наверх
17.09.201918:27
Курсы валют НБУ
  • USD24.77+ 0.06
  • EUR27.33- 0.09

Турчинов, Порошенко и минские соглашения: между АТО и войной

Создание "Малороссии". Конец войне?. (811)

(обновлено: )2680155
Принятие закона о "гибридной агрессии" радикальным образом меняет статус и Украины, и России. Соответственно, Минские соглашения теряют какой-либо смысл.

Василий Стоякин, обозреватель

13 июня секретарь СНБОУ Александр Турчинов сделал ряд важных заявлений. В частности, он считает, что режим АТО себя исчерпал и "пришло время перейти к новому формату защиты страны. (…) Не просто признать оккупированными некоторые регионы Донецкой и Луганской областей, но четко, на законодательном уровне определить основы государственной политики по их освобождению. Необходима эффективная технология защиты страны, а для этого законодательно нужно предоставить президенту право применять ВСУ и другие военные формирования против гибридной агрессии со стороны РФ. (…) Уточненный законопроект "О восстановлении государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями Донецкой и Луганской областей" будет представлен президенту, после чего, надеюсь, он оперативно будет внесен в Верховную Раду". При этом такой подход "только усилит фундамент Минских соглашений, поскольку их реализация невозможна без решения вопросов безопасности и без освобождения оккупированной украинской территории".

Об АТО

На нынешнем этапе боевые действия проходят под вывеской АТО, но, как уже неоднократно подчеркивалось, с самого начала АТО не была АТО.

Собственно говоря, АТО прекратилась с того момента, как против Донецка и Луганска были двинуты войска. По-видимому, это предусматривалось решением СНБОУ от 13 апреля 2014 года (текст до сих пор секретный), но отсчет льгот для участников АТО ведется с начала первой волны частичной мобилизации 18 марта.

В соответствии с действовавшей тогда редакцией закона о борьбе с терроризмом армия отвечала только за безопасность собственных объектов. Использование ее против незаконных вооруженных формирований само по себе было грубейшим нарушением закона. Потом, в июне, его задним числом подогнали к существующей реальности обстрелов жилых кварталов тяжелой артиллерией (довольно странный способ бороться с террористами).

С АТО можно было покончить неоднократно. Например, прекращение АТО и введение военного положения очень органично смотрелось бы на фоне заявлений о российской агрессии. Но действия Турчинова тут были лишены даже тени логики – не оказав никакого сопротивления во время оккупации Крыма, он объявил АТО, заявляя одновременно, что на территорию Украины вторглись регулярные российские войска. Прекращение АТО на фоне подписания Минских соглашений было бы воспринято более чем положительно всеми сторонами, но ничего подобного сделано не было.

Читайте также: Трансформация АТО и реакция Рады. Опрос депутатов

О войне

Итак, на протяжении трех лет, непрерывно заявляя о российской агрессии, украинские власти так и не предприняли никаких действий, которые бы были направлены на отражение этой агрессии – не ввели военное положение, не прекратили транспортное сообщение с территорией страны-агрессора (и даже с оккупированной территорией), не разорвали дипломатические отношения… Только заявляли об агрессии и оккупации. В результате, например, оккупированный Крым есть, а вот кто и когда его оккупировал, какие меры были предприняты, чтобы предотвратить оккупацию – непонятно. Кстати, за все эти непонятки несет ответственность Александр Валентинович Турчинов…

И вот теперь, спустя три года, он говорит о необходимости принять закон об отражении гибридной агрессии. Что-то мне подсказывает, что это опять будет полунамек на четвертьобстоятельства. Речь ведь идет о "гибридной" агрессии, т. е. никаких доказательств российского вторжения и нахождения российских войск на территории Украины опять не будет, но будет велено считать, что что-то такое есть.

Скорее всего, предлагаемый проект направлен на то, чтобы обозвать Россию агрессором, но не предпринимать решительных мер по пресечению агрессии, поскольку, например, объявление войны будет негативно воспринято Вашингтоном (не говоря уже о Берлине и Париже). Опять же, брать Москву силами ВСУ – не самая здоровая затея.

Зато можно будет говорить об оккупированных территориях и даже ввести военное положение. Т.е. продолжать войну под новым соусом.

О Минске

Самое забавное в заявлении Турчинова – суждения относительно Минских соглашений. Он то ли вообще не знает, о чем идет речь, то ли сознательно врет.

Во-первых, типичной для украинских политиков выглядит трактовка получения контроля над границей если не непосредственно Украиной, то миссией ОБСЕ, как условия выполнения Минских соглашений. Во всяком случае президент говорит точно то же.

Читайте также: Жданов: ВСУ в зоне АТО — по факту вне закона

Между тем достаточно заглянуть в текст, чтобы обнаружить: получение контроля над границей является не условием, а результатом выполнения Украиной Минских соглашений.

Во-вторых, если, допустим, статус территории ЛДНР как "оккупированной" при большом оптимизме можно счесть тем самым "особым статусом", о котором говорится в соглашениях, то вряд ли удастся согласовать его с властями ЛДНР и Россией.

Я, кстати, подозреваю, что единственный статус, который готовы согласовать с Киевом власти ЛДНР, – статус независимых государств. И то не факт – там ведь своя "партия войны" есть.

В-третьих, из тех же самых Минских соглашений легко узнать, что Украина там вовсе не жертва "гибридной агрессии", а государство в состоянии внутреннего конфликта. Россия же вместе с Германией и Францией является страной-гарантом мирного урегулирования конфликта.

Принятие закона о "гибридной агрессии" радикальным образом меняет статус и Украины, и России. Соответственно, Минские соглашения теряют какой-либо смысл. Надо проводить новые переговоры – уже без участия ЛДНР, но с участием России как стороны переговоров.

Турчинов об этом не говорит, поскольку догадывается – Россия вряд ли согласится на такую роль.

О реальности планов

С внутриполитической точки зрения президент Порошенко в последнее время идет путем уступок "партии войны". Однако пока что эти уступки касаются либо риторики, либо ничего не значащих шагов (как, например, закон о НАТО, который фактически был принят еще в 2014 году, а сейчас только уточнен). Когда речь идет об инициативах, сопровождающихся риском дестабилизации (как, например, церковные законы), президент от решительных шагов уклоняется.

С внешнеполитической точки зрения, очевидно, что позиция Турчинова имеет сильную поддержку на Западе. В частности, за ним вполне может стоять Ангела Меркель.

Читайте также: Новый формат АТО. Турчинов идет на обострение — Золотарев

Однако на Западе нет единства по поводу решения украинского конфликта. В частности, можно не рассчитывать на поддержку США. Скорее всего, неопределенной будет и позиция Франции (Макрон то ли играет роль "доброго следователя" при Меркель, то ли вообще ведет какую-то самостоятельную игру).

В общем то, что мог бы легко и просто проделать Турчинов, намеревающийся пожертвовать Украиной во имя мировой глобалистической революции, вряд ли захочет делать Порошенко, собирающийся еще побыть президентом этой территории, сколько получится (получится, полагаю, пожизненно).

Если же Порошенко все же пойдет на поводу у Турчинова, это будет означать крах Минских соглашений. Произойдет он ко всеобщему облегчению – соглашения давно себя изжили.

Самое читаемое
    Темы дня