наверх
25.07.202401:29
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Как реформы изменили образование в Украине. Комментарии замминистра

(обновлено: )267504
Премьер-министр Арсений Яценюк заявил, что закон об образовании будет принят до конца 2015 года. Первый заместитель министра образования и науки Инна Совсун рассказала об основных положениях данного документа и реформах в ведомстве.

К началу 2016 года Украина может прийти с новым законом о высшем образовании. Об этом заявил премьер-министр Арсений Яценюк.

При этом, уже с начала учебного года стали действовать некоторые нововведения Министерства образования. Так, в стране начали действовать новые правила предоставления вузами образовательных услуг. Соответствующий типовой договор, который будет регулировать этот процесс, утвердило правительство. Согласно документу, высшие учебные заведения не смогут изменять размер оплаты за обучение чаще, чем раз в год.

Также стало известно, что внешнее независимое оценивание в 2016 году может не состояться. Как заявили в Министерстве образования, проблема не только в отсутствии финансирования, но и в сложностях, возникших из-за изъятия правоохранителями компьютерных серверов из Центра оценивания качества образования во время обыска в июле.

О проблемах реформирования работы ведомства и новом законе в эфире радиостанции Голос Столицы сообщила заместитель министра образования и науки Инна Совсун.

Как вы думаете, будет ли принят закон об образовании до конца года?

— В Минобразования и науки к этому готовы, потому что мы последние полгода непосредственно, постоянно, на ежедневной основе занимались разработкой законопроекта об образовании.

То, что сегодня он был одобрен на заседании правительства, было поддержано на заседании правительства, это результат очень большой, кропотливой работы коллектива министерства. Я еще отдельно поблагодарю коллег из министерства и экспертов, которых мы привлекали к работе, общественные организации, аналитические центры.

Мы понимаем, что любые изменения всегда не идеальны. Поэтому, есть элементы, которые могут вызвать недовольство.

Что это за моменты и кого они будут не удовлетворять?

— Профсоюзы, например, выступают против обязательной сертификации учителей.

Почему?

— Этот вопрос, пожалуй, в большей степени адресован к профсоюзам. Потому что мы, наоборот, считаем, что должны гарантировать достойные зарплаты для учителей и качество образования. Именно первоочередной задачей для нас является качественное образование для детей, учащихся, студентов. А улучшить качество образования без того, чтобы улучшить работу учителей, сформировать культуру качества, невозможно.

Поэтому, мы твердо убеждены, что независимая сертификация — необходима. В первую очередь, учитель должен знать предмет, который он преподает. С другой стороны, недостаточно хорошо знать, например, английский язык, чтобы быть хорошим учителем английского. У тебя должен быть талант. И вот эти два компонента сертификация независимая призвана проверять.

В каком году планируете сертификацию учителей?

— Предполагается, что до 2021 года, по крайней мере, по тому законопроекту, который сегодня был одобрен Кабмином, сертификация будет добровольной. Мы не можем автоматически заставить всех пройти сертификацию, так как необходимо выработать модель сертификации и дать какой-то люфт времени для учителей, чтобы повысить свои способности, если они мотивированы оставаться работать в системе.

За основу взяли польскую модель?

— Есть какие-то вещи, которые брали из самых разных моделей. Польский опыт мы брали в некоторых контекстах. Это связано с децентрализацией, с одной стороны, с другой стороны, это связано с тем, что необходимо одновременно создать гарантии качества образования в школе. Потому что, обеспечить качественное образование в малокомплектной школе было бы очень трудно, невозможно обеспечить лабораторию химии-физики, обеспечить спортивный зал, обеспечить какие-то дополнительные курсы.

Поэтому, поляки пошли тем путем, что укрупняли школьную сеть,  устанавливали нормы, что в классе должно быть минимум такое-то количество детей. Это тоже заложено в проект закона об образовании.

С другой стороны, если конкретное село, конкретная община очень хочет сохранить школу, но те ресурсы, которые выделяет государство, недостаточны, община может участвовать в софинансировании школы.

Какие проблемы существуют на данный момент?

— Есть вопрос качества образования — это в первую очередь. Есть вопрос эффективности расходования средств в образовании.

Будут ли сокращать штат в Минобразования?

— Если посмотреть на бюрократические преграды, то в Минобразования Украины работает 300 человек. Для сравнения, в Департаменте образования США работает 4500 человек.

Но у них и бюджет очень большой?

— Да, но, в то же время, в них основная часть полномочий ответственности за образование — на штатах или, даже, на местных органах власти. 300 человек работает в Минобразования Норвегии, где проживает пять миллионов населения.

То есть, когда мы говорим о забюрократизированности, надо понимать ее источник. И за полтора года работы в министерстве я могу точно сказать, что 300 человек — это совершенно недостаточно для того чтобы выполнять те функции.

Есть очень много людей, обращающихся с личными просьбами. Очень много проблем, которые приходится решать, а их физически невозможно решить тем количеством людей, которые есть. То есть, надо понимать, что количество функций должно быть соотнесено с количеством людей.

Но речь идет не только о количестве, но и о качестве работы?

— Количество документов, согласований, существующих в системе, является просто непристойным — здесь нет сомнений. И здесь, поскольку реформа высшего образования началась еще в прошлом году, я могу сказать, что мы отменили очень много того, что создавало дополнительные бюрократические преграды для университетов.

Что абсолютно принципиально — это уменьшение бумажной отчетности на преподавателей, это уменьшение бумажной отчетности для университетов. Это просто необходимо делать, потому что, иначе, мы не сможем двигаться дальше.

Но очень много университетов оставили те требования, которые сегодня уже не являются обязательными со стороны министерства образования, отдельные ВУЗы побоялись перейти на другие отчетности, побоялись что-то изменить у себя.

Не много ли обещаний дает министерство?

— Несмотря на то, сколько сделано за последние годы, говорить только о двух выполненных какие-то обещаниях — это странно. Я вот буквально вчера на одной конференции делала доклад о том, что сделано за последний год, поскольку это непосредственно то направление, которое я курирую. И только по реформе высшего образования мы поменяли или внесли новых более 20 постановлений Кабмина.

Какая зарплата у преподавателей?

— У преподавателей? 3000 грн — это, конечно, неприличная зарплата. Она была нормальной, когда эти зарплаты устанавливались — лет 4-5 назад. Сейчас Минсоцполитики уже подписал приказ новый о повышении зарплат.

Кто ответственен за то, что нет всех учебников у учащихся?

— До сентября месяца за это отвечал заместитель министра Павел Полянский. После этого он уволился, и сейчас назначен новый заместитель министра — Павел Хобзей, который пытается разобраться в той ситуации, которая сложилась, для того чтобы обеспечить учебники для детей. Ситуация очень проблемная, но это не моя сфера компетенции.

Как повлияли на работу Минобразования слухи об увольнении главы ведомства?

— Мы прочитали эту новость в интернете, а позже слышали опровержения этой информации, поэтому, сейчас у нас нет волнений по этому поводу. Вчера ВР проголосовала в первом чтении проект закона о научно-технической деятельности, который министерство разработало, — он набрал 290 голосов. То есть, мы не видим проблем в работе с ВР.

Вопрос о многопредметности — это одна из проблем украинского образования?

— Это действительно довольно серьезная проблема, причем, она имеет как философский характер, так и характер чисто институциональный. Я, когда встречаюсь со студентами, спрашиваю их: сколько курсов вы слушаете в семестр? Мне все говорят: 10-15.

Если посмотреть на европейский, на американский опыт, то иногда это — два предмета, иногда — 4-5 предметов в семестр. С этого года учебные программы для новых первокурсников бакалавриата и магистратуры изменились. Этот процесс шел очень трудно, многие ректоры мне жаловались: Как это так, есть устоявшиеся традиции, а мы все ломаем?!.

Будут ли устраивать так называемые хит-парады, кто лучше преподает в университетах?

— Это не может быть инициативой министерства, это может быть только инициативой отдельных университетов. Но мы ввели в закон о высшем образовании норму о том, что не менее 25% предметов в университете у студента — это предметы по выбору. Это значит, что университеты должны гарантировать право выбора предметов для студентов.

Это не в полной мере реализовано, многие боятся, многие профанируют эту норму и приходится звонить, напоминать и проверять.

Читайте также: Обзор мировых СМИ: крах Европы и брошенная на произвол Украина

Ранее координатор образовательных программ Гражданской сети "Опора" Ольга Стрелюк завила, что действия Генпрокуратуры в отношении руководства Центра оценивания качества образования выглядят попыткой дискредитировать систему независимого тестирования и отвлечь внимание общественности от проблем в стране.

По ее словам, чтобы не допустить срыва вступительной кампании в 2016 году, специалистам нужно уже сейчас разрабатывать новые тесты и изыскивать средства на новое оборудование.

Самое читаемое
    Темы дня