наверх
18.02.201921:44
Курсы валют НБУ
  • USD27.25+ 0.09
  • EUR30.68+ 0.08

Эксперт: антикоррупционный прокурор зависит от генерального на все 150%

(обновлено: )16610
Законы так прописаны, что антикоррупционная прокуратура зависит от ГПУ в плане распределения финансовых средств, заявил управляющий партнер Национальной антикризисной группы Тарас Загородний.

Заместитель генпрокурора Виталий Касько дал интервью одному из украинских изданий, в котором рассказал подробности самых громких дел, а также о том, изменится ли система прокуратуры после реформы. Так, например, по словам замгенпоркурора, в зоне риска находятся дела Юрия Иванющенко, экс-вице-премьера Сергея Арбузова и Александра Януковича. Также господин Касько рассказал, почему дело "бриллиантовых прокуроров" так долго расследуют и передают в суд. 

Управляющий партнер Национальной антикризисной группы Тарас Загородний в эфире радиостанции Голос Столицы отметил, что завершить нашумевшие дела не позволяет низкий уровень подготовки сотрудников правоохранительных органов.

По словам замгенпрокурора, даже после создания антикоррупционной прокуратуры все равно широкие полномочия будет иметь генеральный прокурор, соответственно, он будет нести и ответственность. Зачем тогда вообще нужны антикоррупционные прокуроры?

― Если перефразировать украинскую пословицу, то видели глаза, что принимали. Был принят закон, где была прописана такая процедура, что антикоррупционный прокурор фактически полностью зависимый. У него нет ни собственного баланса, условно говоря, ни возможности распоряжения средствами, то есть он зависим от генерального прокурора на все 150%. Это вопрос к депутатам, которые принимали такие законы, и к ЕС, который тоже не имел замечаний к этому закону, если не ошибаюсь. Возможно, у них есть такая практика, но в украинских реалиях, скорее всего, антикоррупционный прокурор превратится в обычное орудие для выяснения политических отношений.

Эксперты говорят, что невозможно создать антикоррупционную прокуратуру как независимый орган, потому что это противоречит Конституции…

― Это так. Но я не понимаю, в какой части Конституция не позволяла создать, например, отдельный баланс для антикоррупционного прокурора. Здесь вопрос в деньгах, то есть кто распределяет бюджеты на антикоррупционного прокурора, кто ему платит зарплату, а не кому он отчитывается. Этого не было сделано, и фактически антикоррупционный прокурор будет зависимым и от генерального прокурора, и от Администрации президента.

Тогда чего ожидать от антикоррупционной прокуратуры?

― Будет такая же бурная имитация деятельности, борьбы с коррупцией, как это происходит у нас сейчас. Мы видим кучу сообщений, что кого-то поймали на взятке в две тысячи гривен в каком-нибудь глухом селе, а реальные взятки проходят через центральные органы власти, через суды, там счет идет на десятки тысяч долларов. Антикоррупционная прокуратура будет использоваться в качестве выяснения отношений внутри политических группировок, поскольку в стране не создана система, позволяющая зарабатывать деньги иным способом, чем перераспределять собственность. А это дополнительный инструмент для перераспределения собственности и давления на политических оппонентов.

Кстати, народный депутат Николай Мартыненко, которого Сергей Лещенко обвинял в коррупции, заявил, что слагает свои полномочия как депутата. Если Верховная Рада все же удовлетворит его заявление, стоит ли ожидать, что все эти обвинения проверят?

― У Сергея Лещенко было уже много проколов, когда информация была недостоверна. Кроме того, такой опытный боец политических баталий, как Мартыненко, не отказался бы от депутатской неприкосновенности, если бы не был уверен, что ему ничего не будет.

А что будет с нашумевшими делами Лукаш, Мосийчука, Корбана, Ефремова? Учитывая, что даже в ГПУ признают определенные проблемы с подготовкой доказательной базы, стоит ли ожидать каких-то судебных приговоров?

― Я бы ни объединял эти дела в одну кучу. Кстати, дело Корбана продемонстрировало низкий уровень профессиональной подготовки в правоохранительных органах, то есть они не могут собрать доказательную базу. У нас раньше как работала судебная система? Были суды, милиция, прокуратура, и между ними была негласная договоренность, что суд закрывает глаза на определенные моменты.

А теперь, когда есть дела, которые точно политические и заказные, то суды это чувствуют и говорят: "А мы теперь будем по закону работать, потому что придет следующая власть и будет нас за это сметать". И когда они начинают работать по закону, дело в суде разваливается, то есть нет квалификации.

Ранее в эфире радиостанции Голос Столицы председатель правления центра противодействия коррупции Виталий Шабунин заявил, что в Антикоррупционное бюро на конкурсной основе отобрано 70 детективов вместо запланированных 100. Он также сообщил, что нанятым сотрудникам НАБ негде работать, а должность главы антикоррупционной прокуратуры до сих пор вакантна.

В то же время антикоррупционные и правозащитные организации составили свой список из 10 кандидатов в состав конкурсной комиссии по выбору антикоррупционного прокурора. Как рассказал в эфире радиостанции Голос Столицы спецкор Александр Ивасивка, в список вошли двое иностранцев.

Самое читаемое
    Темы дня