наверх
24.06.201802:52
Курсы валют НБУ
  • USD26.24- 0.07
  • EUR30.56+ 0.21

Глава ФГИ: все, что нужно знать о приватизации в Украине

(обновлено: )39120
По словам главы Минэкономразвития Айвараса Абромавичуса, в следующем году стабильность экономики будет зависеть от приватизации госпредприятий. О перспективах приватизации сообщил глава Фонда госимущества Игорь Билоус.

В конце 2015 года ВВП покажет небольшой рост, но в следующем году прогресс экономики будет зависеть от хода приватизации. Об этом заявил министр экономического развития Айварас Абромавичус.

Он уверен, что большинство госпредприятий, которые сейчас убыточны, могли бы стать конкурентными в умелых руках. При этом министр заявил, что олигархам покупать государственные предприятия Украины нужно запретить.

Также в Кабинете министров заявили, что нашли способ заработать на недостроях. Правительство предложило упростить процедуру их приватизации, что в конечном результате позволит привлечь дополнительные средства в бюджет. Согласно законопроекту, недострой могут продавать без земельного участка, если на этот объект есть спрос.

На каком этапе сейчас находится процесс приватизации гособъектов, в эфире радиостанции Голос Столицы сообщил глава Фонда госимущества Игорь Билоус.

На каком этапе сейчас находится процесс приватизации гособъектов?

— С января по конец сентября 2015 году мы приватизировали на 130 млн грн имущества, заработали 890 млн грн от аренды. И дивидендами также зачислили на счета бюджета 390 млн грн.

Это касается предприятий, находящихся на балансе Фонда госимущества?

— Да, это касается того имущества, которое мы продаем в процессе приватизации, которое мы сдаем в аренду. Также это имущество других министерств и ведомств, находящихся под нашим управлением. Мы запустили голландские аукционы, десять объектов выставили, продали три.

Голландские — это аукционы, в которых торгуются на понижение?

— Да. Это совершенно новая схема, которую мы пилотно прошли, и сейчас будем нарабатывать масштабнее, после того, как получим деньги от Минфина для того, чтобы оценить те малые предприятия, которых мы нашли почти 3 тысячи после инвентаризации, проведенной в первый раз за всю историю Фонда госимущества. Также мы приватизировали 71 объект государственной собственности. Это маленькие компании и объекты незавершенного строительства.

В каком они были состоянии?

— Некоторые вообще в упадке. Их мы продали за 27,5 млн грн. Большая, масштабная приватизация, конечно, впереди. До конца года мы планируем продать такие известные объекты, как "Президент Отель". Он в аренде на 25 лет, но это нам не мешает проводить приватизацию, которую мы закончим до конца этого года.

А что касается большой приватизации?

— Выделено порядка 12 объектов. Это Одесский припортовый, 6 облэнерго, Центрэнерго и 4 ТЭЦ, которые у нас есть в приоритетном перечне по приватизации. Это, как правило, стратегические объекты, кроме объектов электроэнергетики. Задерживает приватизацию то, что мы работаем до сих пор на старой юридической базе. То есть речь идет о законе о приватизации, который требует изменений. И эти изменения, которые мы предложили, они защищают государственные интересы. Сегодняшнее законодательство говорит нам, что нам нужно продавать 5% ОПЗ до того, как мы должны продать другие 94%. Это просто нонсенс. Вторая большая перемена, это не допустить приватизации тех псевдоинвесторов, которые есть в оффшорных зонах с непонятным происхождением денег. И третья смена касается советников. Поскольку объекты разные по себе, то есть ОПЗ, химические объекты, электроэнергетика, то продавать их силами одного только Фонда очень трудно. Сейчас Кабмином утверждена новая методика оценки, она уже на подписи у премьера. Как только премьер ее подпишет, мы заново начнем оценивать предприятия.

Какова методика оценки?

— На сегодняшний день, пока не утверждена новая методика оценки, у нас действует старая, 2003 года, которая на самом деле просто устарела. Чем принципиально отличается новая оценка? В ее основу положена рыночная стоимость. Ранее была стандартизирована так называемая оценка по данным балансовой отчетности. Она не учитывала ни ликвидность, ни перспективы предприятия, не анализировали рынки, тренды. Это совершенно не отражает реальной стоимости. Второе — выводы будут делать независимые оценщики. Ранее это делал своими силами Фонд госимущества. Есть объекты, которые мы не продали в течение года, 600 раз выставляли на бирже, десятки раз выставляли на конкурсе. Эти объекты не берут вообще. То есть это означает, что оценка этого объекта не соответствует действительности. А стартовую цену конкурса или аукциона будет согласовывать специальная рабочая группа, которую мы постановлением Кабмина создали. И в нее входят такие организации, как ЕБРР, МВФ, то есть все международные советники, которые сегодня помогают различными способами государству.

Они в этой деятельности каким образом заинтересованы?

— Они все заинтересованы в том, чтобы наконец приватизация у нас стала на прозрачную платформу. И самое интересное, что рабочая группа может увеличивать эту стартовую цену, но не может уменьшать. Поэтому мы будем иметь большой приватизации в виде открытого аукциона, где у нас лицитатор, который методично продает с повышением цены тот или иной объект. Так будет продаваться ОПЗ. Так будет продаваться Центрэнерго. Так будут продаваться контрольные пакеты облэнерго. Конечно, у каждого предприятия в Украине есть аналоги где-то в мире. Мы дисконтируем денежные потоки, мы смотрим на аналоги, предприятия, их показатели, на сделки, которые были в Восточной Европе, в центральной Европе, везде. Соответственно, у нас возникает ощущение реальной цены этого объекта. И мы, конечно, выставляем минимальную цену на аукцион, с которой он будет стартовать. Все, что находится в долгосрочной аренде, не мешает нам продавать этот объект. То есть мы меняем владельца. Далее этот владелец сотрудничает с арендатором.

Как будут проводиться аукционы?

— Давайте начнем с того, кого мы будем допускать к участию в приватизации. На сегодняшний день мы хотим упростить эти квалификационные требования, мы не будем ставить какие-то правила, например, для того, чтобы приватизировать электростанцию, тебе надо производить 2 млн тонн угля в Украине. Так у нас делалась практически вся большая приватизация. Мы, конечно, хотим проверять и не допускать инвесторов из оффшорных зон. То есть этот перечень оффшорных зон утвержден Кабмином, его можно проверить, он в открытом доступе. Мы также хотим проверять происхождение денег.

Это возможно?

— Конечно. В нашем процессе приватизации будет планово создана рабочая группа, в которую войдут как представители Фонда, так и представители других организаций. Они будут рассказывать, кто это за инвесторы, откуда у них деньги. Какие у них активы, где они зарабатывают, как они инвестируют. Если им дают кредитные ресурсы, кто им его дает. Какой это банк, какой у него кредитный рейтинг. И если нас инвестор все-таки обманул, то у нас есть срок инвестиционных обязательств 5 лет. Если в течение 5 лет мы узнаем, что он нас обманул, мы будем забирать этот актив и возвращать с повторной продажи деньги.

Как будет продаваться ОПЗ?

— Любой инвестор, который придет, должен сохранить профиль предприятия. Ему осталось 22 года; химические предприятия не живут более 60 лет, чтобы вы знали. Инвесторы должны сохранить профиль, то есть оно должно остаться химическим предприятием. И оно должно модернизироваться согласно определенного графика. Потому что это экологически опасное производство. Оно производит аммиак, производит минеральные удобрения. И, конечно, социалка. На предприятии работают на сегодняшний день 3500 сотрудников. Нанести социальный удар по городу — мы этого не можем допустить. То есть любая программа приватизации должна это учитывать. Условия приватизации также будут прописываться при участии местной общины.

На каком этапе находится создание Кодекса приватизации?

— На сегодняшний день мы боремся за ряд небольших изменений в закон о приватизации. Мы уже разработали целый ряд дополнительных изменений в приватизационное законодательство. Это предотвращение саботажа со стороны ведомств. Это когда передаются объекты от министерств и ведомств в Фонд, и очень часто эти предприятия продаются месяцами, годами. Или передается непонятно что. И никто ответственности за это не несет. Поэтому надо установить четкую ответственность, кто за это отвечает, сроки, как это должно делаться. Второе — для лучшей подготовки к продаже мы хотим продлить сроки между объявлениями о приватизации и самой продажей, аукционом. На сегодняшний день это 45 дней. Очень часто такие объекты как, например, ОПЗ, трудно приватизировать за 45 дней, когда у нас более 10 покупателей. Это же все международные компании. У них десятки консультантов, людей, их надо как-то администрировать, ими надо управлять.

Сколько на это необходимо времени?

— Мы посчитали, что должно быть не 45, а 90 дней, чтобы иметь достаточно времени на подготовку и презентацию объекта потенциальным покупателям. Это мировая практика. Также важно учесть предотвращение банкротства, ограничение транзакций предприятий после внесения их в приватизационный перечень. Ну, и конечно, защита инвесторов. Если предприятие возвращается государству, его следует выставить на продажу в течение 30 дней. А после этого вернуть бывшему владельцу деньги, за которые он его когда-то купил. Теперь о концессии. На сегодняшний день существует 4 закона о концессиях. Один общий и три регулирующих концессионные отношения в сферах дорог, шахт и теплокоммунэнерго. Ни один из этих законов не выгоден Украине. Они не работают. Во-первых, они дают возможность манипуляций с формулой подсчета концессионной платы. В мире работает схема: чем больше концессионер инвестирует в объект, тем меньше концессионная плата. В Украине концессионная ставка привязана к коэффициенту фондоотдачи. То есть чем ниже фондоотдача, тем ниже концессионная плата. Во-вторых, наши законы позволят развивать объект за счет концессионной платы. То есть за счет государства. Существует также другая проблема. Сейчас частый вид сотрудничества бизнеса и государства — это не концессия, а аренда. А аренда не предусматривает возможности для бизнеса полноценно развивать объект. По сути, это использование, а не инвестиция. А концессионные сосунки предусматривают как раз инвестицию. Мы хотим прийти к западному образцу. Это создание единого закона, который будет регулировать сферу концессий.

Читайте также: (Не) однородная Украина: катастрофы населения и потерянный Донбасс

Ранее замглавы ФГИ Наталья Лебедь заявила, что далеко не на все все объекты, подлежащие приватизации, существует спрос.

При этом только каждый сотый из опрошенных в ходе недавнего соцопроса положительно относится к полной приватизации госпредприятий.

    Самое читаемое
      Темы дня