наверх
27.10.202011:47
Курсы валют НБУ
  • USD28.34+ 0.04
  • EUR33.49- 0.06

Состояние ВСУ, "дело Новинского" и перестрелка в Княжичах. Мнение Разумкова

Стрельба по своим. Гибель правоохранителей в Княжичах (138)

(обновлено: )150602
Политический аналитик Дмитрий Разумков проанализировал, удалось ли Украине создать боеспособную армию, почему так сложно лишить Новинского неприкосновенности, и почему трагедия в Княжичах напоминает гангстерский фильм.

РИА Новости Украина – Радиостанция "Голос Столицы"

В Украине 6 декабря отмечали День Вооруженных сил. Президент Украины Петр Порошенко поздравил украинских военных, отметив, что вместе со всеми украинцами гордится такими Вооруженными силами и добавил, что сейчас доверие к армии такое же, как и к церкви. 

Комитет Верховной Рады по вопросам регламента отказался признать мотивированным и обоснованным представление генпрокурора Украины Юрия Луценко о предоставлении согласия на привлечение к уголовной ответственности народного депутата от "Оппозиционного блока" Вадима Новинского

Читайте также: США, ЕС и Япония объявили торговую войну Китаю. Что дальше?

Егор Соболев заявил, что "Самопомич" не будет участвовать в голосованиях до тех пор, пока с Вадима Новинского не будет снята неприкосновенность. Также Соболев объясняет затягивание рассмотрение вопроса Новинского тем, что при голосовании проекта госбюджета-2017 большинству нужны будут голоса фракции Оппозиционный блок. 

И.о. главы Нацполиции Вадим Троян заявил, что после перестрелки Княжичах, на время проведения служебного расследования, отстранены от службы 25 сотрудников Нацполиции, участвовавших в спецоперации. Генпрокурор Юрий Луценко со своей стороны заявил, что к гибели пяти полицейских привела служебная халатность руководителей, которые планировали задержания преступников в Княжичах.

Эти и другие ключевые события вторника, 6 декабря, в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал директор Украинской политконсалтинговой группы Дмитрий Разумков.

О развитии украинской армии

Можно говорить, что украинская армия изменилась, состоялась, она уже такая, как нужна стране, насколько она современна? 

– Касаемо реформы армии, все познается в сравнении. Если мы говорим о том, что армию 24 года по большому счету разваливали, прикладывали к этому максимум усилий, и кто бы что сегодня не говорил, наверное, не было ни одного министра обороны, да, наверное, и президента, при котором был бы позитивный всплеск в развитии украинской армии. 

Эта тенденция появилась еще в конце существования СССР, и по "хорошей", накатанной традиции на протяжении всех лет независимости нашу армию уничтожали всеми возможными методами.

А не было понимания, что без армии не будет страны как таковой?

– Не было… знаете, как говорится, генеральной линии партии. Все делалось, и вся идеология была направлена на то, что нам не нужна армия. У нас нет врагов, мы занимаем многовекторную политику, у нас есть замечательные государства, которые отвечают за нашу безопасность, которые в любой мало-мальски проблемной ситуации за нас вступятся и всей своей мощью – в том числе и ядерной – обеспечат целостность нашего государства и защитят наши рубежи. Одно из этих государств благополучно сегодня у нас аннексировало Крым, а другие участники – подписанты Будапештского меморандума, они… я не могу сказать, что они ничего не делают, но они не делают то, на что мы рассчитывали, и всей своей мощью, о которой мы уже говорили, не попытаются защитить наши рубежи. И в принципе это нормально, каждое государство должно защищаться самостоятельно. 

Да, у нас могут быть партнеры, союзники. Но никто не отменял старую поговорку: хочешь мира – готовься к войне. И вторую: не будешь кормить свою армию – будешь кормить чужую. Сегодня мы это видим на собственном примере, и доказательств это не требует. 

Теперь по поводу реформы армии. Действительно, когда мы входили фактически в войну, в Украине армии практически не было – она была номинально, но реально ее не было. И то, что мы сегодня имеем, это в первую очередь заслуга украинского народа. 

Кто бы что ни говорил, но если бы тогда волонтерское движение, если бы уровень сознания и патриотизма почти всех граждан Украины не повернулись, и не было бы той мобилизации, в том числе финансовой, которая произошла, когда у нас забрали Крым, когда у нас начались события на Востоке, то возможно на сегодняшний день уже не было бы Украины. И, слава Богу, что произошло именно так, и развитие украинской армии за этот промежуток действительно значительное. Говорить, что это завершенная реформа – нет. 

А сегодня есть понимание, куда дальше идти? Просто переодевать понемногу или идти к стандартам НАТО?

– Босыми идти к стандартам НАТО невозможно. Поэтому все, что вы перечислили, оно должно быть непосредственными составляющими реформы. Еще нет армии в полном объеме, и это говорят непосредственно те, кто сами воюют. 

Для того чтобы мы получили боеспособную, реально боеспособную армию, вот этот процесс реформ не должен останавливаться, потому что постоянно должны появляться новые виды вооружения, форма, обеспечение, тактические вещи, которые нужно использовать во время проведения военных, антитеррористических операций. Это постоянный прогресс, который должен происходить в любом государстве. 

О снятии депутатской неприкосновенности

Может история с делом Новинского настолько повлиять на работу ВР, что будет парализована вся работа, мы не получим своевременно бюджета на 2017 год? 

– Очень хорошо быть принципиальным и последовательным. Плохо только то, что у нас нардепы, не справляясь со своими непосредственными обязанностями, в том числе и с бюджетом, пытаются на себя натянуть полномочия других органов, например, судебной власти или же отдельных подразделений Генпрокуратуры или МВД. 

Все было бы очень просто, если бы наши нардепы выполняли бы не только свои функции, но и свои обещания, потому что все политсилы, которые шли в ВР и сегодня прошли, они с пеной у рта обещали и доказывали, что снимут неприкосновенность. Эта ВР работает уже не месяц, не два, не три, и в очередной раз вопрос о неприкосновенности нардепов заглох. 

Я думаю, что мы все понимаем, почему это  происходит. А если бы политсилы выполнили свои обещания и сняли неприкосновенность с нардепов, то и Генпрокуратуре не стоило бы подавать какие-то документы в регламентный комитет, где бы долго рассматривали, после этого фракции "Самопомич" не пришлось бы уходить из зала. 

Хотя, я думаю, что очень небольшой процент наших граждан считают работу ВР эффективной. 

Обычно, люди ориентируются на изменения, которые доходят до них. Например, увеличилось зарплата, снизились тарифы. Человек это почувствовал и знает, что за это проголосовала ВР. 

– Поменяем вопрос: позитивное что-то происходит? Повышение тарифов мало кого порадовало. Повышение налогов тоже мало кому нравится. Падение национальной валюты тоже мало доставило удовольствия гражданам. Поэтому каждый должен работать на своем месте. 

Нардепы у нас пытаются схватиться за все, ничего до конца в большинстве случаев не доведя до конца. Давайте не будем голословными, есть отдельные депутаты, деятельность которых заслуживает уважения, но часто нардепы берутся за все – за то, что в их полномочиях, что не в их полномочиях, пытаются решить проблему, решение у них не получается, и они говорят: не получилось, пойдемте дальше заниматься другим вопросом. И вот так каждое новое действие заканчивается ничем, и реформы идут очень вяло благодаря такой позиции нардепов. 

В каких пределах есть смысл говорить о снятии депутатской неприкосновенности вообще или отмены ее? 

– Если мы говорим, что должна проходить реформа и что мы из политики должны убрать две коррупции – экономическую и политическую, то давайте уберем вообще неприкосновенность. 

У нас есть очень много депутатов, по которым если и возникают вопросы неприкосновенности, я имею в виду в плане криминального преследования, то что-то там да есть, не просто так против них возбудили уголовные дела, несмотря на то, что они говорят. Это раз. 

Два – у нас поголовно не сажают нардепов. Есть пресса, гражданское общество, есть понимание, что есть черта, через которую ты переходишь, последствия могут быть необратимыми. 

Но это же изменилось в последние несколько лет или так было всегда? 

– У нас после каждой революции происходит отрезвление политиков, но состояние трезвости длится не очень долго, и они пытаются вернуться в комфортные для них условия обитания. 

О перестрелке полицейских в Княжичах

Можем ли мы по отдельным случаям, например перестрелки Княжичах, делать выводы о том, что происходит сегодня в Нацполиции в целом?

– По поводу реформы, сегодня говорить о том, что это могло, не могло произойти раньше, достаточно тяжело. Такие вещи часто происходят во время боевых действий, это так называемый "дружественный огонь". Но это когда идет война. 

Когда мы находимся на мирной территории, когда это происходит между тремя подразделениями внутренних дел, плюс там не было каких-то сверхсобытий, которые могли бы вывести их из состояния спокойствия. Потому что это люди, которые подготовлены, по крайней мере, должны быть подготовлены к таким действиям. 

Третье: говорить о том, что могла реформа или не могла повлиять на это. На сегодняшний день говорить о том, что реформа вообще проведена, пока еще рано. Мы видим достаточно неплохую реформу патрульной полиции, но вся остальная структура МВД еще не реформирована. 

И, к сожалению, мне кажется, процесс реформ затормозился и затормозился очень сильно, если не сказать, что он остановлен. Потому что получилось так: патрульную полицию мы реформировали. Многих сотрудников – и хороших, и качественных, и плохих, и хороших – мы выгнали. У нас недоукомплектованный штаб, у нас не хватает специалистов, особенно если мы говорим о розыскниках, об уголовном розыске, об оперативниках, потому что им, в отличие от патрульной полиции, не подняли до того уровня зарплату – они как сидели на очень скудном довольствии, на том и остались.

И за три месяца такого специалиста нельзя научить. 

– Нет, я думаю, что и за три года не научить. А те, кто мог научить – их мы тоже уволили, особо не вникая – хороший он или нет. Часто у нас была установка: вот всех, кто выше такой-то должности надо убрать, дабы очиститься. Окей, мы очистились, но очистились и от шелухи, и от зерен. Поэтому как это будет дальше работать – тоже непонятно. 

И с другой стороны, давайте не забывать о том, что многие из тех, кого мы выгнали, они пошли тоже на улицу, и кто-то нашел себя в бизнесе, а кто-то пошел работать на другую сторону, пошел работать на эту "серую" зону, и теперь вместо того, чтобы бороться с преступностью, он может ее возглавлять или консультировать. 

При этом, прекрасно зная, как работают правоохранительные органы.

– Абсолютно. Теперь по поводу самой ситуации в Княжичах. Там очень много белых пятен и серых пятен. Потому что объяснить, как такое могло быть, не могут ни специалисты, у меня была возможность пообщаться с людьми, непосредственно связанными с правоохранительными органами, в том числе это не поддается обычной человеческой логике. 

Достаточно развернутую информацию по тому, что там произошло, дал Луценко, потому что Троян пока не комментирует особо, и его последний комментарий был о том, что 25 человек отстранено. Но тут нужно не отстранять, а разобраться и наказать, если есть, кого наказывать. 

После информации Луценко этих серых пятен стало не меньше, а только больше. Начиная от того, как к этому готовились, кто, где находился, какие промежутки времени были потрачены… Вот самый банальный пример: срабатывает сигнализация в 01.52, это, по словам генпрокурора. Первый экипаж ГСО приезжает на место вызова через 18 минут, в 02.10. По нормам экипаж находится на месте не более получаса. 

Второй экипаж приезжает, знаете когда? В 03.20! То есть через час десять после того, как приехал первый экипаж. И только после этого они начинают обходить территорию, видят какую-то лестницу, какие-то следы, дальше идут, находят еще двух представителей правоохранительных органов, которые сидят в этом заброшенном доме. Те однозначно находятся в бронежилетах, поскольку они при исполнении, у них табельное оружие, и к нему прилагается еще удостоверение сотрудника внутренних дел, поскольку они не работают под прикрытием. И ГСО ведут их в свой автомобиль. 

По дороге у них, видимо, нет возможности пообщаться, предъявить удостоверение, обсудить, кто, что здесь делает. После этого они садятся в машину, ожидают приезда "Корд", и потом один из сотрудников подходит к машине ГСО… а вот что происходило дальше – на сегодняшний момент никто не может ответить. Вплоть до того, что под эту машину была заброшена светошумовая граната, что началась пальба, пальба была очень быстрая, люди расстреляны прямо в автомобиле – сотрудники ГСО и представители полицейской разведки. Это напоминает какой-то гангстерский вестерн. 

О встрече трехсторонной контактной группы в Минске

В среду, 7 декабря, в Минске должна пройти встреча трехсторонней контактной группы по урегулированию ситуации на Востоке. В случае с Донбассом речь идет, в первую очередь, о вступлении в силу закона об особом статусе соответствующих территорий. Его вступление в силу должно состояться на основе формулы Штайнмайера, которая сама по себе является серьезным компромиссом.  О чем идет речь? 

– Речь идет о том, что сначала должна произойти конституционная реформа, по большому счету, произойти амнистия, и только после этого, возможно, Украине будет передан контроль над границей и будут выведены войска. Этот вопрос остается слегка открытым. 

По поводу обмена заложниками – это, наверное, одно из серьезных достижений Минска, которое более-менее выполняется – не до конца, не в том объеме, не с той скоростью, но выполняется. 

Есть проблема в гуманитарном вопросе, чтобы обменяться теми людьми, которые там содержатся незаконно? Для чего их держат?

– Во-первых, не существует единой центральной власти, как бы ни хотелось демонстрировать лидерам ДНР, ЛНР, но у них нет полной власти над всеми подразделениями, которые воюют на Востоке на их стороне. У очень многих подразделений есть свои пленные, которых они меняют на своих пленных с нашей стороны, и это абсолютно не единая стратегическая линия по обмену военнопленными. 

Плюс, мы видим, что возникают боевые конфликты внутри этих группировок, поэтому говорить о том, что Захарченко или Плотницкий может отдать приказ по всей линии фронта, во-первых, о прекращении огня, во-вторых, об обмене заложниками, это, наверное, нереально. Они не имеют таких полномочий. 

Второй момент – сегодня говорить о "Минске", должна это быть формула Штайнмайера или другая, не совсем правильно, потому что в "Минске" прописано достаточно четко – что, за чем должно происходить. Проблема в чем? До сих пор не выполнен первый пункт Минских договоренностей – полное прекращение огня и отвод тяжелого вооружения от линии соприкосновения. 

Каждый день мы слышим заявления и от нашего центра координации по АТО, и от боевиков, что с одной и с другой стороны происходят обстрелы. Да, меньше, чем до того, когда "Минск" был подписан, и мы не имеем таких серьезных потерь, как были тогда, но, тем не менее, этот пункт не выполнен. 

О каком мирном урегулировании можно сейчас говорить, об амнистии? Хорошо, завтра Порошенко подписывает указ об амнистии. Восьмого числа у нас точно такой же обстрел происходит с той стороны. Что дальше? Механизма урегулирования этой проблемы нет – он не может 9 числа подписать указ всех амнистировать. 

Ранее спецкоры Андрей Галицкий и Юрий Ларин сообщили, как празднуют День Вооруженных Сил Украины в регионах. Во Львове военные и волонтеры прошли по центру Маршем защитников Украины, а в Харьковской области — мероприятия растянутся на неделю.

Напомним, политолог Руслан Бортник в эфире "ГС" заявил, что представление против Новинского было плохо обосновано, поэтому регламентный комитет отказал в снятии неприкосновенности.

Самое читаемое
    Темы дня