наверх
15.08.201812:15
Курсы валют НБУ
  • USD27.46+ 0.11
  • EUR31.32+ 0.14

Антиреформа Минздрава отразится на здоровье каждого украинца

(обновлено: )53310
В Министерстве здравоохранения прогнозируют, что через пять лет украинцы будут лечиться по евростандартам. О реформе ведомства и медицинской отрасли страны рассказал заместитель министра здравоохранения Игорь Перегинец.

Уже через пять лет украинцы будут лечиться по евростандартам. Об этом заявили в Министерстве здравоохранения.

В ведомстве презентовали концепцию финансирования медицины, принятую в странах ЕС. Суть ее проста: государство вместо нынешней стратегии всеобщей бесплатной медицины определит гарантированный пакет бесплатных медуслуг. Все, что не войдет в данный перечень, человеку придется оплатить самостоятельно — либо по страховому полису.

Государство обещает развивать систему добровольного медстрахования и помогать тем, кто не может сам оплатить дорогое лечение. О реформировании медицинской сферы в эфире радиостанции Голос Столицы рассказал заместитель министра здравоохранения Игорь Перегинец.

Можно ли говорить о том, что реформа медицины уже стартовала?

— Реформа идет и фундаментальные вещи, которые меняются, возможно, не всегда заметны невооруженным глазом, но эти изменения происходят, например, с теми же закупками. Мы согласны, что проблем много, но этот транзитный период, который мы проходим, я уверен, необходим для того, чтобы уже к концу этого года мы оценили и почувствовали эти изменения. Поставки лекарственных средств и вакцин, что закупались через международные организации, начнутся уже в ближайшие дни — лекарственные средства для лечения ВИЧ-инфекции готовы быть отгруженным детским фондом ЮНИСЕФ.
Когда это произойдет?

— К концу этого месяца начинаются поставки антиретровирусных препаратов, мы также имеем данные ЮНИСЕФа по оценочным датам поставки вакцин — начинаются поставки с конца марта, до 6 апреля, и предварительные данные, что 13 апреля мы можем ожидать первые поставки лекарств от туберкулеза. К тому времени нам еще надо провести какую-то работу по регистрациям, обеспечению контроля качества и так далее. Но процесс идет, он показывает свою эффективность.

Как исключить все ошибки в этой системе?

— Система, если разобраться не на бытовом уровне, а хоть немного на профессиональном, имеет определенные составляющие. Первым элементом стоит управление. У нас управление системы здравоохранения достаточно сбалансировано? Я считаю, что нет. У нас управляется система Минздравом, ведомственными министерствами, у нас бюджет разбит между разными ведомствами, в том числе Академия наук имеет свой бюджет, Минздрав — свой. Система несовершенна, несовременная, устарела, ее нужно кардинально менять, чтобы повлиять на другие элементы: качественное оказание медицинской помощи или обеспечение лекарствами.

Без формирования правильной системы управления ресурсами говорить про своевременное обеспечение лекарствами, качественную медицинскую помощь будет преувеличением. Наша система здравоохранения потребляет государственный ресурс, за который она должна дать качественные услуги. Но чтобы предоставлять качественные услуги, нужно иметь другие модели управления финансами.

Как происходит закупка лекарственных препаратов?

— С закупками целая история, которая имеет под собой немало информационного и репутационного риска, так как все мы знаем, что всегда вокруг темы закупок МОЗ было достаточно манипуляций. Отдав закупки на международные организации, мы существенно экономим ресурсную стоимость. Что это для нас дает? Не только экономию. За эти деньги мы можем закупить больше лекарств для пациентов. Ни одна из наших программ не является стопроцентно покрытой, у нас никогда не хватало ресурсов. Например, сейчас программа развития ООН завершила закупку лекарственных средств для лечения туберкулеза. За полтора миллиона долларов, которые мы передали, можно вылечить дополнительно 12 тысяч пациентов.

Что тормозило процесс прозрачности закупки предыдущие годы?

— Многие конфликты интересов внутри Минздрава, где были заинтересованные люди в том, чтобы закупки происходили непрозрачно. Много было ручного управления.

Сколько денег отмывалось за это время именно в Минздраве?

— Таких цифр у нас нет формальных, мы передали заинтересованным правоохранительным органам все возможные документы. По данным различных общественных организаций, которые опираются, например, на данные СБУ, оценочные данные по отмыванию составляли до 40% бюджета.

Насколько мы сейчас зависим от препаратов, которые закупаем за границей?

— При правильном формировании национальной политики по обеспечению лекарственными средствами мы ни от кого не зависим, мы можем закупать и формировать свою национальную политику таким образом, чтобы иметь диверсифицированные источники поставок лекарственных средств по любому направлению.

Сколько процентов препаратов российского происхождения закупает МОЗ?

— МОЗ на данном этапе не закупает, если я не ошибаюсь, ни один препарат из РФ, это мы говорим только о национальных закупках.

Чем можно доказать, что реформа ускорилась?

— Простым решением, как всегда, предлагалось следующее: давайте увеличим бюджет на здравоохранение, поднимем зарплату врачам, и тогда все заработает очень хорошо. Здесь есть большая доля лукавства или незнание тех людей, которые это предлагали. Во-первых, за последние 15 лет уровень финансирования системы здравоохранения увеличился в разы. Например, после распада СССР уровень финансирования в тех деньгах, которые в то время существовали, составлял примерно около трех миллиардов гривен, сейчас мы имеем 46 млрд гривен. При этом показатели заболеваемости, смертности ухудшились. Нам нужно изменить систему управления ресурсами.

Есть непонимание на политическом уровне, так как эти концепции, которые мы приносим сейчас, никогда не рассматривались. Сейчас необходимо, грубо говоря, продавать их политикуму, чтобы понять, как будет происходить реформа.

Что будет первым пунктом реформы?

— Первых пунктов очень много. Это и принятие концепции Кабинета Министров относительно реформы системы финансирования, создание Национального агентства по финансированию медицинских услуг, региональных представительств, предоставление автономии заведениям здравоохранения, определение методики и стоимости медицинских услуг.

Что из этого перечня было сделано за последние полтора года?

— За последний год был создан пакет законопроектов об автономии учреждений здравоохранения.

Сколько этих законопроектов?

— В пакете изменения в три закона, которые предусматривают, что учреждения здравоохранения могут переходить в автономный юридический статус поставщика услуг. При формировании Национального агентства закупки медицинских услуг эти учреждения здравоохранения и даже частнопрактикующие врачи могли бы продавать свои услуги государству, которое бы их покупала для граждан. Граждане при том ничего не должны доплачивать за первичную помощь, например.

Эти законопроекты приняты?

— Они не приняты. Они в комитете Верховной Рады были приостановлены, созданные альтернативные законопроекты, а потом еще доработаны, потому что было определенное непонимание ситуации.

Кто заинтересован в том, чтобы тормозить этот процесс?

— Я не думаю, что кто-то заинтересован.

Фонд госимущества тоже должен изменить свою работу в этой системе?

— Фонд госимущества к этому отношения не имеет. Он вступает в действие, когда нужно что-то продать, купить. Учреждения здравоохранения — собственность местных органов власти, они есть и будут, и даже в том формате, который мы предлагаем поменять. Рисков огульной приватизации не было с самого начала. Я считаю, что с нашей стороны недостатком было то, что мы недостаточно объяснили весь стратегический замысел, не имели достаточно технических решений на это все. Но с другой стороны также было слишком искаженное представление, что нами предлагается.

Коррупционная составляющая также присутствует и мешает?

— Коррупция — это когда надо платить за любую услугу в учреждении здравоохранения. Она возникает не потому, что система к этому подстроена формально. Она возникает потому, что система не может среагировать на потребность пациента. И те изменения, которые мы предлагаем, они как раз это и регулируют, что предыдущие взаимоотношения в системе расходования бюджетных средств больше не работают, поэтому граждане имеют своей наличными платить за услуги.

Есть горячая линия, по которой обращаются непосредственно в Минздрав, сообщая о том, что в больницах требуют деньги?

— Если бы была такая горячая линия, то мы бы работали 24 часа в сутки, отвечая только на такие вопросы. Что делать гражданину в каждом отдельном случае? Имеет смысл поинтересоваться в учреждения здравоохранения, хватает ли у них средств на закупку того расходного материала, который необходим.

Но разве об этом должен волноваться пациент?

— Нет.

Возможно, тогда стоит ответственность усилить?

— Ответственность можно усилить максимально. Но если нет ресурса в учреждении здравоохранения, то никто эту ответственность выполнять не может. Поэтому, без изменения системы финансирования, чтобы это учреждение было заинтересовано дать качественную помощь за адекватные деньги, ничего мы не достигнем.

Общественная организация "Медицинский контроль", которая публиковала документы с перечнем лекарств сомнительного качества и происхождения, закупаемых Минздравом, обратилась к НАБУ с просьбой расследовать данные факты. Как вы это прокомментируете?

— Я не знаю, честно говоря, в чем состоят обвинения. В том, что мы через международные организации хотим закупить большее количество качественных лекарственных средств для детей? Есть претензии к тому, что мы процедуру закупок пробуем сейчас вынести на прозрачную систему. Мы со своей стороны также будем подавать запрос в НАБУ против самих себя. Я лично против себя подаю запрос в НАБУ.

Зачем вам это нужно?

— Просто чтобы доказать, что эти процедуры, которые мы выполняем, которые мы стараемся изменить систему, являются правильными. Эти наши намерения направлены исключительно на потребности пациента. Я уверен, что только такая система будет эффективно работать.

Ранее эксперт Владислав Онищенко в эфире радиостанции Голос Столицы заявил, что под руководством Александра Квиташвили Минздрав только расширил свои полномочия, в то время как реформы лишь декларируются, а не осуществляются.

В то же время президент Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов Виктор Сердюк заявил, что в Минздраве не думают о людях, так как допускают дефицит вакцин повсеместно в Украине.

Самое читаемое
    Темы дня