наверх
23.01.202213:21
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Год Порошенко. Андрей Блинов: это год серьезных вызовов и серьезных ошибок

Год президента Порошенко (234)

(обновлено: )97610
В мае 2014 года в Украине прошли внеочередные выборы президента победу на которых одержал Петр Порошенко. В эти дни в Украине подводят итоги непростого, прожитого страной года.

Беседовала Наталья Печорина, РИА Новости Украина

Война на Донбассе, обесценивание и падение гривны, невнятная политика НБУ и отсутствие контроля со стороны Порошенко, повлияли на жизнь каждого гражданина Украины. Экономист, руководитель проекта "Успешная страна" Андрей Блинов ответил на вопросы РИА Новости Украины в связи с итогами первого года президентства Порошенко.

Как вы в общих чертах оцениваете год президентства Порошенко?

— Мне не очень нравится бело-черная характеристика, она цветная. Это очень сложный год, это год, насыщенный с одной стороны вызовами, проблемами, с другой стороны — кучей ошибок, сложным поиском каких-то радикальных и очень простых решений.

Все время — из огня да в полымя, то компромисс, то попытка где-то рубануть с плеча, и это касается любой сферы, в том числе и экономической.

Какую оценку вы бы поставили Порошенко-экономисту, Порошенко-дипломату и Порошенко-главнокомандующему?

— Если по десятибалльной шкале, то в области экономики Порошенко можно ставить четверку. Это даже не середина, то есть не пять. В экономической сфере, безусловно, правительство больше виновато, но президент не смог остановить сценарий тотального финансирования бюджета за счет эмиссии Национального банка. Плюс та чехарда, которую он допустил, связанную с НБУ: это и назначение Кубива, который затянул решение многих вопросов, и первые месяцы работы Валерии Гонтаревой… Сейчас, в апреле-мае 2015 года, в значительной мере мы пожинаем плоды вот именно той политики.

Как дипломату, да, ему можно поставить высокую оценку, потому что, на мой взгляд, он все-таки пытается удержать страну от большой войны, которая грозит прекращением существования страны в ее прежних границах, и по большому счету, большим гражданским конфликтом. Его ориентация на те же минские мирные соглашения — это делает ему честь, как и готовность встречаться лицом к лицу с его главным внешнеполитическим противником Путиным.

По поводу военной ситуации здесь, конечно, больше скажут военные аналитики, но, на мой взгляд, результаты боевых операций 2014 года — начала 15-го года, они, в общем-то, о многом говорят, и здесь высокой оценки, ни в коем случае быть не может. Может быть, это и хорошо для Украины, потому что это позволило Украине не втянуться в действительно большую, кровопролитную войну.

С вашей точки зрения, оправдан ли год проведения АТО? Некоторые считают, что это просто гражданская война.

— Это вопрос не экономический, и тут у меня чисто гражданская позиция. Это — иностранная интервенция с элементами гражданского противостояния внутри страны. Есть аннексия части территории, есть оккупация, в первую очередь я говорю о Крыме.

С другой стороны, совершенно понятно, что внутри страны есть граждане с абсолютно различными позициями, даже не по поводу отношения к государственной власти или конкретным лицам, но и к модели государственного устройства, к идеологическим основам и к коррекции этих самых основ, вплоть до радикального сдвига. И существовавшее гражданское противостояние, к сожалению, стало вооруженным.

Как вы думаете, война быстро закончится, или прекратится уже в каденцию нового президента?

— На мой взгляд, это длительный конфликт. В Украине существует тотальный конфликт, о котором я говорил много раз, он не решен, он приобрел просто радикальные черты и формы.

Конфликт заключается в выборе экономической модели и попытке сбалансировать отношения на европейском континенте и между двумя крупнейшими экономическими объединениями — Таможенным союзом и  Евросоюзом, как зоной свободной торговли. В экспертном сообществе, в общем, есть понимание необходимости работать и быть полноправным членом зоны свободной торговли и на Западе, и на Востоке, чтобы выигрывать. Украина, к сожалению, в какой-то момент своей истории, не без давления и политических ошибок, все-таки начала выбирать модель "или, или". Маятник качнули в одну сторону, он потом понесся в другую, и не исключено, что в какой-то момент он начнет нестись обратно…

Существует определенный конфликт моделей, и в случае выбора "или-или" страна выйдет с большими потерями. Можно это признавать, можно не признавать, но это реальная ситуация. Мы прекрасно понимаем, что те потери, которые сейчас есть в ВВП, в промышленном производстве — они в значительной мере связаны с потерей одного из рынков, и ясно, что модель "или-или" ведет к определенной утрате и технического потенциала, и рынков сбыта. Возможно, в будущем приведет и к некоторым миграционным особенностям, к активной миграции трудоспособного населения, которое, возможно, будет отдавать лучшие годы своей жизни на других рынках и в других странах.

Как вы считаете, кризис в Украине, обнищание населения — это последствия войны, или политики Порошенко внутри страны?

— Ситуация смешанная, причин очень много. Был ли кризис унаследован с 2012-2013-го года? Да, безусловно, Украина с третьего квартала 2012 года переживает непрерывный экономически спад. Другое дело, что он выражался в небольших процентах, но он был.

Активно ли шли инвестиции последние годы, включая первый год каденции Петра Алексеевича? Безусловно, нет. Сыграла ли свою роль война? Да. Это и потери ряда основных мощностей, а также доверия инвесторов и готовности работать со страной, в которой неизвестно что произойдет в целом или с ее отдельными территориями. Все это дополнительные риски.

Несет ли президент ответственность за политику НБУ и девальвацию гривны?

— Безусловно, да. Конечно, глава НБУ утверждается и подотчетен парламенту, но политически глава Национального банка Украины всегда в первую очередь зависел от президента Украины, и никогда не было такого, что главой НБУ был человек, который не устраивал президента.

Кроме того, контроль и некоторые вопросы деятельности Нацбанка осуществляются со стороны совета НБУ, куда входят люди не только по квоте парламента, но и по квоте президента. Соответственно, президент несет юридическую ответственность за то, что происходит. Ну и, на мой взгляд, он несет ответственность в гражданском порядке. Конечно, глава государства не должен отвечать за каждую яму и за упавшее дерево, но за ключевые решения по социальным и экономическим вопросам всегда отвечает президент, он несет в первую очередь политическую ответственность. Рано или поздно эта ответственность всегда наступает, она наступает на выборах, либо каким-то иным способом, если выборы провести невозможно.

Получит ли Украина долгожданные преференции от ЕС, безвизовый режим, возможно ли членство до окончания срока президентства Порошенко, заработает ли зона свободной торговли с Евросоюзом?

— Многое из этого уже произошло. Мы знаем, что фактически зона свободной торговли с ЕС работает в одностороннем режиме с мая 2014 года. Свыше 90% украинских товаров поставляется на территорию ЕС беспошлинно. Причем это режим односторонний, поскольку Украина пошлины отменит не раньше 2016 года.

Второй момент, который состоялся, — это вопросы, связанные с кредитованием Европой Украины. Украине в какой-то мере удалось навязать Европе повестку дня, что украинские граждане боролись и даже умирали под флагом ЕС, и Европейский Союз на сегодняшний день чувствует определенную моральную ответственность, и какие-то деньги в виде кредитов или грантов все-таки поступают в Украину. Нельзя сказать, что эта помощь масштабная по сравнению с желаемой, но, тем не менее, техническая помощь в ряде реформ осуществляется, и именно Европа в значительной мере финансирует работу различных консультантов в рамках подготовки программ реформ. Например, проектный офис финансируется, например, ЕБРР. Очень часто выделяются не кредиты, а гранты, за которые украинская сторона должна максимум только отчитаться, то есть это не является возвратным долгом. К тому же, Европа наравне с США выделяет и кредитные средства, что состоялось.

Есть ожидания, которые не состоялись и вряд ли состоятся в обозримом  будущем. Это снятие визовых барьеров и существенное облегчение визовых процедур. Но здесь очевидные препятствия, связанные с территориальной целостностью Украины. Например, есть жители Крыма, которые, то ли граждане Российской Федерации, то ли граждане Украины, то ли обладатели многих паспортов. Не определен статус восточных рубежей Украины: то ли это граница с ДНР-ЛНР, которую контролирует украинская сторона, или это закрепленная на картах и в госсоглашениях граница с РФ? Сейчас этот вопрос, в общем-то, будет требовать урегулирования, без этого предоставить гражданам континентальной Украины возможность посетить Европу без виз является невозможной. И сейчас мы находимся в визовом вопросе дальше, нежели в 2013 году. Не исключено, что отсутствие безвизового режима может иметь очень большие последствия, ведь это было одно из основных требований и желаний людей, которые поддерживали революцию в 2013-2014 годах — максимально свободные поездки в Европу, снятие виз. Пробуксовка в этом вопросе кому-то уже стала очевидной, кому-то станет очевидной позднее, и не исключено, что это будет вести к каким-то действиям населения… Либо это будет давление на власть, либо решение сделать себе второй паспорт, третий паспорт и так далее. Соответственно, это желание в той или иной форме будет не столь массово возможно, но оно будет и дальше — особенно жителями крупных городов — претворятся в жизнь.

Отношения Украины и ЕС за последний год улучшились, или они были более стабильны при Януковиче?

— Отношения Украины с ЕС, на мой взгляд, находятся в зоне максимальной интенсивности, в целом можно считать, что они улучшились. Однако, фактическая ситуация в отношениях с ЕС, связанная в первую очередь с визами, можно с уровнем жизни, может привести к некому доминированию европессимистов.

На выходе из любого экономического или социально-политического кризиса в любом обществе растет доля людей радикальных взглядов, и их действия могут быть направлены не только против России, но и против, например, Европы как содружества наций.

Вторым аспектом отношений является то, какими будут тренды в Европе в ключевых государствах, таких как Германия и Франция, а также стран Восточной Европы, с которыми у нас более тесные и понятные отношения. Например, если к власти придут лидеры на националистической либо социалистической риторике, и они будут говорить, что мы не должны помогать, кормить украинцев или давать им работу, — это может получать отклик в странах, и в единую позицию ЕС будет вноситься некое разногласие. Мы видим, как соглашение об ассоциации, которое сейчас, по моему, ратифицировали 20 членов ЕС, будет еще долго проходить через парламентское горнило оставшихся государств.

Является ли Кабмин Яценюка внутренним врагом Порошенко?

— Нельзя ставить вопрос, что правительство Яценюка является врагом Порошенко. В правительстве есть значительная квота людей Порошенко — министр энергетики, та же министр финансов и целый ряд людей, например, вице-премьер Зубко — это чистой воды люди президента. Все-таки давайте не забывать, что Кабмин — коалиционный орган.

Имеет ли место политическое противостояние президента и премьера? Да, безусловно. Это вся история украинских отношений за исключением коротких "брачных периодов". В определенный момент именно премьер-министр становился для президента главным врагом и оппонентом. Более того, мы помним, что Ющенко, побывав в кресле премьера, через некоторое время очень быстро стал самым популярным оппозиционным политиком. Точно такая же была ситуация в 1993 году у Леонида Кучмы, хотя именно Кучма начал тот ужасный период гиперинфляции, который уже на посту президента и разгребал. Это относится отчасти и к Виктору Януковичу…

Арсений Яценюк в какой-то мере, наверное, может рассматриваться в среде проевропейской или оранжевой команды как некая сейчас определенная альтернатива Порошенко. И в принципе, долгое время он считался более решительным политиком, нежели Порошенко. Считалось, что он себя меньше запятнал связями с РФ и представителями режима Януковича.

На волне социально-экономических потрясений мы видим, что именно рейтинг Кабмина очень сильно пострадал, в какой-то мере общество, иногда приходя в себя, пугается того радикализма, который есть, но в любом случае, противостояние по линии президент-премьер безусловно существует.

С другой стороны, оппоненты Порошенко-Яценюк это единство и борьба противоположностей. В значительной мере нынешняя коалиция держится на том, что выпадение какого-либо элемента этой системы приведет к ее разрушению. Поэтому, расторжение "политического брака" Порошенко и Яценюка, на мой взгляд, приведет к полному демонтажу системы, дискредитации среди партнеров, таких как США, Европа, возможно МВФ с дальнейшей полной перестройкой конфигурации, в результате которой главными проигравшими сторонами, конечно, оказываются действующие в первую очередь президент и премьер.

Именно поэтому столь важна позиция этих двух людей, но большую роль играет и глава ВР Гройсман, который иногда старается быть неким арбитром между этими двумя политическими тяжеловесами. Коалиция прекрасно понимает, во что она может превратиться в случае политического расставания. Поэтому мне кажется, что сейчас этот закон действует и если не произойдет что-то экстраординарное, то нынешний формат просуществует как минимум до октября 2015 года, если местные выборы действительно будут объявлены и будут проводиться, неважно по какому закону.

Читайте также: Петр Порошенко. Справка

Что Украине наносит больше вреда? Войны политиков или проведение АТО?

— Безусловно, проведение АТО, потому что войны политиков — нормальный, демократический процесс.

Честно говоря, если премьер, президент, и вообще люди во всем согласны друг с другом, имею в виду даже в цивилизационных дебатах, это несколько противоречит природе человека. В обществе должна быть конкуренция, она должна быть и в политической среде. Поэтому я бы не сказал, что у нас в политике есть какая-то такая конкуренция, которая несвойственна каким-то демократическим обществам. Может быть не тот уровень конкуренции, какие-то моральные вещи и так далее. Но это уже зависит от устойчивости общества. Когда идет война, наверное, в меньшей степени можно требовать от человека отставок или покаяний за какие-то прегрешения, за которые люди уходят в отставку где-то в Великобритании или в каких-то более устоявшихся обществах.

Самое читаемое
    Темы дня