наверх
15.06.202120:10
Курсы валют НБУ
  • USD27.00- 0.04
  • EUR32.71- 0.09

Пожар в Соломенском суде: там "тлели" большая политика и большие деньги – Бортник

(обновлено: )60720
Соломенский районный суд Киева сегодня играет более важную политическую и экономическую роль, чем даже знаменитый Печерский суд, считает политолог Руслан Бортник. Также адвокат Леонид Сиваков отметил, что поджоги в судах стали системачискими.

В Соломенском районном суде Киева произошел пожар – выгорела комната, где хранились материалы уголовных дел. Пожарные установили, что возгорание возникло в общем коридоре на втором этаже трехэтажного здания.

В главном управлении Государственной службы по чрезвычайным ситуациям сообщили, что в результате пожара огонь повредил мебель, отделку стен, облицовку дверей, информационные стенды, закопчены стены и потолок. Причина пожара сейчас устанавливается.

По словам спасателей, здание находится в достаточно аварийном состоянии, там может обвалиться крыша, поэтому работников суда не пускают на свои рабочие места.

Адвокат, правозащитник Леонид Сиваков в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал, что могло произойти с материалами уголовных дел и можно ли их восстановить в случае уничтожения.

Сообщается, что в результате пожара выгорела комната, где хранились материалы уголовных дел. Есть ли серьезная угроза, что эти материалы могли быть повреждены?

– Я видел состояние помещений только на фотографиях. Состояние помещений, конечно, ужасающее. Поэтому, я думаю, что при такой температуре горения могли выгореть, конечно, все бумажные носители, которые являются доказательствами по уголовным делам.

Закон гласит, что у нас доказательствами, начиная с ст. 78 и далее по статьям УПК, являются и бумажные носители, и электронные тоже.

Тут можно предполагать, что какие-то уголовные дела могут вовсе остановиться, а в каких-то может быть утеряна доказательная база?

– Абсолютно верно. В уголовном деле же не хранятся какие-то выписки из журналов, знаете ли, карикатуры, там хранятся доказательства. Поэтому это самое страшное. Документы-то можно восстановить, но не все доказательства можно восстановить.

Если это был первоисточник, например, оригинал поддельного документа, по которому расследуется дело о подделке документов. И сгорел документ, уже его нет. По нему сделана экспертиза, но экспертизы уже тоже может не быть. Знаю, что именно в Соломенском суде сейчас рассматривается ряд дел, подследственных НАБУ.

Серьезные дела там ведутся? Кому может быть выгоден этот пожар?

– Конечно, этот пожар кому-то может быть выгоден. Но как судебная администрация и охранники, которых иногда в любом судебном заседании может быть по 20, по 50 человек, они все коридоры заполоняют и не дают даже пройти просто гражданам в зал судебного заседания. Получается так, где они были?

Это уже не первый случай, когда помещение суда горит, несколько месяцев назад был поджег в кабинете судьи, который занимался делом россиян Евгения Ерофеева и Александра Александрова. Пожар – это хороший метод для уничтожения ненужных материалов?

– Да, какая-то уже система. Вы правильно заметили, что, действительно, было по громкому делу этих российских шпионов возгорание, теперь возгорание в суде, который рассматривает дела наших внутренних коррупционеров.

Можно долго расследовать дело, собирать доказательства, провести досудебное расследование, следственные действия, рассмотреть в суде все дело, выйти уже практически к тому периоду, когда суд идет уже в совещательную комнату, и тут вдруг дело сгорело.

Если потеряна сейчас доказательная база по какому-либо делу, это дело будет приостановлено или есть вероятность, что его вообще закроют?

– В общем-то, это не причина. Возгорание – не причина для закрытия дела. Будет рассматриваться возможность восстановления любого дела.

О том, кому может быть выгоден пожар в Соломенском районном суде, в эфире "ГС" рассказал политолог, директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

Ранее эксперты говорили о том, что черная бухгалтерия Партии регионов всплыла благодаря пожару в партийном офисе. А тут пожар в суде, это случайность или здесь стоит ожидать появления каких-то сенсационных документов? Или, наоборот, исчезновения?

– Скорее всего, что-то может пропасть. Потому что пожар – это уже такой очень обыденный инструмент потери доказательной базы во многих делах.

За последний год у нас был пожар в главном следственном управлении ГПУ, был пожар в налоговой инспекции. И там тоже страдали какие-то материалы и дела.

Соломенский районный суд сегодня играет более важную политическую и экономическую роль, даже чем знаменитый Печерский суд. В этом суде находится более 50 резонансных дел на рассмотрении, начиная от политических, заканчивая откровенно коррупционными и экономическими.

Из политических известных – это дело, безусловно, Заверухи. Напомню, это группа людей, которых подозревают в расстреле 4 украинских милиционеров. Это дело Бузины, это дело по законам 16 января. Из таких околокоррупционных – это дело Иванющенко по Киотским деньгам, это дело Ставицкого, бывшего министра связи, это дело Елены Лукаш, дело министра экологии Игоря Шевченко.

Из самых интересных экономических, это, например, последнее дело в отношении Fozzy Group. То есть этот суд сегодня является концентрацией политических и экономических интересов. И, конечно, любой пожар в нем воспринимается как попытка каким-то образом повлиять, уничтожить доказательную базу в каких-то делах.

Удастся ли докопаться до того, кто поджигал, если поджигали?

– Думаю, что, к сожалению, наказать кого-то или установить причины пожара не удастся. Объективного расследования нам пока не стоит ожидать. То, что надо было уничтожить, оно, скорее всего, уничтожено. И то, что нам обещают, кстати, восстановить все эти дела, это просто невозможно. Потому что если сгорели документы, это часть доказательной базы, например, расписки, протоколы допроса и многие документы, они пропали уже безвозвратно, вернуть эти документы невозможно.

Читайте также — Суперпрезидент: чем обернется для Украины судебная реформа Порошенко

Напомним, 8 июня Соломенский суд Киева принял решение продлить арест Вите Заверухе, Андрею Романюку и Евгению Кошелюку, которых подозревают в убийстве двух милиционеров в мае 2015 года. После этого в зале суда началась массовая потасовка группы поддержки подозреваемых с полицией.

Самое читаемое
    Темы дня