наверх
19.09.202116:28
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Рост тарифов, субсидии и перспективы энергетического коллапса. Мнение эксперта

Тарифные протесты. (299)

(обновлено: )275473
Бывший член НКРЭКУ Андрей Герус пояснил, что для удешевления газа нужно инвестировать в разработку и добычу, но деньги от повышения тарифов идут в никуда. Также он отметил, что механизм субсидий в стране очень действенный.

Кабинет министров Украины намерен инициировать пересмотр формулы расчета стоимости электроэнергии. Об этом сообщил вице-премьер-министр Павел Розенко. Он также отметил, что электроэнергия должна быть альтернативой использованию газа, поэтому ее стоимость должна снизиться.

Накануне в Киеве прошли протесты против повышения тарифов. Однако, премьер-министр Украины Владимир Гройсман и руководство Федерации профсоюзов, которое инициировало проведение акции, во время встречи "нашли общий язык".

Подробнее о формировании цены на газ в эфире радиостанции Голос Столицы рассказал бывший член Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг Андрей Герус.

Многие эксперты и отдельные политики не соглашаются с утверждением, что цена на газ является рыночной, вообще сомневаясь в таком понятии, как рыночная цена на газ в Украине.

– Реалии таковы, что нам где-то 40% нашего газа нужно импортировать. Если мы его импортируем, то мы его импортируем или из России, с восточной границы, или с западной границы: это Словакия, Германия и т.д. И цена в Словакии и Германии довольно высокая по нашим меркам, и она даже чуть выше бывает, чем та, которая заложена сегодня в тарифы. Поэтому если мы этот газ реально оттуда импортируем, то он не может стать дешевым, потому что мы его там реально покупаем за такие деньги. Это импорт. 

К сожалению, мы за двадцать лет не создали свою газовую отрасль, которая бы нас обеспечивала самостоятельно нашим газом. Если бы мы были самостоятельно обеспечены и еще и газ экспортировали куда-то, – а это можно делать, если проводить грамотную политику, осуществлять капитальные инвестиции в разработку и добычу – то тогда у нас газ был бы дешевле.

Но здесь речь идет о том, что цена на газ должна быть единой, чтобы преодолеть коррупцию в сфере энергетики. И тогда получается, что эта рыночная цена на газ будет установлена и на газ собственной добычи.

– Основная дискуссия идет вокруг украинского газа, почему он должен стоить ровно столько, как в Европе, и почему на него накладывается еще стоимость доставки из Европы, если он реально не доставляется? 

Стоимость доставки – это довольно небольшая часть, это может повлечь снижение цены может на два процента. А по поводу того, должна ли быть его стоимость такая, как и другого: с одной стороны, если есть один товар, то у него – одна цена. Например, килограмм картофеля одного сорта, одного качества, то, очевидно, что на рынке он будет стоить одинаково.

Но здесь же товар разный: есть украинский газ, есть, условно говоря, из Австрии газ, реверсный. Это же не один и тот же сорт?

– Это один и тот же сорт, потому что он приводится к калорийности. Фактически мы используем калории для тепла, для отопления…

Не наш газ должен стоить нам дороже, по логике, чем украинский. Зачем сравнивать цены, если в ряде европейских стран тоже не единая цена.

– Я думаю, логика была такая: у вас есть огород с картошкой, половину картошки съели колорадские жуки, а то, что осталось, вы идете продавать на базар. Но у вас беда – картошки мало, а вы вложили много труда туда, вам хочется продавать дороже. Однако рядом с вами продают такую же картошку по более низкой цене. Соответственно вы, чтобы продать, должны выставлять такую же цену, как у других продавцов. Это называется единая цена. 

Все остальное – это может быть политическое решение, политическое решение власти, правительства, президента, регулятора, для того, чтобы смягчить переходный период. И такие модели тоже существуют, чтобы не было резкого повышения цен.

Газ украинского производства по реальной цене продаем украинцам, потребителям, сколько есть. На всех поровну. А остальное покупаем по единой, рыночной европейской цене.

– Такая модель возможна, но нужно, чтобы у нас были честные чиновники и честные руководители различных государственных предприятий. Потому что, если есть разная цена, то начинаются подтасовки.

Наш газ реально не может стоить дороже, чем тот же казахстанский или американский для своего населения.

– Нужно понимать, что есть политические решения, что тариф для населения формируется как-то отдельно, и он ниже, чем рыночная цена газа. Но про США и Казахстан не совсем корректно говорить, потому что и Казахстан, и США являются профицитными в газе. То есть, они его экспортируют. 

У нас такая ситуация с углем – мы профицитные в угле. Но в газе мы дефицитны, и мы так или иначе завязаны на импорт. США на импорт не завязаны, у них есть много и у них проблема, как этот газ еще продать, куда его продать, это давит цену вниз, если у тебя есть профицит.

По инициативе премьера и ВР будет создана рабочая группа, которая будет определять объективную цену на газ и, отталкиваясь от этого, – тарифы на ЖКХ. Какими будут итоги работы этой рабочей группы?

– Такая рабочая группа уже была год назад. Она также анализировала, она также какие-то свои замечания дала, но никакого результата это не принесло. 

На сегодня вряд ли рабочая группа что-то пересчитает иначе, какие-то ошибки найдет. Я думаю, следствием всех этих громких заявлений и дискуссий может быть разве что какое-то политическое решение, компромисс. Сделать какой-то переходный период, или какой-то льготный элемент.

Минсоцполитики после акций протеста говорили с лидерами профсоюзов, решили повысить соцвыплаты.

– У нас бюджет тоже расписан. Если повысят зарплаты и пенсии, не думаю, что это будет больше 10-15%. Очевидно, что 10-15% это несравнимо с тем, насколько у нас выросли тарифы. Поэтому это не может быть самостоятельным решением.

Но при этом премьер говорит, что от всей зарплаты у нас больше 20% у граждан уходит на оплату услуг ЖКХ. Тогда, если поднимут на 15%, с учетом субсидий можно будет справляться. Или нет?

– У нас есть механизм субсидий, и он может быть очень действенный. К сожалению, мы немножко осторожно относимся к субсидиям, возможно, не доверяем им или не готовы подавать какие-то документы. Это неправильно, нужно идти на субсидии. Я призываю всех, чтобы шли оформлять субсидии.

Вы считаете, что украинцы, которые не оформляют субсидии, не открытые к чему-то новому? Или есть другие помехи?

– Есть большой элемент недоверия, и это недоверие может быть в разных компонентах. Например, некоторые люди думают, что потом нас заставят доплачивать, потом с нас все взыщут, заберут квартиру, если с субсидией что-то не так. Кто-то не верит, что ему субсидию дадут. Кто-то не хочет идти, потому что не хочет вообще связываться с государством. 

Людям надо не бояться, надо идти, оформлять, и это будет иметь немедленное материальное воздействие на бюджет семьи уже со следующего месяца.

Если у человека есть сбережения, может ли он подавать на субсидию?

– Если кто-то отложил себе какие-то финансовые средства, это не является препятствием для субсидии, поэтому стоит подавать и стоит получать субсидии и пользоваться, это законно, государство само это предлагает.

С оформлением субсидий есть проблемы сейчас?

– Их существенно упростили. Надо заполнить два листа бумаги А4 о своих доходах, отправить их, и субсидия устанавливается почти автоматически. Если по тем расчетам, которые указаны в этой анкете, она должна быть, то она устанавливается автоматически, а потом уже постфактум Минсоцполитики делает свои расчеты, как-то проверяет. 

Претендовать на субсидии могут граждане даже не с абсолютным доходом, а если у них плата за коммунальные услуги превышает 15-20%.

Может, ввести контроль правоохранительных органов, чтобы не допускать газовых схем?

– Люди понимали бы, что тарифы должны подниматься, что надо затянуть пояса, потому что страна оказалась в последние два года в непростой ситуации, если бы они видели, что параллельно происходят другие вещи, что есть ответственность за кражу, есть судебные приговоры в отношении коррупционных действий. Но за два года не было ни одного приговора коррупционерам.

Сейчас Россия предлагает газ по 187 долларов, какой будет финальная цена?

– Россия действительно нам предложила на следующий квартал 187 долларов, пока не факт, что она так продаст. Но это 187 – это цена газа как товара, а нам надо еще добавить тариф на транспортировку, поставку, НДС, и там есть еще определенный целевой сбор. Поэтому финальная цена газа объективно получается немного выше. 

Нужно выработать политическое решение, как смешивать газ отечественного производства и импорта, и какую модель выстраивать.

Что касается электричества, все больше экспертов сейчас прогнозируют в Украине блэкаут, как минимум, прогнозируют веерные отключения. Грозит ли нам нечто подобное в ближайшем будущем?

– У нас 80% рынка угля занимает одна компания. Это частная компания. 70% рынка тепловой генерации – это то производство, где из угля делают электроэнергию, эти 70% также занимает одна компания, это та самая компания. Это компания ДТЭК. 

Поэтому если мы говорим об уменьшении или увеличении складов, вы понимаете, что с такой концентрацией в одних руках, это уменьшение или увеличение можно очень быстро сделать. И у нас в последние время началась дискуссия по поводу цены угля, цены тарифа тепловой генерации, собственно тариф, который они получают, а мы платим. Тогда начали снижать склады, говорить о блэкаутах. 

Напомню, что год или полтора назад, когда у нас была дискуссия о тарифе, также возник вопрос складов угля и блэкаута, только тогда тариф тепловой генерации был 80 коп, сегодня это уже – больше гривны. То есть рост – около 40%, а проблема остается такая же. Даже если тариф станет 1,50 гривны, можно сделать такую же проблему и сказать: давайте нам еще выше тариф. Поэтому здесь уже должны включаться антимонопольные органы, потому что эта история уже выглядит немного неприлично, даже есть мнение, что это элементарный шантаж.

Дефицит угля сейчас есть в Украине? Потому что это звучит как основная угроза.

– У нас поставки с так называемых оккупированных территорий есть постоянно. У нас никто даже не пробовал диверсифицировать источники поставок. И за последний год тариф тепловой генерации очень сильно вырос, они собирают больше средств, в апреле они имели тариф 1,20 гривны, это высокий тариф, потому что год назад был 80 копеек, и с весны действует эта роттердамская формула. Раз мы привязаны к Роттердаму, значит, мы можем купить уголь в Роттердаме. Тем не менее, у нас ни одной тонны импортного угля не законтрактовано. 

Как такое может быть? Что потребители платят повышенный тариф, а компании, которые производят уголь, не закупают это уголь. И я хочу напомнить, что за последние полтора года за счет повышения тарифов, промышленные потребители заплатили более 30 миллиардов гривен, а бытовые потребители заплатили дополнительно почти 10 миллиардов гривен. То есть дополнительно в энергетику пришло от потребителей где-то под 40 миллиардов гривен, а проблема не решена. Вопрос: а куда идут средства? 

В Украине дефицита угля нет, у нас есть профицит и марки Г, и у нас достаточно марки А, оно постоянно доставляется из зоны АТО, никто не запрещал поставки оттуда. Поэтому у нас импорт на этот год в прогнозном балансе угля даже не запланирован.

Тогда как решать эту ситуацию? Политически? АМКУ? Отменив монополистов?

– Государственные органы очень слабы и часто поддаются различным воздействиям. Для этого у нас должен быть независимый и авторитетный тарифный регулятор, который сейчас назначается президентом. И для того должен у нас быть независимый и авторитетный АМКУ, потому что страшно тогда, когда идет злоупотребление монопольным положением.

Снятие ареста со счетов "Энергоатома" поможет избежать энергетического коллапса и блэкаута?

– "Энергоатом" производит почти 50% электроэнергии, поэтому у нас есть надежное базовое предприятие, которое может нас обеспечивать. И были проблемы со счетами, с арестами, с ремонтами, на минувшей неделе один блок вышел из ремонта, 5 июля вновь мог выйти один блок, и 11 июля еще один блок должен выйти из ремонта. Поэтому работа "Энергоатома" налаживается, он будет показывать положительную динамику, и это поможет общей системе.

Своим мнением на тему цены на газ в эфире радиостанции поделились слушатели.

Олег: Великая экономика Америки для своих потребителей цену на свой газ установила в 100 долларов. Транспортные компании устанавливают другие цены. Такая же страна, как Казахстан, установила цену на свой газ для населения в 82 доллара, это с учетом всего-всего. 

В этот же самый момент, чтобы с нашего населения содрать последнюю шкуру, почему-то у нас не устанавливаются счетчики, у нас реального потребления населения никто не знает, и этим хорошо пользуются. Наш газ реально не может стоить дороже, чем тот же казахстанский или американский для своего населения. Поэтому эксперты откровенно врут всей стране.

Игорь: Мне кажется, что надо навести учет правильного потребления гражданами. Может, мы этого газа не потребляем 18 миллиардов, может, мы потребляем 9 миллиардов газа, а остальное разворовывается и продается! Нужно просто посадить пару людей, послать туда НАБУ, проверить, поставить счетчики.

Читайте также: Интрига по-одесски: выстоит ли мэр против "Евромайдана"?

Ранее эксперт по вопросам энергетики Валентин Землянский в эфире радиостанции "ГС" заявил, что каждая тысяча кубометров газа из РФ дешевле европейского минимум на 32 доллара.

Также экс-министр топлива и энергетики Иван Плачков сообщил, что арест счетов "Киевэнерго" отразится на услугах компании для жителей Киева.

"Нафтогаз" намерен впервые через аукцион купить газ у частных добывающих компаний. По мнению эксперта Дмитрия Марунича, настораживает цена, поскольку она ниже импортного пакета. В то же время, в Украине упало потребление газа, и некоторым компаниям просто некуда сбывать свой ресурс.

Самое читаемое
    Темы дня