наверх
04.07.202206:03
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Порошенко пришло время обсудить проблему Донбасса с Захарченко – Кожара

Донбасс. Переговоры Путин - Керри - Лавров. (516)

(обновлено: )227330
Экс-министр иностранных дел Леонид Кожара убежден, что Украине нужно не рассчитывать на помощь Запада в решении конфликта на Донбассе, а в первую очередь выполнить условия минских соглашений.

Во вторник, 12 мая, в Сочи прошла встреча госсекретаря США Джона Керри с президентом России Владимиром Путиным и министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым, сообщается на сайте Государственного департамента США.

Одна из тем на повестке дня — Украина. 

Согласно сообщениям СМИ, Керри должен был поднять вопрос о присоединении США к переговорам в нормандском формате относительно конфликта в Украине.

При этом Россия намерена настаивать на отказе Вашингтона от поставок оружия Киеву.

Что означает подобная встреча в контексте нынешних отношений России и США, в эфире радиостанции Голос Столицы рассказал экс-министр иностранных дел, чрезвычайный полномочный посол Украины Леонид Кожара.

Насколько важна эта встреча госсекретаря США Джона Керри с президентом РФ Владимиром Путиным, которая происходит в Сочи?

— С 1945 года встречи министров иностранных дел из Москвы и из Вашингтона всегда имели знаковый эффект. И я думаю, на этот раз будет так же. Многое изменилось за последние два года, и я помню, как в 2013 году американская пресса выходила с заголовками о дипломатической победе Москвы. Это когда решался вопрос о действиях Запада по отношению к режиму в Сирии. Тогда всем казалось, что Россия действительно получила дипломатическую победу. Сейчас у России нет такого большого дипломатического преимущества. На сегодняшний день ЕС и США ввели очень глубокие и широкие санкции в отношении России. И если бы эта встреча была два года назад и, например, госсекретарь Керри спросил Лаврова: Сергей, дай мне данные, например, по количеству боевого плутония, произведенного в Бушере на атомном реакторе в Иране. Тот бы ответил: мой друг, отдыхай. На этот раз такого не произойдет, потому что у Лаврова стоит задача смягчить санкции. Поэтому Россия на сегодняшний день более гибкая в геополитических вопросах. А на Ближнем Востоке взрывоопасная ситуация — это Сирия, это Ливия, это также и Йемен. Но главная проблема для американцев — это Иран, так как на Вашингтон давит израильское лобби, и было уже много заявлений со стороны израильского руководства о возможной атаке на иранские ядерные объекты. Сегодня как раз эти проблемы могут быть сняты. На мой взгляд, и Украина является определенной жертвой агрессивной американской политики по получению тех дипломатических преимуществ, которые они обрели за последние годы. Потому что Украина от США и во время событий Майдана, и в предыдущие годы ничего не получила, кроме кредита МВФ. Но Америка получила на сегодняшний день стратегическое преимущество, и я думаю, оно будет использовано в переговорах с российским министром иностранных дел.

Эксперты считают очень важным моментом, что госсекретарь США прибывает в подсанкционную страну к подсанкционным политикам говорить об ослаблении санкций. То, что переговоры проходят в Сочи, а не на нейтральной территории или в Америке — это о чем-то говорит?

— На мой взгляд, место проведения этой встречи не столь символично. Мне кажется, что здесь даже как-то российская сторона навязала свою позицию, потому что если бы госсекретарь был настроен очень агрессивно, он бы поехал в Москву. А здесь по-домашнему он приехал в Сочи. И мне кажется, что во время встречи будет много моментов высшего дипломатического уровня без галстуков. Будет много разговоров наедине, но понятно, что когда существуют официальные санкции Вашингтона против Москвы, громких заявлений не будет. Я считаю, что это будет очень важная встреча. В фокусе под первым номером будет Иран, под вторым — Сирия.

То есть Украине не стоит рассчитывать, что во время этой встречи Америка заявит о подключении к решению вопроса на Донбассе?

— Америка для себя уже все порешала. И Украина никогда не была приоритетом для США. Кстати, я свою дипломатическую карьеру начинал в Вашингтоне, как первый секретарь посольства Украины в США, это первый состав был. Я отслеживаю американскую политику. Америка для себя вопрос решила. На сегодняшний день Россия под санкциями, Америка получила кувалду, и будет бить очень сильно. Но результат, я думаю, будет достигнут, и мы в ближайшие месяцы увидим более гибкую политику России в отношении Ирана.

Недавно были заявления, что представитель США может присоединиться к нормандскому формату. Стоит ли на это рассчитывать на фоне того, что Джон Керри отправился на встречу с представителями РФ?

— У нас уже существует два формата переговоров и никакого результата пока нет. Мне кажется, квинтэссенция общей позиции как раз высказана в двух документах, которые мы знаем, как минские договоренности. И мы видим, что на сегодняшний день ни один пункт еще не выполнен. На мой взгляд, все же наибольшая ответственность здесь лежит на украинской стороне, потому что это наша территория. Если президент сегодня считает себя президентом всей Украины, то он должен быть активной стороной в этом процессе. Я бы привел такой пункт из минских договоренностей, что официальный Киев должен начать непосредственные переговоры с руководителями тех административных территорий, которые сегодня не контролируются Киевом. И что мы видим? Мы еще больше затягиваем петлю, мы называем тех людей террористами. Поэтому, какой бы формат не был, но если сегодня мы не видим конечного результата, то надо понять, чего мы хотим от Донбасса. Мы хотим, чтобы Донбасс был в составе Украины, или мы этого не хотим.

Читайте также: Налогооблажение предприятий Донбасса возрастает — эксперт

Тогда что нужно делать дальше?

— Единственный документ в настоящее время — это минские договоренности. Их надо выполнять. Ничего иного, какой бы мы формат не создавали, на сегодняшний день не будет. И первый шаг должны сделать мы, поскольку Киев сегодня несет всю полноту ответственности. Если бы я мог советовать сегодня киевскому руководству, я посоветовал бы прямые, непосредственные переговоры с лидерами тех территорий.

В каком формате?

— У нас есть президент. Он гарант прав и свобод граждан Украины. Господин Захарченко, который сидит в Донецке — он ведь гражданин Украины? Да. Президент настолько высоко находится, что не может говорить с простыми людьми? В чем здесь проблема? Надо говорить с теми людьми, которые принимают решения непосредственно на местах. Этого сегодня не происходит и об этом, кстати, напоминают нам наши партнеры из ЕС. Они говорят: садитесь, разговаривайте.

Президент Порошенко планирует посетить Германию и просить ЕС о миротворцах. Вопрос поднимается не впервые, мы постоянно слышим либо отказы, либо изменения формулировок. Нам стоит надеяться на то, что Европа предоставит миротворцев?

— Есть уже устоявшиеся мировые механизмы по введению миротворцев, они закреплены и в уставе ООН. Эти механизмы применялись много раз, но они никогда не применялись на территории бывшего СССР. На мой взгляд, это вопрос очень сложный и надо подумать, насколько нам это нужно.

Это касается только миротворческой миссии под эгидой ООН, или есть какие-то другие форматы?

— Есть полицейские миссии ЕС, но полицейские миссии прибывают тогда, когда нет военных действий. И их компетенция совсем другая — они поддерживают конституционный правопорядок, который уже сложился. У нас же ничего еще нет, мы даже на шаг не продвинулись на пути выполнения минских договоренностей, под которыми стоит подпись нашего президента. Когда это будет выполнено, тогда мы сможем говорить. Более того, у нас всегда есть шанс договориться в Украине, без всяких полицейских миссий. Я помню, когда в начале декабря 2013 года тернопольский облсовет заявил о том, что он не будет выполнять указы и законы, принятые в Киеве. Но тогда война не началась, хотя президент страны в то время также мог повести войска на Тернополь. Здесь похожая ситуация — люди выразили свой протест, на который они имеют конституционное право, и сразу пошли войска. Но все равно там остается три миллиона человек. Нам надо понимать, что мы хотим от тех трех миллионов людей? Нам надо выполнить обязательства по отношению ним. Пенсионеры в Донецке не должны страдать от того, что на сегодняшний день здесь происходит. Они заработали право на пенсию, которое гарантировано Конституцией и законодательством. Во-первых, мы должны восстановить взаимосвязи с теми территориями, прежде всего экономические. Во-вторых, полностью выполнить минские соглашения. А вот тогда мы уже можем говорить. Если украинской полиции или милиции — ни в коем случае ВСУ или батальонов — недостаточно для поддержания конституционного порядка на той территории, тогда уже можем говорить с ЕС.

Смотрите также: Первые лица Польши в ходе президентских выборов

В свете президентских выборов в Польше эксперты говорят о возможном изменении градуса наших взаимоотношений. Если Анджей Дуда все-таки одержит победу во втором туре, изменятся ли отношения Украины и Польши?

— На сегодня в Польше очень монолитное сообщество и чрезвычайно монолитная политическая система. Люди в принципе довольны тем курсом, который реализуется последние двадцать лет. Даже политические партии левого спектра и правого имеют почти одинаковые программы. Что касается стратегического курса Польши, то он совершенно не изменится по отношению к Украине и России.

Самое читаемое
    Темы дня