наверх
16.09.201910:24
Курсы валют НБУ
  • USD24.71- 0.12
  • EUR27.42+ 0.20

К 22 июня. Пироженко: цель декоммунизации - в уничтожении реальной украинской истории

На металлолом. Украина против советских памятников. (688)

(обновлено: )2141496
Новая украинская идентичность, которая выстраивается на откровенно русофобской, антисоветской и на агрессивно националистической почве, предполагает полный разрыв с прошлым, считает историк Виктор Пироженко.

Анна Лаба, РИА Новости Украина

22 июня 1941 года без объявления войны нацистская Германия напала на Советский Союз. Германские войска начали бомбить города в Украине, Белоруссии и Прибалтике. На территории Украинской ССР бомбежке подверглись Житомир, Киев, Севастополь и многие другие города.

Ежегодно в Украине 22 июня отмечается День скорби и памяти жертв войны, учрежденный Указом президента Украины Леонидом Кучмой в 2000 году "… с целью всенародного чествования памяти сыновей и дочерей украинского народа, павших во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, их подвига и жертвенности".

В 2011 году Верховная Рада ввела обязательную всеукраинскую минуту молчания в день начала Великой Отечественной войны 22 июня.

Однако с началом декоммунизации в Украине преднамеренно вымарывают из памяти народа само понятие Великая Отечественная.

Читайте также: Cпецкор: обстрелы в зоне АТО — Горловка, Авдеевка, Марьинка

Зачем в Украине проводится ревизия исторической памяти и с какой целью украинцам навязывается новая идентичность в интервью РИА Новости Украина рассказал историк, кандидат философских наук Виктор Пироженко.

22 июня у нас по-прежнему отмечается День скорби чествования жертв войны. В то же время Украина вот уже второй год отмечает День памяти 8 мая. Получается, что в нашей стране одновременно существует сразу два дня, когда мы чтим жертв войны?

— Даты не согласованы между собой и получается разнобой. Это результат той поспешной и недальновидной, кроме всех прочих характеристик, политики декоммунизации. Там вообще много противоречий, даже если не давать ей оценку с точки зрения исторической правды и фактов, а с точки зрения внутренней логики. Во-первых, если 8 мая отмечается День памяти, то тогда, действительно надо отменять отдельным законодательным актом дату 22 июня, то есть дату нападения на Советский Союз. Если, согласно необандеровской логике, которая сейчас легла в основу официальной исторической политики памяти, война для Украины началась 1 сентября 1939 года, то тогда что было такое 22 июня? В то же время проигнорировать 22 июня невозможно, потому что с этой даты началась та самая война, Великая Отечественная, которую декоммунизаторы называют советско-германской, которая и явилась основной войной по масштабу боевых действий, численности вооружений и личного состава, задействованных во Второй мировой войне. И, собственно говоря, благодаря Великой Отечественной, победе Советского Союза, гитлеризм был разгромлен. Именно благодаря исключительно Советскому Союзу, без всяких там ссылок на второй фронт и прочую помощь. Второй фронт ускорил разгром Германии, может быть, на полгода, не более того.

Выходит, что согласно новой исторической концепции, непонятно, что началось 22 июня и что закончилось 9 мая, тем более, что вся Европа празднует разгром Германии 8 мая.

— В этом расхождении "виноваты" часовые пояса. Потому что 9 мая — это, то же самое 8 мая. Капитуляция была подписана в ночь с 8 на 9 мая, но из-за разницы во времени европейцы относят ее еще к 8 мая, а в нашем часовом поясе все равно это будет уже 9-е число мая. А что же тогда 8 мая в Украине, опять же, если находится в логике деккомунизаторов, — непонятно.
Если мы будем пытаться двигаться в русле вот этой декоммунизаторской логики, то мы там находим массу несуразностей, несоответствий и противоречий, анализируя которые, мы все равно выходим на вопросы по существу: о соответствии новых символов и новых праздников в рамках новой политики исторической памяти реальным историческим фактам.
Дату 22 июня пока оставили, и 9 мая пока оставили, правда, идут разговоры о том, что 9 мая надо отменять. Но тогда нужно вводить 8 мая как день памяти и скорби тогда, когда вы отмените дату 9 мая. А сосуществование этих двух дат, как это уже два года происходит, в принципе невозможно. Это нелогично, более того, это оскорбительно и не попадает ни в одну из логик никакой версии истории вообще.

И какой же вывод?

- Однозначный. Политика декоммунизации нагло искажает исторические факты, иногда просто сочиняет их заново, и она никак не соотносится с реальной исторической действительностью Второй мировой, и, в частности, Великой Отечественной войны. Получается полный абсурд, нагромождение одного дня памяти на другой день памяти, и так далее.
Совершенно понятно, что если 8 мая — день скорби, а Украина, в рамках логики декоммунизаторов, понесла потери от Германии и от Советского Союза, (правда не понятно, о какой Украине вообще речь идет, такой Украины в принципе не было никогда в истории, но это опять же вопрос о соотношении декоммунизаторских сказок с реальной действительностью), получается, что Украина потерпела поражение во Второй мировой, а Великой Отечественной не было, ведь Украина находилась под оккупацией сначала германской, а потом советской. Тогда получается, что 9 мая — не день победы, а день траура.

Возвращаясь к реальным историческим фактам и к тому, насколько население, советские граждане того времени и граждане освобожденной Европы расценивали дату капитуляции нацистской Германии как день траура?

— Я думаю, что, говоря непарламентским языком, любого, кто так бы сказал, просто повесили бы на первом фонарном столбе и народ бы линчевал. Особенно на территории Советского Союза — после концлагерей, после Освенцима, после Хатыни, после Бабьего Яра и прочего, прочего, прочего. Нужно быть последним нелюдем, чтобы давать оценку 9 мая и отменять эту дату. Нужно быть моральным уродом.

Этнический национализм, по сути, с неонацистским оттенком, сейчас является официальной идеологией и руководством для политики исторической памяти. Поэтому совершенно понятно, что дата 9 мая совершенно не укладывается в эту логику.

И 22 июня — соответственно?

— Но тут пока ничего не известно, но я думаю, что они это дело исправят.

Вам не кажется, что украинцам навязывается другая идентичность?

— Эта та самая украинская постсоветская идентичность, которая базируется на нескольких составляющих. Одна из них — зоологическая русофобия, ненависть к собственной истории, общей с русскими, а это в том числе и советская история, и российская имперская история. Это выстраивание новой украинской идентичности на основе необандеровской истории, где ныне существующий украинский этнос постфактум, после всех исторических событий, объявляется стержневым, основным действующим субъектом в истории, которая происходила на этих землях. И под это все задним числом подгоняется. И тут уже не взирают на реальные исторические факты — их просто игнорируют.

Именно поэтому, в рамках декоммунизации под нож попадают улицы имени Кутузова, Суворова и прочие, никак не связанные с советским прошлым?

— Цель декоммунизации — в уничтожении всякой реальной украинской истории. А эта реальная история связана только российской историей, и больше ни с какой. Но неудобный момент сотрудничества части населения Галиции с фашистскими оккупантами нужно как-то вписать в новую украинскую идентичность и выйти на новые украинские ценности.

И как вписать?

- Просто искажают исторические факты, врут, сочиняют сказки относительно истории Второй мировой войны, Великой Отечественной. В рамках новой исторической логики, вся Украина — это была одна сплошная территория, про УССР вообще ничего не говорится, как будто не было этого образования. И вся это сплошная территория с одним монолитным народом — украинцами — испытывала трагические воздействия со стороны Советского Союза и Германии. Это вообще полный бред. А где тогда был Советский Союз и Украинская советская социалистическая республика в это время? А если мы зададим этот вопрос и ответим на него, как было в истории, то понятно, где была Галиция и, где были эсэсовские галицкие формирования? А ведь они действительно формировались во Львове, и с хлебом-солью приветствовали Гитлера, который вошел в июне во Львов.

Однако хлебом-солью встречали немцев и в Киеве…

— Понятно, что в Киеве какая-то мизерная часть населения пыталась приспособиться к оккупационному режиму, думая, что это всерьез и надолго. Были еще личные обиды, были и родственники раскулаченных, у которых были свои счеты с советской властью. Каждый здесь делал свой выбор. Но, так или иначе, все они были предатели, все они были замараны, запятнаны сотрудничеством с гитлеризмом. Это факт, и тут личные обиды не играют никакой роли.

Сейчас украинские журналисты, политологи, историки очень мало уделяют внимания тем ужасам, зверствам, которые здесь творили немецкие оккупанты. Это делается намеренно?

— Они вообще никакого внимания не уделяют. Происходят совершенно кощунственные дикие вещи: журналисты вообще не знают своей истории, то есть настоящей истории Украины, а история Украины — это история Советского Союза. Они ее в принципе не знают — ни истории Великой Отечественной войны, ни Второй мировой, они путают даты их начала. Даже если они отказываются от старой концепции, то обязаны знать, вместо какой концепции навязывается новая декоммунизаторская логика истории. Ничего этого не знают. Они не видят тех диких противоречий между логиками двух историй — советской и декоммунизационной, этой новой националистической, которая выражается в противоречиях между датами 8 мая и 22 июня, 1 сентября и 9 мая, и так далее.

Почему так рьяно взялись за создание новой украинской идентичности именно сейчас?

- Вся политика исторической памяти, гуманитарная политика в Украине с 1992 года выстраивалась именно в рамках формирования украинской этно-националистической идентичности. Тут ничего принципиально нового не произошло в 2014 году. Просто произошла интенсификация этого воспитания на основе жесткой русофобии и жесткой конфронтации с собственной историей, а тенденции постепенно выстраивались с 1992 года. Учебники истории уже в 90-е годы уже были насыщены антироссийскими и комплиментарными оценками по отношению к ОУН-УПА, были очевидны совершенно антисоветские и антиисторические трактовки событий Второй мировой, Великой Отечественной войны, которые потом постепенно наращивались.
Поэтому новая украинская идентичность, которая выстраивается на откровенно русофобской, антисоветской и агрессивно националистической почве, предполагает полный разрыв с прошлым, вообще со всем прошлым. И тут получается, что Украина-то до 1991 года "нормальной" истории не имела, то есть истории государственности, истории науки, техники, экономики, соответственно, она не имела тех героев, общих с русским и белорусским народом, в виде Гагарина и прочих, а "настоящая" история началась с 1991 года. До этого времени была "черная дыра".

Можно ли на новых ценностях вырастить поколение с нормальными морально-нравственными оценками и с адекватным представлением о себе и о мире?

— Это вопрос риторический — конечно, нельзя. Будут расти моральные уроды. А какие именно мы видим сейчас по действиям журналистов в виде соответствующих трактовок собственной истории и по отношению к ветеранам Великой Отечественной войны, ко всей этой истории. Мы это видим в лице бандеровских боевиков, с которыми власть не знает, что делать, дав им один раз свободу, не может пресечь их деятельность. Вот мы видим в действии вот этого нового украинского человека.

Самое читаемое
    Темы дня