наверх
18.01.202011:53
Курсы валют НБУ
  • USD24.25+ 0.16
  • EUR26.94+ 0.04

Ведомство без головы. Почему никто не хочет возглавить ГБР?

(обновлено: )266
ГБР заработает в любом случае, уверены эксперты. Секретарь конкурсной комиссии по отбору руководства Госбюро Наталья Севостьянова поясняет, что готовы продлевать конкурс, пока не наберут нужного количества кандидатов.

Государственное бюро расследований некому возглавить. Всего три человека изъявили желание руководить этим ведомством. Конкурс на три должности был объявлен 10 мая. Вакантные – кресла директора Госбюро расследований, первого заместителя и еще одного заместителя. По состоянию на 30 мая – только три человека прислали свое резюме. А прием документов завершится уже 8 июня – то есть осталось чуть больше недели.

Кстати, зарплату директору Государственного бюро расследований обещают в размере 44 тысяч гривен, а простому следователю – 29 тысяч гривен.

О том, почему так немного кандидатов выявили желание поработать в Государственном бюро расследований, свое мнение в эфире радиостанции Голос Столицы высказала секретарь конкурсной комиссии по отбору руководства Госбюро, первый замминистра юстиции Наталья Севостьянова.

Почему, по вашему мнению, всего три человека подали документы в Бюро расследований на руководящие должности?

– В первую очередь, я думаю, что это наша украинская ментальность, когда все в последний день делается. Документов действительно много нужно собрать, начиная с диплома, медицинских справок, подтверждение стажа и т.д. Поэтому, возможно, люди готовятся, все перепроверяют.

Вторая причина – требования серьезные: минимальный возраст 35 лет, стаж работы в сфере права не менее 10 лет, 5 лет на руководящих должностях. Поэтому, я думаю, что круг не настолько широк, как, например, на должность рядовых следователей.

Надеемся, что к концу срока окончания подачи документов будет гораздо большее количество кандидатов, поэтому и вышли в информационное пространство, чтобы распространять информацию о конкурсе.

Есть минимальные требования к количеству участников конкурса, чтобы он состоялся?

– Сегодня наш регламент не предусматривает минимального количества, но, конечно, комиссия будет исходить из здравого смысла. Если будет три или пять пакетов, мы будем продолжать срок подачи документов, будем рассматривать этот вопрос на комиссии.

В любой момент, если будет недостаточно заявлений, конкурс могут продлить?

– Теоретически да, но нам бы не хотелось затягивать, потому что мы чувствуем ответственность за как наиболее быстрый запуск Государственного бюро расследований – очень важный орган, который забирает следствие по факту от прокуратуры. И без директора и первых замов даже не может начаться процесс формирования структуры и т.д. Поэтому очень важно избрать хотя бы руководство.

А кто будет определять, насколько нужно продлевать конкурс, нужно ли и на какое время?

– Комиссия, кворум, голосование. Поэтому мы сами писали регламент работы, сами писали консенсус очень долго, потому что у нас три представителя от парламента, три от президента и три от Кабмина. Поэтому ищем, договариваемся.

Уже вчера мы между собой дискутировали, что, если будет необходимость, очевидно, что придется продлевать.

Есть мнение, что затягивание запуска Госбюро может быть выгодно нынешней Генпрокуратуре. Вы видите возможное влияние прокуратуры или заинтересованность, чтобы ГБР не запускалось?

– По факту, по объему тех полномочий, что есть у прокуратуры, и по объему людей, которые выполняют непосредственно функцию следствия, их не так много.

Большинство из них – это процессуальные руководители следствия. Поэтому, естественно, наверняка, прокуратура не хочет, чтобы новый орган начал работать, тем более, там есть квоты на представительство людей, которые раньше работали в правоохранительных органах, их не может быть больше 49% во всем новом Государственном бюро. Но говорить о том, что это как-то связано с тем, что мало пока подалось заявлений – я не считаю, что это правильно.

А сколько вообще людей должно работать в Бюро?

– Численность будет в дальнейшем определена самим главой и его замами, которые будут ее утверждать. Будут территориальные управления, глав которых тоже будет избирать наша конкурсная комиссия на открытом конкурсе.

Также по закону мы должны избрать начальников и непосредственно внутреннего управления по контролю, то есть такая внутренняя безопасность Госбюро расследований, которая будет следить за своими же сотрудниками.

То есть закон прямо не предусматривает количество человек, которые должны работать в ГБР?

– Да. На сегодняшний момент мы видим квоты, которые четко определяют, что, например, те сотрудники, которые имели отношение к оперативной работе других органов, их не может быть больше 40%, и квоты тех, кто работали вообще в правоохранительных органах или структурах.

Каковы будут полномочия ГБР и чем они будут отличатся от полномочий нынешней прокуратуры?

– Прокуратура полностью потеряет функцию следствия. В этом суть нового Государственного бюро расследований. По факту следствие останется у полиции, которая будет расследовать преступления с низким уровнем общественной опасности, а ГБР заберет на себя весь основной массив следствия по уголовным правонарушениям, в том числе и по тем нарушениям, которые могут совершать следователи того же Антикоррупционного бюро и НАБУ у нас создается коррупция топ-власти.

Еще небольшой кусок есть у СБУ. Вот и все органы, которые замкнут на себе следствие. У прокуратуры останется только процессуальное руководства всеми видами следствия в этих органах.

Есть ли какой-то окончательный дедлайн, когда ГБР должно заработать?

– Тот дедлайн, который был установлен законом, уже прошел в начале этого года. Бюро было создано Кабмином, но по факту на сегодняшний момент оно еще не заработало и норма, которая предусматривает в законе, что передача дел от Генпрокуратуры теоретически и практически может происходить в тот момент, когда будет создан отдел в ГБР, которые будет этим досудебным расследованием заниматься. Одному директору и двум замам нельзя передать дела прокуратуры, которые есть сегодня.

Когда уже будут сформированы эти подразделения, будут набраны следователи, тогда они смогут приступить к полноценной работе.

Очень много времени не могут даже выбрать руководства. Если их выберут, сколько времени необходимо, чтобы сформировать полностью систему?

– 8 июня их, очевидно, не выберут сразу. Закончится прием документов, после этого будет происходить тестирование кандидатов на знание законодательства, они будут проходить полиграф. После этого комиссия будет выбирать на каждую должность только по одному кандидату, которого она представить премьеру и в последующем их назначит президент.

После этого им необходимо будет утвердить штатное расписание, свою структуру в Минфине, получить помещение и т.д. Очевидно, что этот процесс может запустится к сентябрю, когда будут идти конкурсы и процедура найма обычных следователей в ДБР.

Насколько важно, чтоб Государственное бюро расследований заработало в Украине и кому может быть выгодно, чтоб его запуск тормозился, в студии радиостанции Голос Столицы прокомментировала юрист, адвокат Анна Маляр.

По вашему мнению, почему в очередной раз оттягивается запуск ГБР?

– Во-первых, это в рамках закона, так как срок, к которому должны создать и к которому должно заработать ГБР, это 20 ноября 2017. И оптимистические ожидания, что орган этот правоохранительный заработает с 1 января 2017 года. То есть, время еще есть.

Почему такая ситуация с кандидатами, и кому это может быть выгодно? Предполагаю, первое – это в принципе недоверие, которая сформировалась в обществе к правоохранительным органам, и нежелание людей там работать. Второе – это то, что уже появились данные об оттоке людей, которые романтично, на таком подъеме пошли работать в новую полицию. Они уже сообщили, что там все не так, как они ожидали. И те, кто хотел там работать, уже задумались над этим.

И третье – это, очевидно, слабая информационная кампания. Потому что мы с вами говорим об этом, а государство не информирует людей о том, что ведется такая кампания. Это только на сайтах государственных органов. Кому может быть выгодно? Давайте мыслить логически. Если заработает ГБР, оно фактически займет немного функций у прокуратуры, займет функции частично СБУ, то есть, может быть и им это выгодно.

Читайте также: Скандал с меморандумом МВФ: куда уходят "спасительные" деньги?

Говорилось еще в предыдущей версии закона о ГБР, что с 1 марта 2016 оно должно заработать. Затем отсрочили срок работы ГБР. И когда назначали Юрий Луценко генпрокурором, ГПУ оставили право заниматься теми уголовными производствами, которые уже были открыты ГПУ, и не отдавать их в следствие к ГБР. Можно здесь увидеть попытки прокуратуры оставить себе те полномочия, которые должны перейти к ГБР в случае его создания?

– Теоретически, можно. Потому что, фактически, к ГБР полностью перейдет досудебное следствие. Если говорить на языке коррупционеров, то это кормушка прокуратуры. И еще при старой системе это то, на чем они по сути зарабатывали неформально деньги.

Но с другой стороны, зная, как все делается в Украине, это может быть элементарная бесхозяйственность, элементарное разгильдяйство наше. Но я убеждена, что ГБР заработает, потому что это не просто часть реформы правоохранительной системы, а это одно из ключевых требований международных организаций, от чего в дальнейшем зависит сотрудничество Украины с ними.

Но здесь есть еще интересный момент, их полномочия по следствию будут распространяться на преступления кого? Высших должностных лиц государства. Это преступления, совершенные президентом, премьером, членами Кабмина, Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания. То есть, вы чувствуете, какой это уровень. Возможно, им всем вместе не интересно, чтобы работало ГБР эффективно.

Вы ранее говорили, что именно создание ГБР противоречит Конституции в отдельных моментах. И создавалось ГБР с нарушениями Конституции. Почему?

– Да. Там есть еще один серьезный момент, что директора ГБР единолично назначает президент. И у нас многое противоречит друг другу, и это никогда не пугало ни депутатов, ни тех, кто инициирует такие реформы.

Потому что у нас четко перечислены в Конституции правоохранительные органы, среди них нет ГБР. И там есть такие нюансы в Конституции, по которым ГБР вне Конституции. Но я думаю, что если нас дожмут международные организации и сообщество, и ЕС, то все это согласуется и изменения в Конституцию будут внесены соответствующие, формально все это будет чисто.

Проблема в том, заработает ли ГБР настолько, чтобы мы все с вами доверяли этим расследованием. У нас НАБУ уже работает. И что? Что мы с вами видим? Пока ничего.

Если это противоречит Конституции, можно будет через решение КСУ обжаловать любые выводы ГБР или вообще сам факт его существования?

– Безусловно. Возможно, именно для этого и остается такая лазейка, как несоответствие Конституции, чтобы потом эти высокие чины, которых я вам зачитывала, в которых будут расследование проводиться, чтобы они потом обжаловали решение. Такое может быть, у нас такие прецеденты есть.

Напомним, членов Совета общественного контроля при Национальном антикоррупционном бюро будут избирать при помощи интернет-голосования. Чтобы отдать голос за кандидата, нужно ввести код для защиты от ботов, иметь номер мобильного телефона украинского оператора и электронный адрес. Как сообщил в эфире 106 FM начальник отдела по работе с общественностью и СМИ Национального антикоррупционного бюро Владимир Полевой, голосование за кандидатов состоится 2 июня 2016 года на веб-ресурсе НАБУ.

Также политический аналитик Тарас Чорновол в эфире радиостанции Голос Столицы заявлял, что депутаты используют НАБУ как площадку для пиара. По его словам, так будет продолжаться до тех пор, пока кого-то из политиков не накажут за ложные обвинения в преступлении.

Самое читаемое
    Темы дня