наверх
13.08.202014:34
Курсы валют НБУ
  • USD27.53- 0.07
  • EUR32.40- 0.16

Виктор Шапинов: Новороссия – это элемент разрушения миропорядка

Война на Юго-Востоке (528)

(обновлено: )309795
Виктор Шапинов, один из организаторов Харьковского и Одесского Антимайдана, рассказал о состоянии левого движения в Украине и в Европе, причинах запрета КПУ и о том, как левые противостояли и противостоят фашистским тенденциям.

Виктор Шапинов, один из организаторов Харьковского и Одесского Антимайдана, рассказал о состоянии левого движения в Украине и в Европе, причинах запрета КПУ и о том, как левые противостояли и противостоят фашистским тенденциям. Беседовал Александр Чаленко.

- Последние рейтинги партийных симпатий показывают, что украинские граждане в отличие от 90-х, когда в фаворе были коммунисты, социалисты Александра Мороза и прогрессивные социалисты Натальи Витренко, предпочитают теперь правые партии. У коммунистов, согласно сегодняшним соцопросам, какие-то жалкие 3%. Что касается социалистов и прогрессивных социалистов, то они еще в нулевых сошли с дистанции. При этом, как мы все видим, "ДНР" и "ЛНР" — это Белые проекты, хотя и декларируют, что они антиолигархические и социальные государства. Вот ты, как человек, активно участвовавший в украинском левом движении, как это все объясняешь? 

— Думаю, что главные виновники спада популярности левых в Украине – это верхушка Компартии. Когда Симоненко в 1999 году фактически победил на выборах Кучму, коммунисты почему-то прижали хвост и не стали устраивать своего "майдана", хотя обозленные и ограбленные трудящиеся были готовы выступить. 

После этого люди, особенно на юго-востоке, перестали верить в то, что коммунисты – это бойцы и начали голосовать за Партию регионов – как за меньшее зло. 

Сейчас, когда в Украине де-факто сложилась революционная ситуация, у левых снова появился шанс. 

Я не считаю, что народные республики – это Белый проект. Это демократические и социальные образования, каких бы монархических иллюзий не придерживались отдельные популярные руководители. 

Я и мои товарищи из левой организации "Боротьба" ("Борьба") были и остаемся активнейшими участниками движения на юго-востоке. Само это движение – антиолигархическое и антифашистское, то есть левое по самой своей сути. 

Посмотрите – на блокпостах в "ДНР" – везде красные флаги. Нам левым, важна объективная роль движения, а не то какие флаги или хоругви поднимаются. Если социализм и демократия восторжествуют под "имперским" флагом – не страшно. А вот монархическая архаика только мешает народным республикам мобилизовывать жителей Украины в свою поддержку, дает возможность хунте представлять "сепаратистов" этакими чудаками-реконструкторами, фантазерами. 

Красный Проект в этом смысле был бы гораздо более привлекательным и мобилизующим. Но это может снизить поддержку Новороссии в российских элитах. Возможно, поэтому коммунисты и левые, которые занимают серьезные посты в "ДНР" и "ЛНР", не объявляют социализм и экспроприацию буржуазии – хотя народ на Донбассе поддержал бы это двумя руками. 

- То, что киевские власти решили запретить Компартию – это, конечно, произвол, слов нет. Но как ты считаешь, действительно ли КПУ по своей сути была компартией? Не кажется ли тебе, что Петр Симоненко со своей виллой в Испании (об этом говорил его бывший соратник депутат Александр Голуб) и миллионами не очень похож на коммуниста-ленинца? 

— На самом деле, партия Симоненко была далека от того образа "страшных сепаратистов", который пытается создать киевский режим. 

Несомненно, что члены партии на местах включились в борьбу против правой диктатуры. Но также несомненно, что руководство партии пыталось "слить" массовое движение Антимайдана. 

В самые критические для киевской хунты дни парламентарии от КПУ сидели в национальной парламенте, обеспечивая государственному перевороту видимость демократии. Несколько месяцев продолжались странные и мутные торги симоненковского руководства с новыми властями. За эти же месяцы происходил разгром обкомов и горкомов партии, преследования и даже убийства рядовых коммунистов.

Конечно, КПУ была далека от того представления о коммунистической партии, которое соответствовало бы мировоззрению Маркса и Ленина, Че Гевары и Хо Ши Мина, Мао Цзэдуна и Антонио Грамши. Это была партия с разложившимся руководством, полностью встроенным в политическую систему украинского капитализма, сотрудничавшим на разных этапах с Тимошенко и Януковичем. Это была партия с безвольной и безынициативной кадровой базой, которая не могла или боялась повлиять на обуржуазившуюся верхушку. Это была партия, откуда последовательно вычищались левые марксистские элементы. И конечно, эта партия сделала очень многое для дискредитации левой идеи в Украине.

Однако было бы ошибкой думать, что запрет КПУ "расчистит дорогу для настоящих левых", как написал в социальных сетях один не очень далекий представитель мелкой троцкистской группы. Возможно, и в 1930-е кто-то думал, что запрет Социал-демократической партии Германии Гитлером "расчистит дорогу для настоящих левых". На деле и в Германии 1930-х и в современной Украине запрет "плохой" левой партии расчищает дорогу не для настоящих левых, а для открытой правой диктатуры.

- Почему, несмотря на самый дикий капитализм, который существует на Украине все 23 года независимости, там так и не было создано массового рабочего и профсоюзного движения? 

— Сам удивляюсь, почему? (смеется). На самом деле движение было, были многотысячные походы шахтеров на Киев в первой половине 90-х. Но потом все это вылилось в голосование за Симоненко и постепенный "слив" протеста руководителями компартии. Потом был экономический рост 2000-х, когда каждый работяга думал, что еще вот-вот – и он откроет свой бизнес или возьмет кредит и купит крутую машину. Но в 2008-м настал кризис, после чего стал расти запрос и на левые идеи и на коллективные формы сопротивления. 

Для меня показательной была захватная забастовка на Херсонском машиностроительной заводе, где я был одним из организаторов. Завод хотели закрыть, а людей выбросить на улицу. Мы вместе с работягами захватили здание заводоуправления. После этого и зарплаты выплатили, и завод не стали закрывать. Был еще ряд громких забастовок. Но майдан сместил повестку дня левых к антифашизму.

- Почему некоторые из украинских левых, несмотря на явную ультраправизну и даже на откровенно нацистские проявления, поддержали Евромайдан? Что же случилось с ними?

— Речь идет о мелких группах анархистов и троцкистов – по 5-10 человек. Эти люди привыкли плыть по течению. Любое массовое движение они принимают за революцию, хотя еще со времен итальянского или германского фашизма, да и российского черносотенства известно, что и массовые движения бывают реакционными. 

Забавно, что эти люди пытались выйти на майдан со своими лозунгами, но националисты, задававшие там тон, всякий раз били их и с позором изгоняли. 

Промайдановские левые – это совсем уж экзотика. Но в Украине, да и в России полно левых, которые хотят "держать нейтралитет". Это люди, наивно уравнивающие киевский режим и его оппонентов на основании того, что "и там и там националисты". 

Они полностью игнорируют социальную подоплеку конфликта. Они не хотят видеть, что ВСЯ украинская олигархия на стороне Киева, а врагами Киева оказались работяги Донецка и Луганска. Они не хотят видеть, что Киев предлагает масштабную приватизацию, в то время как Донбасс – пока робко – заявляет о национализации. Они не хотят видеть, на чьей стороне поддержка богатых империалистических стран во главе с США, а на чьей стороне симпатии "третьего мира" и антиимпериалистов. 

В общем, эти люди, даже подчас называя себя левыми, полностью неспособны применить социально-классовый анализ, завещанный Марксом, предпочитая оставаться в мире идеологий, в мире "ложного сознания".

- Расскажи, как "Боротьба" боролась с киевской хунтой и националистами после февральского переворота в Киеве? Как вас преследовали? 

— Мы еще до переворота говорили, что победа Майдана приведет к власти блок ультралибералов и откровенных нацистов. Так и вышло. Националисты с майдана и до своей победы охотились за нашими киевскими товарищами, нескольких избили. Когда они стали властью, решили реализовать лозунг "комуняку на гiляку" ("комунистов на виселицу" — ред,) – около 50 боевиков явились в наш штаб на ул. Коминтерна и разгромили его. Мы предвидели такое развитие событий и заранее эвакуировали все ценное и наших людей. Так что нацисты только поломали столы и порезали плакаты на стенах. 

В Киеве стало невозможна публичная деятельность, и наше центральное руководство переехало в Харьков. Мы стали фактически главными организаторами массовых митингов Антимайдана в Харькове, активисты собирались в нашем офисе. Затем начались аресты. Одного нашего боротьбиста – Дениса Левина – СБУшники пытались арестовать прямо на митинге, но люди отбили его у "охранки", и он убежал прямо в наручниках. Сейчас он в "ДНР". 

В Одессе наш товарищ Алексей Албу, депутат облсовета и координатор местной ячейки "Боротьбы", был одним из лидеров Куликова поля. 2 мая он был в Доме профсоюзов, но ему повезло, он остался жив – только голову разбили. А вот другого моего товарища – Андрею Бражевского – нацисты убили, он выпрыгнул из горящего здания, его добили на земле… 

Сейчас многие наши товарищи вынуждены были уехать из Украины под угрозой ареста или расправы. В Симферополе, в Крыму у нас сложилась целая эмигрантская коммуна. Мы стараемся поддерживать друг друга – создали Центр поддержки антифашистов Украины. Сразу скажу, несмотря на громкие заявления о поддержке Новороссии и сопротивлении хунте, помощи от российских властей и организаций нет. 

- А что один из вождей "Боротьбы" – Сергей Киричук, так пламенно выступавший против евроинтеграции Украины и подписания ею договора об ассоциации с ЕС, делает в Берлине?

— Сергей Киричук – мой друг и товарищ был приглашен в Берлин на конференцию Левой партии Германии. Пока он был там, в Харькове начались аресты. Стало понятно, что вернется он сразу в СИЗО. Сейчас Сергей работает во фракции Левой партии в Бундестаге как консультант по Украине и Восточной Европе. Знаменитая речь одного из лидеров Левой партии Гизи против киевской хунты не состоялась бы, если бы не Киричук. 

Левая партия, кстати, как и "Боротьба", занимает позицию "евроскептиков", считая ЕС продуктом корпораций и бюрократии, полностью антинародным и антисоциальным проектом.

- Как ты считаешь, почему Новороссию и Путина поддержали в основном не левые, а правые партии Европы? Что можно сделать, чтобы убедить Европу поддержать Новороссию?

— На самом деле, поддержали как левые так и правые противники системы. Новороссия – это некий элемент разрушение миропорядка во главе с США. Чтобы поддержка Новороссии росла, прежде всего, нужно меньше хоругвей и имперских флагов. Новороссия – это не дремучее прошлое, а кусочек будущего в настоящем. Важно показать, что Новороссия – это не "русский сепаратизм", это альтернатива людоедскому либеральному капитализму. Вот тогда левые и не только левые в Европе поддержат Народные республики, как поддерживают Кубу, несмотря на всю клевету в отношении Острова свободы в западных СМИ.

- Готовы ли вы вместе со своими коллегами выступить отцами-основателями Коммунистической партии Новороссии? Если да, то какой она должна быть?

— Наши товарищи-боротьбисты в Донецке уже включились в процесс создания Компартии Новороссии. К сожалению, военная ситуация затормозила оформление коммунистов Народных республик в партию. Но потом этот процесс будет продолжен. Надеюсь, что эта компартия будет свободна от пороков КПУ–- соглашательства, предательства, коррупции.

Виктор Шапинов – один из организаторов Харьковского и Одесского Антимайданов. Политолог, экономист, публицист, придерживается  левых взглядов. Автор книги "Империализм от Ленина до Путина". Родился в 1980 году в Подмосковье. С 2005 года постоянно проживает на Украине, активно участвует в политической жизни страны, консультируя как эксперт левые политические силы. Участник движения Социальных форумов. В 2011 году вместе с Сергеем Киричуком, Андреем Манчуком, Алексеем Албу и другими создал левое политическое объединение "Боротьба" ("Борьба"), которое в ходе политического кризиса на Украине 2013-2014 года показало себя как активная политическая сила левого толка.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Ответственность за цитаты, факты и цифры, приведенные в тексте, несет автор.

Самое читаемое
    Темы дня