наверх
19.06.201906:45
Курсы валют НБУ
  • USD26.39- 0.03
  • EUR29.52- 0.24

Страховая медицина в Украине: старт в 2017 году – замминистра

(обновлено: )13828510
Заместитель министра здравоохранения Украины Павел Ковтонюк сообщил, с чего начнется внедрение страховой медицины, почему Минздрав больше не будет министерством плановой экономики, и как будет работать программа "доступные лекарства".

Реформа здравоохранения в Украине сводится к передаче Минздрава в ведение Министерства социальной политики. Об этом сообщил президент Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов Виктор Сердюк.

Также эксперт отметил и новые риски, которые возникнут в результате поглощения министерства. Прежде всего, это 5-6 месяцев бездействия и отсутствия ответственности за смерть пациентов, которые не дождались помощи.

В то же время в Минздраве заявляют, что со следующего года начнется внедрение страховой медицины. Уже разработан план поэтапного введения этой реформы.

О страховой и частной медицине, о реформе здравоохранения и многих наболевших вопросах в интервью радиостанции Голос Столицы рассказал заместитель министра здравоохранения Украины Павел Ковтонюк.

Меньше недели вы занимаете эту должность. Это уникальный случай, когда министр садится в кресло исключительно при условии, если позволят привести свою команду. Команда Ульяны Супрун – это сколько людей?

– На сегодняшний день это четыре человека – я и заместители министра Оксана Сивак, Александр Личевский, Роман Илик.

Что глобально измениться с приходом этой команды в работе министерства, внутри самого Минздрава?

– Уже начало меняться. Мы все люди не из мира государственной службы. Я не буду говорить не чиновники, потому что чиновник имеет какую-то негативную коннотацию. Не вижу ничего плохого в том, чтобы быть государственным служащим, но государственная служба имеет определенные правила, традиции. Мы их никто толком не знаем.

И, наверное, это хорошо.

– Я думаю, что хорошо. Мне, например, очень не привычно, когда меня называют по имени и отчеству, я прошу так не делать. И это касается всей команды. Какие-то формальные вещи – мы их тоже не очень понимаем. Часть мы должны понять, часть правил мы будем менять.

В Нацсовет реформ вы пришли с наработками, которые теперь будете внедрять в жизнь. Назовите несколько конкретных, основных пунктов реформы?

– Действительно, я пришел с конкретным планом.

Когда я работал в Нацсовете реформ, моей работой было заниматься координацией того, как реформы здравоохранения должны двигаться, то есть работать со всеми сторонами, кто ее внедряет. Но параллельно я занимался не только координацией, а занимался просто разработкой, то есть при Министерстве была команда экспертов, которая создавала план реформ.

Я принимал в ней участие, был соавтором этого плана, и с Ульяной Супрун мы познакомились, собственно, на презентации нашей экспертной группы, после чего она пригласила внедрять этот план.

Этот план сосредоточен вокруг реформы финансирования медицины. Это означает переход от советской модели финансирования бюджетной к современной страховой, если просто объяснять.

Потому что плановая экономика у нас исчезла в 1991 году, но медицина до сих пор живет в плановой экономике, в СССР на полном серьезе, тогда как все постсоветские страны хоть что-то начали делать. Большинство из них еще в 90-ые сделали эти реформы.

Многие страны, такие как Кыргызстан или Молдова, в 2000-ые это сделали, а мы фактически с белорусами остаемся на постсоветском пространстве, кто бюджетную систему еще не тронул. Мы просто должны план этот менять.

"Будет вопрос объема гарантированной государством медицинской помощи, но в пакет гарантированных услуг в полном объеме точно войдут первичная и экстренная помощь". Так вы отметили в одном из интервью. Объясните, что это за гарантированная помощь?

– Переход на страховую модель здравоохранения, он означает наличие такого гарантированного пакета помощи. Хочу, чтобы все знали, что во всех развитых странах он есть, просто по-разному называется. Это то, на что гражданин за счет государственного страхования имеет право.

В развитых странах этот пакет очень широк, поэтому людям кажется, что они имеют право на все, хотя это не так. Например, в Великобритании идут дискуссии о том, включать вспомогательные репродуктивные технологии, то есть по рождению ребенка через искусственное оплодотворение, в гарантированный пакет. Там целая национальная дискуссия.

У нас проще. У нас надо начать с чего-то очень маленького. Тезис один – первичная медицинская помощь, то есть семейный врач, педиатр, терапевт обязательно входят в гарантированный пакет полностью. То есть при любых раскладах оно там будет.

И мы приняли решение, чтобы начать реформу уже в 2017 году, начать с этой сферы. Параллельно мы считаем, что можем себе позволить на специализированной помощи – вторичной и третичной.

Государство будет платить тому, к кому обращаться люди, будет все равно это частный или государственный врач, средства будут ходить за пациентом, появится рынок, и это должно улучшить услуги. Вам не кажется, что это немного нереалистично в рамках Украины?

– Если мы хотим страховую модель медицины, то деньги идут за пациентом – это ее суть.

Суть в том, что вы вносите какие-то взносы, различным способом, можете напрямую или какой-то страховой взнос внести, можете заплатить налоги, а из них потом пойдет часть на ваше страхование. И когда вы болеете, то эти деньги приходят в то место и тому врачу, или в ту больницу, в которой вы получили лечение. Это и есть "деньги следуют за пациентом".

Мы это начинаем делать с первичного звена медицинской помощи, с семейного врача, с педиатра, с терапевта. Тот, к кому вы ходите, будет получать средства. Тот, к кому вы не ходите – не будет получать средства. Мне кажется, это очень просто и справедливо.

А не проще ли самому пациенту платить какую-то определенную сумму?

– Когда мы говорим о первичном звене, возможно, оно относительно недорогое. Но если мы говорим в перспективе о введении системы страхования по всем уровням – конечно нет.
Для чего вообще делается государственное страхование? Потому что человек в момент получения помощи не должен платить средств. Это философия. Или минимум должен платить.

Он не должен платить такие деньги, которые являются катастрофическими для него.

Поэтому мы будем делать такую систему, чтобы не было этого момента катастрофических расходов для людей.

Пришло смс от слушателя: "Спасибо, было приятно услышать ваши намерения относительно первоочередных шагов в направлении реформирования здравоохранения, уверен что вашей команде удастся то, что не удалось предыдущий". И спрашивает слушатель о том, как в проекте бюджета на 2017 год будет выглядеть бюджет здравоохранения, учитывая все сказанное?

– Хочу сказать, что существенно он меняться не будет. Там должны понимать, что в стране идет война и серьезная экономическая ситуация. Очень серьезная, внешний долг очень большой. И, честно говоря, мы, медики, традиционно у нас есть такая роль просителей.

Мы всегда приходим с протянутой рукой. На мой взгляд, мы должны перестать быть просителями и мы должны что-то предлагать. Поэтому я для своей команды и для себя ставлю такую цель: есть те деньги, которые есть. Показать нужно, что мы можем их использовать эффективно. После этого идти в Минфин, к премьеру и говорить: мы умеем быть эффективными, выделите нам больше.

Знаете, почему Минфин не выделяет нам больше? Он думает, что мы их тратим просто впустую и в большой степени это правда.

Относительно контроля над негосударственными медицинскими учреждениями. В Киеве есть проблема, когда приходишь в коммерческое заведение, и у тебя находят неизвестные заболевания. Просто работают на вытягивание денег. То есть не ощущается государственного контроля…

– Наш подход будет такой: мы должны интегрировать все учреждения в одну систему. У нас не должно быть отдельно частной медицины, отдельно государственной медицины, отдельно железнодорожной медицины, отдельно еще какой-то ведомственной медицины, отдельно больницы "Феофания".

Когда будет страховая модель медицины, для нее, как уже было сказано сегодня, не будет разницы между тем, в какой собственности это заведение. И единые правила закупки медицинских услуг, и единые правила контроля медицинских услуг будут распространяться на всех.

Сегодня частные заведения находятся вне этой системы. Государство там не присутствует.

Минздрав отменил 33-ий приказ. Этот приказ о том, что деньги должны распределяться за койко-место. Там также говорится о том, сколько на эту койку должно быть врачей?

– Бюджет больницы, в основном, состоит из зарплат врачей. А зарплаты врачей, количество врачей у нас в Украине привязаны к количеству коек. И не только врачей, но и другого персонала. И этот приказ с давних времен у нас есть, он полностью является продуктом плановой экономики, когда Минздрав каждой больнице говорит, сколько у него персонала должно быть на такое-то количество коек. То есть это какое-то безумие.

Есть масса врачей, которые много лет говорили – отмените это, мы не можем нормально оптимизировать структуру учреждения. Мы пришли и отменили это.

Что будет дальше? Это будет исключительно на совести главного врача, как сформировать штат, будут разработаны какие-то нормативы?

– Да, будут разработаны нормативы, рекомендации. Это не будет приказ Минздрава. Моя позиция и позиция нашей команды: мы из министерства не диктуем амбулаториям в каком-то маленьком городе, сколько им иметь уборщиц на квадратный метр пола.

Мы готовы стать площадкой, чтобы главные врачи написали рекомендации на основе своих практик, как лучше формировать штат, и мы эти рекомендации распространим. Но мы хотим перестать быть министерством по плановой экономике, вот в чем идея.

Виталий, слушатель: Что касается страховой медицины, если бы она была такая хорошая, то в Британии не было бы дополнительно государственной системы медицинской помощи.

– Страховая медицина – это не значит, что вы пойдете в частную страховую компанию. Мы говорим о государственной медицине, которая работает по принципу страхования.
Очень важно понимать, что люди, по крайней мере, в том плане, который разработан нашей командой, не вносят никаких дополнительных страховых взносов. Каждый из нас платит налоги. Налоги являются такими же взносами, как и страховые взносы. Часть этих налогов будет использована как страховые взносы на медицину, объединены в программе национального страхования, и будут эти средства оплачиваться больницам в случае лечения людей. Все.

Частные страховые компании будут, но они будут вне того, что гарантирует государство, то есть там, на рынке, где государство не может себе позволить. Поэтому когда мы говорим "страховая медицина", я хочу, чтобы вы понимали, – это не то, что вас бросят на рынок частных компаний, где надо будет искать деньги и страховать себя.

Виталий, слушатель: Я за страховую медицину, но проблема в том, что человек платит налоги, но есть инфляция. Например, я 10 лет плачу взносы по тысяче гривен в месяц. Когда мне нужна будет операция, эти средства не будут стоить этих денег, которые я платил. Возможно, это закрепить в плане коэффициентов?

– Очень многие люди так же думают, что страхование работает по накопительному принципу, то есть вы вносите на какой-то свой счет средства, они накапливаются и когда вы заболели, они будут использованы. Нет, это не так. Это не страховая система, это накопительная система.

Страховая система – это когда вы внесли средства и я внес средства, ваш друг внес средства. И у вас есть на трех средства. Но заболел, например, только я. И мы средства всех нас троих взяли и использовали на мое лечение.

В этом есть смысл страхования, люди объединяются в единый страховой пул и из него выплачивается тому, кто в этом нуждается, то есть деньги ваши не накапливаются многими годами, а они просто вносятся в качестве налогов на этот год, используются в следующем году, затем вы снова платите налоги, они снова используются.

Реимбурсация у нас будет использоваться со следующего года, каким образом это будет происходить?

– В обиходе появится слово "доступные лекарства". Реимбурсация – это научное слово, которое означает возмещать человеку стоимость медикаментов.

Мы хотим взяться за эту проблему, потому что мы единственные остаемся в Европе, где медикаменты людям не возмещаются, где 99% лекарств выплачивают со своего кармана. Такого не должно быть. Это очень плохо.

Читайте также: Чип и Дейл спешат на помощь. Ульяна Супрун и ее молодая команда

Это очень сложная проблема, и мы ее будем решать понемногу. Мы хотим на следующий год сделать маленький шаг, какое-то небольшое количество лекарств начать всем людям возмещать.

Ранее генеральный директор Ассоциации страхователей Украины Леонид Хорин и менеджер группы по реформе системы здравоохранения "Реанимационного пакета реформ" Александр Ябчанка в эфире "ГС" спрогнозировали, насколько успешным будет внедрение страховой медицины в стране.

Самое читаемое
    Темы дня