наверх
24.11.202014:24
Курсы валют НБУ
  • USD28.37+ 0.01
  • EUR33.76+ 0.13

Иловайская трагедия повлияла на исход войны на Донбассе - эксперт

Иловайский котел: кто в ответе? (460)

(обновлено: )273483
Адвокат, правозащитник Виктор Чевгуз в эфире "ГС" заявил, что, несмотря на давление общества, дело о расследовании Иловайского котла вовсе не направить в суд нельзя будет, но кого привлекут к уголовной ответственности, очень большой вопрос.

В деле о расследовании Иловайского котла завершено проведение "уникальной" судебной комиссионной военной экспертизы, которая позволит готовить его передачу в суд. Об этом сообщил первый заместитель генпрокурора Дмитрий Сторожук.

Читайте также: Последствие Лощиновки для Украины: не работают законы и полиция? Бунтуй!

По его словам, экспертиза длилась почти год, и к ней привлекался 31 ведущий эксперт, в частности из Минобороны, Антитеррористического центра СБУ, Нацгвардии и Госпогранслужбы.

Как заявили в Генпрокуратуре, наличие экспертизы позволяет готовить уголовное производство для направления дела в суд.

Расследование этого дела в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал адвокат, правозащитник Виктор Чевгуз.

Стоит ли ожидать, что уже в ближайшее время дело действительно отправят в суд?

— Наличие этого заключения позволяет направить дело в суд. Но есть одно "но". Согласно новому УПК, эту экспертизу назначает следователь, и к ней больше никто не допущен из заинтересованных лиц. Они взяли 30 экспертов, специалистов, еще они могли взять гадалок, экстрасенсов, еще что-то… а второй стороны нет. И вот когда вторая сторона ознакомится с этим заключением экспертизы, я уверен, что там будут не десятки, а сотни ошибок найдены.

В чем тут принципиально неправильный подход? По новому УПК, который "принят" в 2012 году, участие в экспертизе не принимают подозреваемые, обвиняемые, которых по делу еще нет. По старому УПК это было правильно: назначая экспертизу, с ней знакомились противоположная сторона, заинтересованные, потенциальные подозреваемые, подозреваемые, обвиняемые, которые под протокол пишут, что они с постановлением ознакомились, они могли добавить вопросы, изменить, протестовать против каких-то вопросов.

Второе, состав экспертов: они могут не принимать специалиста, эксперта, добавить своих людей. А, когда знакомятся с заключением экспертизы, пишут своего рода возражения, тогда есть какая-то объективность. На сегодня следователь сам, что он считает нужным, пишет в описательную часть постановления о назначении экспертизы, этими данными и руководствуются эксперты.

И отсюда односторонность экспертизы, необъективность. Даже по простым ДТП следователь может внести такие данные, которые заведомо невиновного человека посадят в тюрьму. Поэтому я бы… вышел из этого состояния эйфории, и очень критически отнесся к этому заявлению, ведь за год расследования, даже больше, провели одну экспертизу, не установив всех погибших, не признав потерпевшими!

Зато "уникальную" экспертизу провели!

— А в чем уникальность? Уникальность в том, что нет такого экспертного заведения, которое бы проводило подобные экспертизы. Значит, следователь брал на свое усмотрение, кого включить в эксперты.

В целом, есть ли вероятность, что по итогам расследования, исходя из этой экспертизы, высшие должностные лица понесут ответственность происшедшее?

— Давайте посмотрим, почему это произошло. Все признают, что они не знали, что будут введены войска. Были большие просчеты, тот же начальник штаба Виктор Муженко это признает, правда, я не слышал министра обороны Валерия Гелетея, который лично принял на себя руководство. Вот первые лица Минобороны должны отвечать за это. Если Гелетей и Муженко будут привлечены к уголовной ответственности, если будет непосредственно руководитель АТО привлечен… но что-то я не слышал ни об одном подозреваемом, кто даже теоретически мог быть подозреваемым. Поэтому я не верю в то, что высшие военные чины будут привлечены к уголовной ответственности.

Муженко в преддверии второй годовщины Иловайской трагедии заявил, что готов отвечать за все свои решения и распоряжения, которые отдавал в Иловайске, но считает, что ответственность должна быть разделена между руководителями различных силовых ведомств. Как можно трактовать такое заявление?

— Это все на словах. А когда будет предъявлено ему обвинение, посмотрите как он запоет. А потом скажет, что Минобороны было не одно, там были и добровольческие отряды Минобороны, и другие, и третьи.

Будет ему подозрение выдвинуто?

— Оно будет, но я думаю, что стрелочников найдут там, на месте, на уровне командиров батальонов.

Есть вероятность того, что дело Иловайска станет очередным, которое растянется на десятилетия?

— С точки зрения политической ситуации и так, как Иловайская трагедия повлияла на исход войны на Донбассе, то я думаю, что наши люди и военнослужащие все-таки будут давить на руководство страны, чтобы дело в суд направили. И не направить дело в суд совсем нельзя будет. Это равносильно смерти, начиная от президента и кончая генпрокурором. Поэтому я думаю, что дело в суд будет направлено, но вот, кто будет привлечен к уголовной ответственности, очень большой вопрос.

Ранее политический эксперт общественной организации "Слово и Дело" Валентин Гладких в эфире радиостанции Голос Столицы заявил, что реальными виновниками Иловайского котла могут оказаться вовсе не могут оказаться вовсе не те, кого поспешило обвинить общество.

Самое читаемое
    Темы дня