наверх
27.11.202016:26
Курсы валют НБУ
  • USD28.44+ 0.06
  • EUR33.85+ 0.06

Профессор Буттервегге о бедности в Германии и способах борьбы с ней

(обновлено: )60420
В связи с выходом очередного доклада правительства Германии "О преодолении бедности" Sputnik взял интервью у одного из самых видных экспертов страны по данной теме профессора Кристофа Буттервегге.

РИА Новости Украина

С точки зрения неравномерности распределения имущества Германию уже вполне можно сравнить со страной третьего мира. Сверхбогачи становятся все богаче и богаче, а число людей, ощущающих себя "чужими на празднике жизни", становится все больше и больше, констатирует в интервью профессор Кристоф Буттервегге (Prof. Dr. Christoph Butterwegge), занимающийся изучением проблем бедности.

Читайте также: Отказ от ядерного оружия. Причем здесь борьба с бедностью?

Что в Германии распределяется несправедливо? И можно ли сказать, что недовольство населения этим несправедливым распределением оправдано?

— Особенно вопиющий дисбаланс наблюдается в распределении имущества. Имущество, на мой взгляд, важнее дохода, потому что возможности получения дохода могут кончиться, а имущество при этом останется. В Германии есть семьи, личное имущество которых исчисляется 20-30 миллиардами евро. В странах вроде Украины, России или Греции этих людей назвали бы олигархами. В Германии, чтобы преуменьшить серьезность проблемы, их ласково называют "семейными предпринимателями". В руках именно таких семейств, количество которых весьма ограничено, и сконцентрировано имущество.

С другой стороны, 20,2% всех людей, живущих в Германии, вообще не имеют имущества, а по данным Германского института экономики (DIW), у 7,4% жителей и вовсе долги превышают размеры имущества. Если сложить эти цифры, то получится почти 30%. Этих людей от бедности отделяет лишь увольнение или тяжелая болезнь.

Но разве так не было всегда: богатые остаются богатыми, а бедные – бедными? Или разница между ними стала еще больше, чем раньше, именно в последние годы? 

— Эта тенденция усилилась и все больше ведет к тому, что ситуация в обществе воспринимается как несправедливая. Некоторые люди считают себя "брошенными на произвол судьбы", а средний класс боится понижения своего социального статуса. Факт в том, что общество в имущественном плане поляризуется.

Это оказывает негативное влияние на политическую ситуацию: многие люди больше не участвуют в выборах, в особенности это касается, тех, кто живет на пособие по безработице. Другие обращаются к  право-популистским партиям и группировкам вроде "Альтернативы для Германии" или PEGIDA. Недовольство населения явно растёт, и я считаю, что оно, по меньшей мере, оправдано.

Когда человек опасается снижения своего социального статуса, он часто действует иррационально. То же самое наблюдалось и в конце 1920-х годов, во время мирового экономического кризиса, когда мелкая буржуазия поддержала НСДАП.

Что могут противопоставить этому политические круги?

— На съезжее ХДС было принято решение о том, что налоги повышать нельзя. Это своеобразная "догма Меркель", так же как и "черный ноль" является фирменным знаком главы министра финансов Шойбле. И то, и другое, конечно, неверно. Когда наблюдаются проявления экономического кризиса, а у людей возникают социальные проблемы, государству следовало бы активно реагировать на это в сфере социальной политики. Оно должно поддерживать людей, которым грозит социальный крах. Это, конечно, стоит денег. Образование,  то есть улучшение ухода в детских садах, улучшение  обеспечения школ должны осуществляться посредством взимания социально справедливых налогов государством, посредством прогрессивного налогообложения богатых и сверхбогатых слоев населения. Пока ХДС у власти, такая налоговая политика невозможна. Поэтому проблемы будут только усугубляться.

Как именно должно выглядеть более справедливое налогообложение? Или, выражаясь иначе, как можно заставить богатых раскошелиться? 

— В 1997 году правительство Гельмута Коля перестало взимать налог на крупное имущество. А это был бы подходящий инструмент для того, чтобы заставить платить обладателей крупного имущества.

Примерно такая же ситуация с налогом на наследство: в 2009 году были приняты нормы, позволявшие передавать по наследству имущество предприятия без уплаты наследниками налогов на принимаемые в наследство предприятия. Огромные бизнес-империи были тогда "раздарены" наследникам, потому что люди хотели использовать эти выгоды в налоговом законодательстве. Если конкретно, то государство в период с 2009 по 2015 год недополучило  около 50 миллиардов евро.

На мой взгляд, лица, наследующие компании, должны точно так же платить налог на наследство или на дарение, как человек, который получает, например, по наследству три квартиры. Тогда приходится платить налог на наследство. Не облагается налогом также совладение собственностью за границей: например, если  у  человека есть пай в некоем холдинге где-нибудь в Австралии, то ему не нужно платить налог на наследство. Но при этом не идет речи о спасении рабочих мест в Германии.

Почему политики с таким трудом проводят свою линию? Неужели правы сторонники теории заговора, говорящие, что миром правят не политики, а деньги?

— Богачи, как правило, имеют также и политическое влияние. У них есть лоббисты и тем самым возможности влиять на политику в этом направлении. Это было, в частности, заметно на примере многолетней дискуссии по поводу налога на наследство для тех, кто наследует предприятия. Тогда Фонд семейных предприятий и Союз семейных предпринимателей в самом разном виде оказали влияние на законодателей. Они приглашали политиков на свои заседания, заказывали заключения авторитетных экспертов по правоведению, которые подтверждали, что в случае выплат налогов на наследство дело могло бы доходить до потери соответствующих предприятий семьями собственников.

Кроме того, богатые оказывали давление на политические круги, угрожая перенести предприятия за границу. Бедные люди не имеют таких возможностей – у них нет мощного экономического лобби. Когда начинает дуть неолиберальный ветер, как в последнее время, богачам легко влиять на политиков.

Что произойдет, когда у бедных людей в Германии и Европе лопнет терпение? А ведь есть и еще более бедные страны…

— Ну, ситуацию в Германии уже вполне можно сравнить с ситуацией в США. А также с такими странами как Бразилия и Колумбия, которые в Германии всегда вспоминают, когда нужно назвать государства, где пропасть между богатыми и бедными особенно глубока.

В Германии ситуация совершенно аналогична, хотя мы это еще не осознали. Мы считаем Германию страной, где господствует социальная рыночная экономика и где, соответственно, социальный компонент обладает большим влиянием, чем в англо-саксонских странах. Да, неолиберализм там выражен сильнее, но в последнее время ситуация в значительной степени выровнялась, о чем свидетельствуют почти все опросы: недовольство в стране велико.

Самое читаемое
    Темы дня