020 году в планах Кабинета Министров — проведение земельной реформы и переход на максимально собственную добычу газа. Кроме того, ключевыми целями правительственного плана является приватизация, развитие агросектора, дорожного хозяйства и логистических возможностей, включая строительство автомобильных дорог, портовой инфраструктуры и модернизацию "Укрзализныци". Также Пенсионный фонд в среднесрочной перспективе должен стать бездотационным.

Столичная власть активно борется МАФами, обещают демонтировать незаконные малые архитектурные формы без погромов. Даже генпрокурор Юрий Луценко заявил, что поддерживает демонтаж незаконных МАФов, но считает, что проводиться он должен законно, без повреждения личного имущества. По его словам, эта работа будет проходить в тесной кооперации силовых органов и местного самоуправления.

Эти и другие ключевые события среды, 28 декабря, в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал политтехнолог Дмитрий Раимов.

О ПЛАНЕ РАЗВИТИЯ СТРАНЫ

Кто теперь должен взяться за среднесрочный план действий Кабмина на 2017-2020? Какие эксперты должны его обсуждать?

— Во-первых, почему именно в преддверии Нового года такие планы называются обычно, потому что после праздников о них и не вспомнят. Хотелось бы, конечно, в тех материалах, которые публикует наше чудеснейшее правительство, видеть некую конкретику. Потому действительно под каждым словом хочется подписаться, но остается один единственный вопрос: откуда деньги на это все? То есть я уверен, мы можем сесть сейчас за праздничный стол и начать поднимать бокалы за то, как хорошо мы будем жить в 2017 году: купим новый автомобиль, поменяем условия жилплощади, поедем, посмотрим какие-то страны… но все равно все упрется в то, что после Нового года мы зададимся вопросом: откуда деньги? Так вот история с правительством примерно та же, что приоритеты пишутся, а откуда будут браться деньги на выполнение, не пишется. Потому что под каждым словом, которое там прописано: это и добыча собственного газа, и инфраструктура, в том числе и борьба с коррупцией, и все-все вместе взятое, после каждой фразы должна ставиться точка и начинаться предложение: на это будет потрачено столько-то денег, эти деньги будут взяты оттуда-то и оттуда-то. И хорошо бы, если бы это было, но и хорошо бы, если бы сейчас правительство не противоречило само себе. А противоречие очень простое: экономический рост делается несколькими путями. Для нашего украинского государства он достаточно понятен. Это экономия на государственном аппарате, то есть не может ВР ежегодно получать больше денег на свою жизнь. Это не бюджет экономии. Мы  не должны экономить на скорой помощи, на полиции, на пожарниках, на учителях, а вот на работе чиновников должны экономить. Но получается наоборот: зарплата учителю не поднимается, а вот чиновнические — хорошо растут. 

И второй нюанс — это экономия, как в любой семье. Представьте, что бюджет государства — это не какая-то непонятная машина государства, а домашний бюджет. Чтобы мы стали жить лучше, нам надо какие-то расходы урезать, потому что они неважны для нас. А где-то начать больше зарабатывать, чтобы в семье появлялось больше денег. Так вот, если мы понимаем, где мы можем больше сэкономить, то есть мы должны меньше тратить на какие-то глупости — под глупостями понимают страшно неэффективный чиновнический аппарат. Это реально полная глупость, во всем мире от такого количества чиновников отходят. А второй нюанс: откуда будем деньги брать? И вот в чем противоречие правительства: любой предприниматель зарабатывает хорошо, когда для него созданы нормальные налоговые условия. У нас с каждым годом налоги повышаются, и система налогообложения постоянно находится в турбулентности. То есть у нас постоянно хотят отменить физическому лицу-предпринимателю упрощенную систему, каждый раз это страшная, волосатая рука правительства добирается до ФЛП, получает, так сказать, по ушам и забирает ее обратно. Потому что предприниматели говорят: мы закроемся, и вообще не будет никаких налогов. Так вот, правительство сейчас не экономит, чиновнический аппарат расширяется за счет каких-то непонятных ведомств и подразделений, он тратит все больше денег на свое содержание, мы можем посмотреть бюджеты за последние три года и увидеть, что все основные органы власти увеличивают свой бюджет на энную сумму денег. И третье: когда мы должны были бы зарабатывать, правительство делает все для того, чтобы предприниматель зарабатывал меньше. Получается как в старом еврейском анекдоте: не делайте вид, что вы умнее нас. Так вот, правительство считает, что забрав налоги, то есть, забрав у нас деньги, умнее их перераспределит. Так не перераспределит, мы же знаем, не умнее.

О ДЕМОНТАЖЕ МАФОВ В КИЕВЕ

Как вы относитесь к МАФам?

— Все очень просто: если бы в нашем с вами любимом городе было бы достаточно рабочих мест, куда можно было бы уйти со снесенного киоска, вопросов бы вообще не было. Если бы у нас это все было бы нормировано и были бы созданы специальные места, где можно было бы поставить свой киоск и официально работать, вопросов бы не было. Но долгое время эта вся система работала и обеспечивала рабочими местами десятки тысяч человек. Я объясню, это не просто цифры с потолка. В каждом киоске, или МАФе, работают минимум два продавца посменно. Есть подрядчики, грузчики, собственник. И в каждом киоске четыре–пять семей получают деньги, заработок хоть какой-то, четыре-пять человек, у которых свои семьи, ни худо, ни мало — это минимум 15 человек, которые обеспечиваются за счет этого МАФа. Мы не говорим о том, что жителям комфортно, мы не говорим, что это все есть. Конечно, ставим на полях, что иногда МАФы переходят границу, создавая мусорки, это понятно, что это ужасно и отвратительно, но с точки зрения работодательной, это рабочие места, и отлично было бы, например, если бы город сказал: МАФ должен выглядеть архитектурно вот так, чтобы он вписывался здесь, такое-то количество должно быть здесь, должны быть официальные зарплаты, свет, вода и т.д. Предприниматели перестроились бы, потратились, но были бы уверены. 

Город, наоборот, предлагает специальные условия установки МАФов. 

— Так называемые конкурсы. Это ужасная история, потому что сами предприниматели и те, кто занимаются уличной едой — там отвратительная коррупция. Вот все, кто иногда сталкивался с официальными конкурсами, знают, что есть фиктивные конкурсы, как они создаются, как выдаются эти места и многое другое. Потому то, что сейчас происходит на рынке с МАФами, ничего не имеет общего с целями города и благосостоянием города, потому что людей выгоняют с работы, им не создают другие  рабочие места, и они не могут прокормить свои семьи. То есть человек, который ломает МАФ, он реально берет на себя ответственность, что он должен как-то обеспечить пять этих семей. Он этого не делает. 

Но почему это происходит? Супермаркеты сейчас появляются реально на каждом углу. Мы прекрасно понимаем, что наши супермаркеты принадлежат крупным бизнесменам либо олигархам. Это расширение этого всего. То есть если вы не идете в киоск, вы эти 150 гривен понесете в этот супермаркет для того, чтобы большой и толстый получил эти деньги. Не маленький предприниматель, не маленькая лавочка, где купили по оптовым ценам помидоры, огурцы, и продают с небольшой маржинальностью, поднявши себе немножечко цену, чтобы заработать, а реально супермаркет, где иногда и товар бывает низкого качества, что уже портится и все остальное. Также плюс — освобождается земля для застроек. Конечно, земля возле метро стоит шикарных денег, чтобы построить дом, а застройщики – мы и так прекрасно знаем, на какой стороне находятся. И генпрокурор, подключившись к этой истории, также подтвердил, что разные интересы есть. Почему генеральный? Не прокурор города, генеральный – человек, который борется с коррупцией в нашей стране и преступностью, подключается, чтобы прокомментировать МАФы, киоски, потому что очень много этих киосков принадлежит бывшим прокурорским, очень много этих киосков принадлежит политикам, как и прошлым, так и нынешним. Понятно, что когда у них ломают МАФ, они набирают генпрокурора. Опять страдает обычный человек, который пытается заработать, который готов бы перестроиться на нормальные правила игры, но ему эти правила никто не говорит.

Есть МАФы, установленные незаконно, что им делать?

— Если бы им сказали: давайте, вы переходите на хорошую добрую сторону, мы знаем, что вы нарушали. Что значит, они никому не платят? Они платили. Мы прекрасно понимаем, что эти МАФы не появились как грибы после дождя. Они там стоят долго, то есть они платят. Вопрос уже к генпрокурору: если мы сильно заинтересовали МАФы, кому они именно платят. Пришли — вот правила игры, вот вам строк, чтобы вы поменяли. Но мы видим другую историю: ночью вам рушат все. У вас там товары, продукты — все ломается. Либо второй вариант – то, что сейчас происходит на метро "Лесная". Это уже цикличная история: сначала на метро "Шулявская" горел, теперь на метро "Лесная". Понятно, что это идет цикл зачистки территорий через кровь людей. На метро "Лесная" умерла женщина в пожаре. Те твари, которые решили переделить рынок, которые решили привлечь людей в свои торговые центры, готовы опускать руку в кровь и таким образом зарабатывать себе на жизнь? Так ни одна гривна не будет идти в пользу, когда ты так начинаешь так работать. Если у кого-то есть желание – у мэра, у генпрокурора разобраться в этом, так надо разобраться, почему мафия разбирается между собой, почему сжигаются люди живьем на рынках для того, чтобы кто-то получил лишние 10 гривен в свой магазин. 

Если говорят, что прокуратура занимается этим делом, как с этим разберутся?

— Привлекут к ответственности обычных работяг. Полиция, которая стоит на месте, чтобы не побили этих коммунальщиков, выполняет свой долг. Их можно понять. Коммунальщики, которые зарабатывают такие же мизерные деньги, им сказали — снести либо потеряете работу. Там вопрос проверки не тех, кто это делал, там вопрос проверки непосредственных начальников. Давайте возьмем город Киев — это мер, он дает распоряжение коммунальным службам. Вот кому должен быть вопрос. И тогда Луценко, генпрокурор, должен говорить: "Кличко мне друг, но истина дороже", то есть, если закон, то для всех. 

О ПОЛИТИКЕ ГОДА

Почти 20% украинцев считают, что в этом году некого назвать политиком года. Как вы прокомментируете результаты опроса "Демократических инициатив" и Центра исследований имени Разумкова?

— Историю с человеком года, или политиком года, основал журнал "Таймс", когда Трампа назвали политиком года, и для того чтобы стать политиком года необязательно сделать что-то хорошее, можно облажаться так, чтобы об этом все узнали. И я думаю, если мы зададим вопрос несколько иначе, например, кто из украинских политиков облажался в этом году больше всех, я уверен, что у нас список начнет меняться прямо кардинально. Там появится и Надежда Савченко, и целые партии… то есть, все по-другому будет. Важно понять, как задается вопрос и какая цель этого вопроса. Когда мы спрашиваем украинцев о политиках, обычно, мы получаем результат предпочтений или антипатий. Так считаются социологические рейтинги. Нравится политик, не нравится, его узнаваемость, его электоральный рейтинг — это одна история. Но когда мы говорим о человеке года из политиков украинских, нам нужно задать вопрос: кто больше всех запомнился? Кто сделал что-то такое значимое для нашей страны или значимое для общества. 

Кого бы вы назвали политиком года?

— Я думаю, что политик года в Украине, который остается самым цитируемым, самым ненавистным и самым часто вспоминаемым — это Путин. Потому что такое количество раз, какое его упоминали, со словами "рука Кремля", "нога Путина", еще что-то… вот такого количества раз не упоминался ни один украинский политик. 

О ЗАСТРОЙКЕ АНДРЕЕВСКОГО СПУСКА

Общественные организации готовят письмо с требованием обнародовать проекты застройки Андреевского спуска. На самой истории реконструкции Андреевского спуска сейчас многие могут заработать политических, общественных бонусов? 

— На этом будут зарабатывать все и деньги, и репутационные бонусы. Деньги, сейчас объясню. Называются они рейдерами-застройщиками, то есть, когда начинают стройку, а рядом есть какие-то дома или исторические места, приходят "джентльмены" и говорят: не дадим строить, пока не дашь бабок.  Нам плевать на ваши разрешения, мы местный актив, активисты, вы нам денег дайте, и мы митинговать не будем. Застройщик говорит: идите в баню, что за приколы, пацаны нормальные, строим дом, все хорошо. После этого проходит митинг с титушками, начинают ломать забор. Потом опять приходят: дадите денег? И тут начинаются торги, аукцион. Кто-то из застройщиков начинает психовать, нанимает охрану и политтехнологов, которые начинают громить это общественное движение, кто-то начинает платить деньги, кто-то начинает искать связи в прокуратуре, либо во власти. В любом случае, это всегда стоит денег. Это называется "рейдерство". А вторая история – это реальные активисты, которые хотят знать, что будет строиться. Так вот, когда это делают рейдеры, это стоит сотни тысяч долларов, чтобы откупится от них. Просто оцените, сколько стоит дом, и вы поймете, что сотня тысяч долларов – это не деньги для застройщиков. Вторая история – это когда действительно активисты пытаются узнать, какой будет дом строиться, как он будет вписываться.

Есть какие-то правила, чтобы отличить одних от других?

— Никаких правил, только жизнь покажет, кто настоящий, кто нет. Что касается театра на Подоле. Нравится, не нравится, есть какие-то правила и нормы архитектурной застройки. Не были нарушены? Не были. Были разрешения и все остальное. Если вы не интересовались этим раньше, то к вам вопрос. Оценивать красивое оно или нет – это современное здание. Должен быть какой-то общественный совет, который должен давать оценку, чиновник, который должен брать на себя ответственность и тогда, если дом там строится, он должен соответствовать каким-то нормам. Должна быть нарисована карта, где дома должны быть такой-то нормы, где-то такие, а за этой картой — стройте что хотите. Но если это Подол, Андреевский спуск, соответствуйте каким-то нормам.  Это называется правила игры, это цивилизованно. А нецивилизованно – это сейчас, не добиваясь правил игры, начинать шатать заборы, начинать бить рабочих, рассказывать, что это здание не вписывается в общий концепт Андреевского спуска. Покажите концепт Андреевского спуска. Его нет. Здания там строились в разное время, и они там отличаются. 

Читайте также: "Донбасс" блокирует Донбасс: мелкая провокация или заговор обреченных?

Ранее эксперт по вопросам экономики Алексей Геращенко в эфире "ГС" заявил, что план развития страны, представленный Кабмином – это базовая программа, которую Украина уже 25 лет не может пройти.

Напомним, замдиректора департамента благоустройства КГГА Тарас Панчий в эфире "ГС" пояснил, что демонтировать без разрушения МАФы невозможно, поскольку часто они обкладываются кирпичом, как капитальные сооружения.

Самое читаемое
    Темы дня