наверх
26.05.201813:18
Курсы валют НБУ
  • USD26.11+ 0.03
  • EUR30.62+ 0.08

Тот, кто рискнул отвергнуть американскую версию судьбы его народа

(обновлено: )612210
Лидер "боснийских" сербов времен гражданской войны в БиГ Караджич, осужденный Международным трибуналом по бывшей Югославии на 40 лет заключения за "преступления против человечности", подал апелляцию.
Радован Караджич

Павел Рудяков, эксперт

В начале 1990-х гг. СФР Югославию сотрясли нешуточные внутренние катаклизмы, вылившиеся, в конце концов, в распад государства, взаимную вражду и ненависть между бывшими участниками общего федеративного проекта под лозунгом "братства и единства", вооруженные столкновения в Словении, Хорватии, гражданскую войну в Боснии и Герцеговине. Крайне жестокое даже по меркам известных своими крутыми нравами Балкан, страшное, кровавое столкновение противоборствующих сторон вышло за рамки реальной действительности, распространившись на действительность виртуальную. Конфликты и войну в их собственно материальном виде дополнило противостояние образов конфликтов и войны. Невидимый фронт идей и представлений оказался не менее важным и значимым, чем видимый, тот, где друг против друга боролись вооруженные группы людей, а затем и армии. Информационно-пропагандистская составляющая во все времена была одной из ключевых составляющих войны. В новейшей истории она приобрела еще более весомое значение. Настолько весомое, что мифология войны оказалась куда существенней, чем ее действительный ход. Пропагандистский миф победил историческую правду, обеспечив поражение Добра и победу Зла, представившего себя Добром.

В процессе распада Югославии Босния и Герцеговина превратилась в полигон тестирования практических возможностей новой политики США, которую они взялись проводить по окончании "холодной войны", почувствовав себя единоличными хозяевами мира, основателями "нового мирового порядка", ради установления которого им позволено вершить судьбы мира и перекраивать карту Европы. Кровь и слезы тут лились рекой. Профессор Университета в Манчестере Оливер Ричмонд, выступая недавно с лекцией в Белграде, высказал мнение о том, что на Балканах в целом и в БиГ в частности осуществлялась политика "международного интервенционизма", последствия которой для региона оказались губительны.

Безжалостное колесо большой политики и мировой истории катком прокатилось по судьбам миллионов людей,  не оставив в стороне никого из них. Одним из ярких и поучительных примеров того, как это происходило и произошло, служит история Радована Караджича, лидера боснийских сербов, то есть сербов, проживавших на территории Боснии и Герцеговины. В ней столько драматизма, граничащего с трагизмом, столько психологии, накала страстей и эпического размаха, что она, по моему глубокому убеждению, заслуживает увековечивания пером как минимум Льва Толстого или Федора Достоевского. 

В свое время Караджич, согласившись по ряду обстоятельств и соображений на компромисс с Вашингтоном, пошел на вынужденный компромисс с американцами. 

Он ушел из политики, не выдвинув свою кандидатуру на президентских выборах в Республике Сербской, на которых был безусловны фаворитом, в обмен на гарантии того, что будет ослаблено давление на его государственное образование и что его самого не будут преследовать за "грехи", приписанные ему Западом. Гарантии давали США на самом высоком уровне. США же об этих гарантиях и "забыли" несколько лет спустя, когда то ли в Государственном департаменте, то ли в Белом доме, то ли в ЦРУ сочли такой поворот выгодным для себя. Караджич был арестован в Белграде и передан в руки Международному трибуналу по бывшей Югославии в Гааге. Позиция этого органа хорошо известна: сербы в глазах его судей были виноваты всегда и во всем, что творилось на Балканах в конце прошлого века. Караджича признали виновным, "оценив" его вину в сорокалетнее тюремное заключение. Он с приговором не согласился, подав апелляцию. Пока шли формальные процедуры, МТБЮ прекратил свое существование, делами же, оставшимися не закрытыми, стала заниматься новая структура – Международный остаточный механизм для уголовных трибуналов (МОМУТ) в Гааге. 23 апреля тут приступили к рассмотрению апелляции на приговор Караджичу, поданную стороной защиты. Судебные слушания продлились два дня. Ожидается, что решение по апелляции будет принято до конца текущего года.

Читайте также: Проблемы Боснии: одна страна, два энтитета, три народа

Положа руку на сердце придется признать, что апелляция Караджича практически не имеет шансов на то, чтобы быть удовлетворенной хотя бы отчасти. Так же, как с точки зрения Древнего Рима, Карфаген должен был быть разрушен, так и лидер боснийских сербов, по мнению американцев, должен быть в любом случае осужден. Сербы, как боснийские, так и все остальные, в ходе распада Югославии пострадали сильнее других народов, оказавшись самыми большими жертвами Балканского кризиса. По иронии судьбы, именно на них за океаном решено было возложить ответственность и вину за все то, что творилось в бывших югославских республиках. Сняв ее тем самым с настоящих "творцов" хаоса и кровопролития.

Сам Караджич прекрасно это осознает. Неслучайно свою апелляцию он и защита построили не на опровержении каких-то конкретных обвинений в его адрес, а на отрицании в целом той картины событий двадцатипятилетней давности, на которой была построена линия обвинения. Боснийские сербы, как справедливо полагает их бывший лидер, не планировали и не проводили в Боснии геноцид в отношении мусульманского и хорватского населения, не совершали большинства из военных преступлений и преступлений против человечности, которые им приписываются. Они защищали себя и свои права, отражая агрессию по отношению к ним. "Гражданскую войну в Боснии  спровоцировали и развязали боснийские мусульмане, ведомые Али Изетбеговичем при попустительстве и поддержке со стороны Соединенных Штатов, – заявил Караджич, выступая с обоснованием своей апелляции. Обвинения же в адрес его народа и его самого в "коллективной преступной деятельности, направленной на насильственное изгнание мусульман и хорватов со значительных частей территории БиГ с целью установления там сербского доминирования", назвал "мифом, требующим развенчания".

В 1990-е Караджич, взяв на себя ответственность за борьбу своего народа за право остаться жить на своей земле и за свою свободу, повел его в бой против агрессивных оппонентов. Теперь он опять идет на риск: только на сей раз в войне не реальной, а виртуальной, той, что ведется не за плацдармы и территории, а за умы людей и человеческих коллективов. Сначала, как известно, было слово. В современном мире глобальных коммуникаций и информационных технологий эта истина приобретает особую актуальность, поворачивая к людям неожиданной стороной. Чтобы изменить свою судьбу в настоящем, тем, кто к этому стремиться, надо непременно переосмыслить прошлое. И, к тому же, заставить это сделать всех остальных. По-хорошему ли или по-плохому, но заставить. На сегодняшний день в мировом общественном сознании и международном правовом пространстве сербы в целом и лидер боснийских сербов в частности – преступники, уличенные в самых страшных из известных нам преступлениях. Это – в мифологии, разработанной и внедренной американцами, которые, что там греха таить, доминируют в информационном поле. В действительности все гораздо сложнее. Вот для того чтобы раскрыть эту сложность Караджич в свои семьдесят два года и идет в новый бой. Безумству храбрых поем мы песни!       

Самое читаемое
    Темы дня